BelKamFish

Ловля осторожных и пугливых язей

Осторожные язи

До чего же пугливы и осторожны эти рыбы — язи! Но речь не о тех язятах, которых удается поймать на утренней зорьке по 10 - 15 штук весом 200 - 300 граммов, а о крупных больших сородичах весом по полтора килограмма. Им-то мы и посвещаем эти заметки.

Едва солнце поднялось над прибрежным ивняком и поплыли над водой клочья тумана, на Ушне стала «плавиться» рыба. Вездесущие уклейки беспрерывно атаковали брошенную им корочку хлеба, дружно толкали ее подальше от берега и отщипывали намокающие кусочки, крутясь так, что «вскипала» вода.

И вдруг - р-раз! Мелочь выпрыгнула из воды, бросаясь в разные стороны. Это из глубины показался язь — да какой огромный! Как тут не испугаться мелюзге! Он осторожно поддел носом еще не разорванную на куски корку, притопил. От нее поплыли крошки, которые мгновенно оказались в приоткрытой пасти рыбины. Неторопливо развернувшись, словно позируя перед людьми, язь схватил корку и скрылся опять в глубине.
— Ну и здоров язина! Если такой попадется на удочку, пожалуй, и не вытащишь.
— Если бы, да кабы... Размечтались! Но только б клюнул...

Однако надо попробовать. Бросаю в воду две корки хлеба. Уклейки тут как тут. Опять начали возню. И снова среди них паника. На этот раз их испугали уже два язя. Каждому досталось по корке, которые они тут же начали и мочить, и топить, и закусывать.

От неосторожного моего движения язи беззвучно ушли вниз.

Надо что-то предпринимать. Бросаю в воду пару пригоршень прикормки (смесь перловки, пшена, «геркулеса», жмыха), забрасываю удочку с насаженным на крючок опарышем. Глубина — почти два метра. Поплавок медленно смещается по течению. Ловлю «в проводку». Два заброса впустую. На третьем поплавок немного притонул. Выхватываю из воды крупненькую уклейку. Следующий заброс - опять уклейка!

Надо же! Верховая рыба, а опустилась на дно. Видно, каша моя пришлась ей по вкусу. Ну и мне вы не будете лишними! И я увлеченно стал таскать приятных рыбешек. И вот поплавок повел себя иначе: вначале проплыл какую-то дистанцию и замер. Я все же потянул импульсивно удочку вверх — не тут-то было! Бедная телескопичка! Сначала сдержала несколько сильных потяжек, спружинила и помогла вывести язя на поверхность. Но как только тот хватанул разинутой пастью воздух, почувствовал, что попался и начал яростно сопротивляться. Сначала крутнулся кульбитом-колесом, поднимая каскад брызг, затем словно на воздушной подушке прошелся по воде... и дзык! Удилище треснуло, яркий его кончик — хлыст обломился и поплыл прочь от берега. Вместе с ним ушла и рыба.

Переведя дух, с испорченным настроением продолжил ловлю. И хотя мой садок в то утро пополнился еще двумя десятками сорожек, несколькими язятами и уклейками, тот злополучный язь так и стоит перед глазами, не давая забыть о себе ни днем, ни ночью.

<<< Вернуться в раздел