BelKamFish

Рыбалка на реке Шексна

Шексна
Августовский лещ

Августовский лещ

В первой половине лета теплая погода в наших краях еще неустойчива, но к концу июля - началу августа вода в реках и озерах прогревается окончательно. В это время клев хищников — щуки, крупного окуня и судака — ослабевает, и можно всецело перейти на охоту за белой рыбой, самым ценным трофеем из которой считается крупный лещ.
Активность леща в первые две недели августа, напротив, очень высока: он уверенно берет не только на утренней заре, но и практически в любое время суток, безбоязненно подходит к берегу, заглядывает в устья некрупных речек, гуляет на мелководье.
Обилие растительной пищи не заменяет ему нехватку животного корма: лёт насекомых уже прошел, уровень воды в ручьях, смывающих в крупные реки и озера всякую ползающую и летающую живность, значительно упал. Так что предложить осанистому лакомке аппетитного червя - одного крупного, а лучше всего клубок мелких — будет в это время как нельзя кстати.
Что касается снастей, то здесь спору нет — выбирайте донку и не ошибетесь. Разновидностей ее много - от классической, в один крючок, забрасываемой с берега вручную, до сложных конструкций с резиновым амортизатором и поплавком, регулирующим глубину погружения насадки.
Я предпочитаю донную ловлю бортовой удочкой. Она не только добычлива, но и по-своему романтична: мне нравится возиться с лодкой и веслами, по едва заметным огням на противоположном берегу определять направление заброса шнура с камнем и кормушки с кашей посреди темнеющего водоема, а затем на рассвете выплывать в облако тумана, чтобы лично увидеть уверенную — снизу вверх — поклевку крупного леща.
За лещом мы обычно ездим на Волго-Балт, трасса которого южнее Белого озера совпадает со старым руслом реки Шексны.
В этот раз мы собрались на рыбалку втроем: я и мои друзья Дмитрий и Анна. Остальные охотники на лещей разъехались кто куда по отпускам - август.
Преодолев около 80 км по трассе Вологда-Череповец и свернув перед пос.Шексна направо, мы проехали еще пару десятков километров вдоль Волго-Балта и остановились около фермы, чтобы накопать червей. Лучше всего искать их в соломенной подстилке из коровников или просто в земле поблизости. А вот в самом навозе, вопреки названию, черви не живут.
Несмотря на то, что наживку мы копаем всегда на одних и тех же фермах и вроде бы знаем «уловистые» места, иногда червей там не оказывается. Бывает, например, что солому недавно переворошили трактором и все они сбежали от солнечного света куда-нибудь еще.
Вот и сейчас мы возились с добыванием червей очень долго: поднимая один за одним плотные, в меру прелые соломенные пласты, обнаруживали лишь от силы десятка два. Для ловли леща этого недостаточно, а если еще про донки проведает нахальный ерш...
Мы крутились вокруг фермы уже почти час, а наши холщовые мешочки под насадку все еще были почти пустыми. (Мешочки под червей из «дышащей» натуральной ткани - это как раз то, что надо. Их можно сшить самим, а из уже готовых идеально подходят те, в которых инкассируют металлическую мелочь. Мне такие удалось раздобыть через знакомых.)
Наконец мы обнаружили червей, причем в самом неожиданном месте - на бетонных плитах под тонким слоем сена. Что в этом в общем-то сухом месте делало целое скопище превосходных юрких червей цвета грунтовки, было совершенно непонятно. Когда нас, стоящих на сене на четвереньках и радостно грузящих долгожданную добычу в мешочки, обнаружил Дима, он уверял, что от восторга мы даже похрюкивали...
И вот, наконец, берег Шексны. Вода чернела в сумерках, низкий остров порос кустарником. По берегу тянулось длинное поле, которое через пару километров упираюсь в лес. Там, на опушке, мы и обустроили рыболовный лагерь. В поле тут и там были видны рулоны сена — только что закончился сенокос.
Волго-Балт здесь довольно узок, и фарватер расположен гораздо ближе к берегу, чем в других посещаемых рыболовами местах, таких, например, как Горицы или Топорня. Падение донного рельефа при приближении к фарватеру происходит резко, именно этот свал и есть излюбленное местообитание леща. Глубина здесь около 11 м.
Лещ есть, конечно, и на меньших глубинах, но там он гораздо малочисленнее, и кроме того, с ним соседствуют стаи ерша, который порой просто не подпускает леща к насадке.
О том, как ершиное теребление насадки и воровство червей раздражают самих рыболовов, я промолчу. Никому не хочется подсекать в ответ на судорожное приплясывание кивка и выбирать 11 м лески, чтобы в итоге поприветствовать мелкого пучеглазого воришку. А если не подсекать — через полминуты крючок окажется гарантированно пустым. Поэтому приходится прибегать к третьему, на первый взгляд, довольно опасному варианту — переставлять лодку на максимальную глубину, поближе к кораблям. Ерша здесь гораздо меньше, да и лещ крупнее, но наблюдателю с берега становится не по себе, когда бок о бок с лодкой проходит громадина «Волга-Дон» или баржа с буксиром. Впрочем, повторюсь, опасным это кажется только с берега, сама же лодка все еще находится на безопасном от судна расстоянии, в чем можно убедиться, находясь в ней, так что можно рыбачить спокойно.
Отмотав полторы сотни метров пропиленового шнура перпендикулярно берегу, дальний конец мы заякорили камнем вблизи фарватера, после чего привязали к шнуру две кормушки с кашей: одну, «стратегическую» лещовую — на той самой глубине в 11 м, вторую, «тактическую» — на 5 м, ловить зимней удочкой мелочь на уху.
Впрочем, бывали случаи, что и на «тактическую» подходил неплохой лещ, весом более 1 кг, и уверенно атаковал мелкую мормышку с обрывком червя. Только вот вытаскивать его приходилось на леску диаметром 0,12 мм! Большей частью мне это удавалось, но пару раз не повезло. Зато с густерой, подлещиком, сорогой и некрупным окунем никаких проблем не возникало.
Как правило, нескольких ночных часов достаточно, чтобы у кормушки с кашей собрался десяток-другой лещей. Главное — не расслабиться и не проспать зорьку, особенно если под утро начнет усыпляюще стучать по палатке небольшой дождик или реку и лагерь затянет туманом.
Так и случилось: с рассветом за пологом палатки лежало густое белое «молоко». Подбросив в костер дров, достаю из отсыревшего чехла лещовые удочки — короткие бортовые с небольшими инерционными катушками, поскольку скорость вываживания здесь никакого значения не имеет. По леске диаметром 0,3 мм свободно ходит классическое грузило-«оливка», ограниченное в 30 см от крючка стопорной «дробинкой». Правда, мягкий свинец, из которого изготовлены грузила-«дробинки», то и дело подводит - зажим ослабляется и сползает под тяжестью «оливки» к крючку, поэтому имеет смысл либо поставить пластиковый ограничитель, либо привязать вертлюжок с поводком.
Надувные лодки, подготовленные с вечера, тоже необходимо подкачать: за ночь воздух в них охладился и сжался. Резиновые подушки-пуфики избавляем от сырости, подняв повыше над огнем костра — сидеть будет сухо и тепло. Не забыть садок, подсачек и плащи на случай дождя. И, конечно же, с такими сложностями добытую наживку, которая, крепко завязанная тесемкой, ночует на привилегированном месте — под палаточным тентом.
Отплываем! Кажется, что раздвигаешь веслами не только воду; но и туман, клочки которого прихотливо крутятся вокруг лодки. Основную массу тумана порождает именно река: вода в ней на ощупь почти горячая! «Тактическую» кормушку мы благополучно пропускаем - вперед, на леща!
Долго перебираем руками шнур. Естественный вопрос любого новичка: «А под пароход не угодим?» Нет, не угодим, дистанция выверена еще вечером. Но рокот моторов и гудки в слепом белом облаке впечатляют...
А вот и шнур дальней кормушки. С легким стрекотом разматываются катушки. Чуть наклонившись, кивки замирают - значит, основное грузило лежит на дне вполнатяга, как и должно быть.
Тишина. Даже чайки не кричат. С приподнятого из воды шнура падают редкие крупные капли и почти не дают кругов. Все замерло, притихли и мы, ожидая поклевку.
И — вот она! Анин сторожок шевельнулся и, подрагивая, поднялся вверх. «Глубокий вдох, считай до трех! И тащи!» И вот она уже сноровисто укладывает леску в лодку: «Есть, что-то тяжелое».
Женщинам объяснять технологию вываживания на бортовую удочку проще простого: «Складываешь леску на колени, как нитки мулине» - и никаких «бород» не будет.
Опускаю в воду подсачек. «Что-то тяжелое» оказалось вполне приличным лещом, где-то на 1,2 кг. С почином!
Дальше настал черед радоваться нам с Дмитрием, причем его поклевку первым увидел я, а мою — он. Лещи были тех же размеров, как на подбор. Затем попался лещ-экстремист: сначала кивок заходил ходуном, как трамплин после прыжка в воду, леска натянулась, ослабла и вновь натянулась, потом ее рванули по-щучьи, и напоследок лещ, сверкая плавником, поплыл от лодки по самой поверхности. Когда же я укоризненно потянул за леску - давай, мол, назад, он демонстративно разлегся на боку, вальяжно шевеля плавниками: «Ну, тащи, раз очень надо...»
К моменту, когда туман рассеялся, садок весьма потяжелел: 11 лещей, общий вес которых явно превышал 11 кг. Попался пробегавший мимо полукилограммовый язь. Неудивительно, впрочем, ведь в нашей каше был горох, а язь питает к нему слабость.
Кто ловил, знает, что при вываживании язь — ох и не подарок! Поднимаясь с глубины, он умудрился запутать две удочки и обмотать леской кормушку. Просто каким-то чудом я дотянул этого силового акробата до поверхности и «сдал» в садок.
К слову сказать, здесь, на Шексне, попадается довольно много разных видов рыб. Судак не прочь обрезать леску, поэтому желателен плетеный поводок.
Лет десять назад здесь, на этом самом месте, пучком червей заинтересовалась крупная щука. Историю завязавшегося единоборства увлекательно описал в «Рыболове» 4/1998 мой хороший знакомый Анатолий Синягов.
Самая крупная из виденных мной сорог тоже была поймана здесь — весила она около 1 кг, а чешуя ее была шероховатой, как рашпиль.
Другой мой товарищ выловил здесь на спиннинг жереха, что в общем-то для Вологодчины редкость. А на чуть меньшей глубине мне попалась и вовсе экзотическая для наших мест рыба — чехонь.
Она наверняка забралась к нам через Рыбинку из Волги. Далеко занесло путешественницу, но, кажется, то лето было еще и необычно жарким. Посмотреть на пресловутую «саблю» сбежались все окрестные рыболовы. Естественно, прямая дорога ей была в коптилку... Так же, как и нашим сегодняшним лещам.
Вычистив и сполоснув водой добычу, мы натерли ее солью и раздвинули брюшки небольшими ольховыми палочками, а на дно коптилки набросали той же ольховой стружки. Через полчаса чудный запах из-под крышки возвестил, что пора доставать из рюкзаков пивные кружки...
Потом были вечерняя и еще одна утренняя зорька. Лещ продолжал нас радовать «королевскими» поклевками и приятной трофейной тяжестью. Что и говорить, рыбалка удалась.
И, разумеется, была еще уха. Ведь все это время ерши, сорога и окуни исправно поджидали нас у «пятиметровой» кормушки.

Что и говорить, рыбалка удалась

<<< Вернуться в раздел