BelKamFish

Рыбалка на Сейшельских островах

Сейшелы: лучшая рыбалка в тропиках

Сейшелы: лучшая рыбалка в тропиках

На Сейшелы выбор организатора этой поездки – питерской турфирмы ГЕО – пал благодаря рассказам о рыбалке знакомых, хорошо известных в этом городе рыболовов, которые побывали там уже не раз и в один голос утверждали, что это место – истинный рай для спиннингистов и нахлыстовиков.

На подготовку поездки ушел целый год. И вот мы летим на Сейшельские острова. Наверное, каждому из нас хочется «большой и чистой... рыбалки» - в смысле большой рыбы в чистой океанской воде. Так и мы, вдоволь наловившись в Скандинавии, решили переключиться на экзотических морских гигантов, обитающих в тропических морях. В команду вошли авторы из строк и еще трое рыболовов - Михаил и Яков из Москвы и Илья из Тольятти.

Катарские авиалинии (а мы делали пересадку в столице этой страны Дохи) показали высокий класс, начиная от новеньких аэробусов и кончая низкими ценами на билеты (сопоставимыми с ценами Аэрофлота, например, до Иркутска). Общее время полета составило 4,5 часа от Москвы до Дохи и 4,5 часа оттуда до столицы Сейшел Виктории.

При заходе на посадку казалось, что наш самолет хочет приводниться, а не приземлиться. Лишь на последних метрах показалась взлетно-посадочная полоса, и вдоль всего тормозного пути аэробуса волны накатывали на нее буквально в нескольких шагах от дымящегося после нагрузки шасси...

На аэровокзале нас ждал досмотр с пристрастием. На островах категорически запрещена подводная охота, но многие наши соотечественники не раз нарушали местный закон, чем и настроили тамошних таможенников настороженно по отношению к русским. Особенно подозрительными им показались связанные в охапку тубусы с удилищами, и только после тщательной проверки буквально каждого колена всех спиннингов бдительные сейшельцы успокоились.

Получив в свой загранпаспорт сочную печать в виде кокоса - символа Сейшел - мы поехали в гостиницу, где нам предстояло провести полтора дня в ожидании последнего перелета - к атоллу Фархуа. Это время мы посвятили исследованиям острова Маэ, самого крупного из Сейшельских островов.

Сейшелы включают в себя приблизительно 115 островов, находящихся в 1600 км от берегов Восточной Африки. Три центральных острова - Маэ, Праслин и Ла Диг - и еще несколько небольших - гранитные, они имеют общее название Inner islands, в то время как отдаленные острова, из коралловых атоллов, называются Outer islands.

Из всех островов архипелага только два десятка обитаемы, и население на некоторых из них можно сосчитать по пальцам. Всего здесь живет около 82 тыс. человек (из них на самом большом острове - Маэ - примерно 72 тыс.), и при этом острова посещают почти 120 тыс. человек в год.

Понятно, что сохранение природы, ради которой люди посещают Сейшелы, требует регулирования числа туристов, хотя они дают стране 75% всего валютного дохода. И дальновидное правительство твердо придерживается политики ограничения туризма на архипелаге.

Ранним утром, когда солнце еще не успело выйти из-за горизонта, автобус отеля доставил нас к ангару аэропорта, где базируются самолеты местных авиалиний - и двухместные малютки, и громадный по сравнению с ними 12-местный «Дуглас», который и должен был перевезти нашу группу на атолл. Перед погрузкой в самолет взвесили весь наш багаж, затем и нас самих, чтобы, как объяснили нам сотрудники аэропорта, правильно сбалансировать самолет и точно знать, сколько заливать горючего.

Трактор, преодолев 300 м грунтовки, вытянул наш «авиалайнер» на финишную прямую - взлетную полосу. Надо сказать, что местные авиарейсы осуществляются только в светлое время суток, чтобы пилоты при взлете и посадке отчетливо видели, где взлетать и садиться. Аэродромы на атоллах не освещены посадочными огнями и не оснащены навигационными приборами, исключение составляет лишь аэропорт в столице.

Второй рассвет на Сейшелах мы встречали в небе над островами. Наш «Дуглас» быстро забрался на высоту 7000 м и с крейсерской скоростью (примерно 600 км/час) за полтора часа долетел до атолла Фархуа. Два пилота, которые должны были управлять самолетом, практически не принимали участия в этом процессе, а занимались своими делами, сдав свои полномочия автопилоту. И только когда в океане появилось полоска суши, инициатива перешла на их сторону.

На земле нас уже ждал трансфер, состоящий из двух тракторов: один был предназначен для багажа, а другой - исключительно для VIP-персон, то есть для нас. В тенистой прохладе аэропорта (его роль выполнял деревянный навес, соструганный на скорую руку, и пара пеньков от срубленных деревьев) топталась группа рыболовов из Америки, которые этим же рейсом возвращались на Маэ после недельного плаванья. Глаза американцев горели от восторга, а разведенные руки пытались хоть как-то показать средний размер барракуд и каранксов, доставшихся им в качестве трофеев.

Распрощавшись с собратьями по интересу и погрузившись в тележки тракторов, мы отправились на встречу с неизведанным.

Кокосовые пальмы неторопливо проплывали мимо, пока кортеж из двух тракторов вез русскую группу рыболовов на другой конец острова. Когда-то эти плантации приносили неплохой доход местной деревушке, а сейчас здесь занимаются по старинке рыболовством и строят небольшие бунгало для будущих туристов.

На другом конце острова нас уже ожидали моторные лодки, на которых мы быстро достигли конечного места нашей диспозиции в этом путешествии - яхты... На ней мы и собирались отправиться к необитаемым островам атолла Провиденс. В нашем распоряжении было шесть полноценных рыболовных дней.

А.Щ. Пока яхта стояла на рейде и заправлялась горючим и продовольствием, мне не терпелось понырять и посмотреть, что же здесь делается под водой, - кого именно предстоит снимать, какая видимость, и т.д.
Увы, после нескольких погружений в воду у меня сложилось впечатление, что я попал в рыбьи ясли. Рыбы много, но вся она была слишком мелкой, груперы не дотягивали до ладони, а коралловые рыбки чуть превышали указательный палец.
После часа обныривания подводной гряды я вдруг ощутил на себе чей-то взгляд. В расщелине притаился полуметровый осьминог, его два больших глаза пристально изучали меня. Его способность менять форму и окраску буквально завораживали. Но в целом настроение после увиденного упало: стоило ли для этого ехать за тридевять земель...

Ближе к вечеру яхта снялась с якоря и взяла курс на остров Провиденс Банк. От атолла Фархуа до следующего клочка суши - около 80 км, для нашего судна постройки начала прошлого века это означало 10 часов ходу. И пока морская болезнь не покосила наши ряды, рыболовы наконец-то приступили к сбору снастей.

Л.К. Готовясь к этой рыбалке, мы понимали, что к выбору снастей и снаряжения для такого достаточно сложного и затратного путешествия надо отнестись с особой тщательностью. Конечно, всем хотелось, чтобы одежда, снасти, аксессуары были самыми лучшими, от известных фирм, но все это, как вы понимаете, стоит довольно дорого. Поэтому мы исходили из того, какими именно должны быть основные характеристики того или иного элемента нашей экипировки, чтобы каждый мог сам решать, может ли он себе позволить лучшее из лучшего или ему надо искать аналог подешевле. Так поступил и я (надо признаться, что сейчас я бы внес в свой выбор определенные коррективы).
Итак, начнем со снастей.
Сегодня на рынок рыболовного снаряжения пришли снасти узкой специализации, предназначенные для конкретного способа ловли. Не стала исключением и морская ловля на поппер, которой мы собирались заняться. Законодатели моды здесь японцы, правда, их удилища довольно дороги и трудны в транспортировке при таких сложных многопересадочных путешествиях.
На эту рыбалку я взял удилище длиной 2,4 м из композита, с обозначенным тестом до 300 г, который был явно завышен. Увы, как показала практика, его мощности для поимки действительно крупной рыбы не хватило. Но на самом деле приобретение нужных удилищ не проблема, в наших магазинах можно найти много подобных изделий.
Катушка должна быть мощной, по классификации SHIMANO от 8000 (идеально 10000), со вместительной шпулей и высоким передаточным числом, примерно 6,0:1. Но такое число вряд ли встретишь на недорогих моделях. Мы использовали катушки SHIMANO Navy 8000 и Ultegra 10000.
Шнур я выбрал TUF-LINE с разрывной нагрузкой 80 lb и 100 lb (3 бобины по 1 км). В моем представлении этого достаточно, но сразу скажу: единства мнений в отношении снастей у нас не было. Некоторые мои друзья считали, что снасти должны быть мощнее. Я думаю, что в первую очередь выбор зависит от предпочтений конкретного рыболова: кто-то любит снасть поделикатней, кто-то - понадежней. Всего мы взяли по два комплекта снастей на каждого.
Самым слабым элементом оказался поводок. Для него сначала использовался поводковый материал с разрывной нагрузкой 45 кг, скрученный вдвое. Как оказалось впоследствии, этого было явно недостаточно. Поставили шок-лидер из мощной монофильной лески мощностью 150 lb, чрезвычайно прочной, что, увы, не спасло ее от зубов барракуды. Потом в дело пошли скрученный вдвое стальной тросик диаметром 1 мм, заводные кольца с разрывной нагрузкой 300 lb и карабины 175 lb, так как после некоторых поклевок кольца меньшей мощности превращались в эллипс (зато ни один карабин не подвел).
Приманками служили японские попперы фирмы YO-ZURI и бельгийские CASHALEAU, а также воблеры RAPALA. В результате ожесточенной пятидневной рыбалки наши потери составили два удилища, а из 25 попперов «в живых осталось только пятеро», и то изрядно покусанных...
Только глубокой ночью яхта достигла намеченного пункта, и встала на якорь. Впереди были долгожданное утро и пять полноценных дней рыбалки.
И вот, наконец, все заняли свои места в лодках: мы с Андреем и Ильей в первой, Михаил и Яков - во второй.
Моторами управляли два матроса из яхтенной команды, которые также выполняли функции рыболовных гидов: показывали места, помогали вытаскивать и снимать с крючка рыбу и т.д.
Лодки далеко от яхты не отошли, и рыболовы начали обследовать воды вокруг острова Провиденс Банк своими попперами. Буквально через пятнаддать минут вторая лодка вынуждена была вернуться - на третьем забросе синий поппер от YO-ZURI схватила большая барракуда, но поводок оказался настолько слаб, что Михаил практически не почувствовал тяжести настоящего трофея. Барракуда небрежно срезала двойной поводковый материал и вместе с поппером вальяжно удалилась в море. Пришлось срочно устанавливать стальной тросик.
В нашей лодке первые минуты рыбалки не были омрачены потерями, скорее наоборот. На мой поппер Cosmoledo из воды вышел красный снэппер (Lutjanus boxar), он потянул на 8 кг.

Снэппер (Lutjanus boxar)

Первый трофей решили взять на камбуз, чтобы приготовить его по японской технологии. Мы специально привезли с родины все ингредиенты, необходимые для приготовления блюда из сырой рыбы.
Через полчаса такую же рыбу добыл для нашего ужина Илья...
Гастрономические мечтания прервались, как всегда, внезапно - из воды вылетели челюсти стального цвета, мощный удар сотряс мой спиннинг, и поппер пудовой гирей пошел на дно. Удилище согнулось и грозило вот-вот сломаться. Затянутый фрикцион совсем не мешал леске сходить с катушки. Еще сильнее затягивать тормоз нельзя, шнур и так уже на пределе своих возможностей. Рыба тянула на дно с постоянным усилием, оставляя на шпуле все больше свободного места.
Наконец мой противник стал уставать и начал метр за метром отдавать леску. Через 15 минут борьбы на поверхности показался большой каранкс (Caranx ignobilis), его здесь называют Giant trevally. Он считается одним из наиболее свирепых хищников коралловых рифов. На вид этот «стальной монстр» потянул на 20 кг.
Освободив побежденную рыбу от крючка и сфотографировавшись, мы отпустили ее на свободу.
Во второй половине дня решили отойти от яхты подальше и продолжить спиннинговать поппером.
Техника этой рыбалки здесь довольно проста. Выбирается место, где есть свал на глубину с 5 на 20-25 м, там, где коралловый риф переходит в песок. С учетом ветра и течения лодка становится таким образом, чтобы дрейф как можно дольше проходил именно по границе свала. Дальше рыболовы забрасывают поппер по направлению движения лодки и быстро начинают проводку.
Хотя и считается, что чем больше «пятак» поппера, тем больше приманка создает шума и, соответственно, скорее привлечет рыбу, практика показала, что это не совсем так. Выбранные нами попперы YO-ZURI имели меньший размер лобовой части по сравнению с другими и не так уж много производили шума, но именно на них поклевки происходили чаще всего. Цвет поппера практически не сказывался на уловистости, правда, преимущества имели более светлые модели при ловле в ясную погоду и более темные - в пасмурную.
Атаки рыбы были хорошо видны практически всегда, но часто хищник промахивался и тогда шел за поппером до лодки, неоднократно совершая нападения. Обычно такое поведение демонстрировали красные снэпперы и всевозможные груперы. Большой каранкс старался взять приманку почти сразу после ее падения и если несколько раз промахивался, то к лодке уже не подходил.
Однако другой каранкс (Сагапх melampygus) - его здесь называют Bluefin - часто брал поппер практически под лодкой. Представители этого вида помельче и обычно ходят небольшой стаей. А если игра поппера привлекла одного каранкса, то и вся стая будет, следуя его примеру, гоняться за приманкой (вот он, стадный инстинкт!). Поэтому если даже напавшая рыба промазала, проводку не стоит замедлять, иначе интерес хищников может пропасть.

А.Щ. Отсняв достаточно материала над водой, я решил, что пора приступать к подводным съемкам. При первом же нырке я был просто шокирован. Мне никогда не доводилось видеть под водой столько большой рыбы! Хотя вода и не была высокой прозрачности, примерно 15-20 м, в видимой зоне размеренно плавало около 100 красных снэпперов и десятка два больших груперов.
Вперемежку с ними вальяжно двигались десятки рыб-наполеонов. Я и двух-то наполеонов сразу прежде не встречал, а здесь его плавали целые стаи, причем размеры некоторых рыб явно превышали 50 кг. Правда, эти рыбы не являются объектом спортивной рыбалки (они питаются в основном кораллами), но во многих странах представляют гастрономическую ценность.
Попперы, носившиеся по поверхности со скоростью торпеды, никого из подводных жителей не интересовали. Да это, наверное, и хорошо, ведь если хотя бы каждому десятому снэпперу захотелось попробовать поппер, рыболовам пришлось бы туго. Поклевки следовали бы на каждом забросе, и тяжелые физические упражнения вряд ли принесли бы удовлетворение рыболовам. Все это происходило именно на свале, на глубине около 10-15 м.
Рыбье племя в толще воды распределилось следующим образом. Ближе всего к поверхности пролетали стаи голубых каранксов. Ниже, вполводы, не торопясь, вместе с наполеонами прогуливались красные снэпперы. Поворачиваясь набок, они посматривали на проносящиеся попперы, но никак не реагировали на их бурлящий путь.
Ближе ко дну ходили всевозможные груперы, причем и у них тоже была своя иерархия.
В местах помельче сновали красочные лирохвостые груперы (Variola louti), всегда находящиеся в поиске добычи, но при этом слегка пугливые. Их размеры очень редко достигают 80 см.
Несколько глубже ходили африканские груперы двух основных расцветок - одни были очень темные, другие окрашены в желтые и черные полосы на белом фоне. Эти более крупные хищники со столь вызывающей внешностью были уже метровой длины. Они более любопытны, часто подплывали почти вплотную и внимательно изучали меня, уж не знаю на какой предмет.
Глубже всех держались самые большие хищники коралловых рифов - картофельные груперы (Epinephelus tukula). Они предпочитали не отходить далеко от своих укрытий - щелей, гротов и просто больших камней. Эти груперы - постоянные спутники красных снэпперов. Мне трудно определить средний вес груперов, но это были особи за 100 кг, а красный снэппер являлся хорошей закуской для этого монстра.

Картофельный групер
Картофельный групер не обращал никакого внимания на ухищрения рыболовов,
зато подплывал к дайверам познакомиться.
Особенно когда его подманивали рукой, как дрессированную собачку.

Кстати, если представителей двух предыдущих видов груперов, как и нескольких других, нам удалось выловить, то ни одной поклевки картофельного гиганта не было. Видимо, этот хищник не желает подниматься так высоко за поппером.
А вот над песком жизнь совсем другая. Здесь вотчина пелагических рыб, и самым активным и агрессивным, как ни странно, является большой каранкс. Один такой меня слегка напугал, когда неожиданно выскочил в метре из-за спины и резко остановился, чтобы внимательно посмотреть, что я тут делаю. Так же резко он и ушел.
Здесь же, на подступах к коралловому рифу, патрулируют априоны (Aprion virescens), называемые местными жителями jobfish.
Эти хищники, как и красный снэппер, относятся к тому же семейству Луциановые (Lutjanidae), но, в отличие от него, предпочитают открытую воду, а не рифы.
Поведение априона своеобразно. Он как будто не замечает ничего под водой, а плывет по прямой, не меняя скорости, как заводная игрушка. Однако такое полное отсутствие любопытства совсем не мешает ему попадаться на крючки. Кстати, его мясо очень ценится у местных, и если мы ловили априонов, то они обязательно их забирали.
Кстати сказать, изо всех ловимых рыб наименьшее сопротивление оказывал именно априон. Даже 5-килограммовый голубой каранкс боролся куда ожесточенней, чем 10-килограммовый априон. В общем, это рыба не боец.
Помимо этих рыб над песком несут свое дежурство барракуды, тунцы и акулы. Кстати, местные больше боятся барракуд, чем акул. Говорят, что большие рыбины могут нападать на купающихся людей, а уж их клыки способны нанести серьезные увечья. Барракуд я, конечно, видел, но не заметил в их поведении никакой агрессии - скорее, это они пытались уйти от меня подальше.
Чем дальше лодка дрейфует на глубину, тем меньше становится поклевок на поппер. Зато есть вероятность поймать пелагических рыб.
Ближе к концу нашей поездки Михаилу удалось зацепить большого желтоперого тунца. После утомительного вываживания он, наконец, подвел рыбину к лодке. Но тунец, почувствовав на своем хвосте руку человека, сделал резкий спурт и... удилище не выдержало. Долгожданный трофей неспешно удалился.

Л.К. Пробовали мы ловить и на воблеры взаброс, но затем вернулись к более добычливым в этих условиях попперам. Во-первых, воблер не так аэродинамичен и летит не очень далеко, а при сильном дрейфе лодки и небольшой дистанции заброса зача-тую не удавалось сделать правильную проводку. Да и сама по себе ловля на попперы очень интересна, ты всегда визуально видишь поклевку, видишь рыбу, которая выходит на приманку.
При всем нашем пристрастии к ловле взаброс мы, переходя с одного перспективного места на другое, конечно, половили и троллингом. Здесь это происходит это точно так же, как и у нас, - рыболовы держат спиннинги и ведут приманки по разные стороны лодки, которую рулевой ведет по краю рифа.

А.Щ. Ради эксперимента во время троллинга мы ставили на один спиннинг воблер, а на другом оставляли поппер. Тут выявилась такая закономерность: на воблер больше брали красные снэпперы и груперы, а на поппер садились априоны. Видимо, это происходило из-за того, что у этих рыб разные горизонты обитания. Да и при выборе маршрута троллинга мы старались идти чуть дальше от кораллового рифа, чтобы было поменьше зацепов, а здесь как раз вотчина априонов.
Хороший результат давали потяжки поппера во время проводки. Неравномерное движение приманки оказалось более привлекательным для хищников.

Красный снэппер
Красному снэпперу понравились не только толстые бельгийские попперы,
но и стройные японские приманки YO-ZURI.

После двух дней рыбалки около острова Провиденс Банк мы перешли к соседнему острову - Провиденс. Эти два клочка суши разделяет примерно 30-километровая мель шириной около 5 км. При очень больших отливах практически по всей этой отмели можно ходить и рыбачить. Мы так и сделали, как только начался отлив.
Такие обширные отмели называются флетсами (от английского flat -плоскость, отмель). Здесь происходит очень специфичная флетсовая рыбалка.

Л.К. Здесь я позволю себе немного отвлечься и поделиться некоторыми своими соображениями на сей счет.
Рыбалку на Сейшелах можно условно разделить на три основных вида. Первый - Big Game Fishing, это ловля с больших специально оборудованных катеров троллингом. Второй - Botton Fishing, или Blue Water, - ловля спиннингом на попперы и джиг-приманки, которая, как правило, происходит на краю рифов. И третий -Flats Fishing, главное направление нахлыстовиков и любителей легкого (в нашем понимании - нормального) спиннинга.
Первый вид ловли достаточно распространен и общеизвестен, о втором мы уже немного рассказали, и теперь я бы хотел подробнее остановиться на третьем, так как, на мой взгляд, этот вид интересен более всего.
Прежде чем отправиться на флетсы, а это было для всех нас впервые, я попытался собрать информацию об этом виде рыбалки, посмотрел фильм, снятый рыболовами из Южной Африки на Сейшелах, поговорил с людьми, которые провели на флетсах многие дни, почитал кое-что в Интернете.
Но, оказавшись там, я понял, что не знаю ничего. Мы увидели огромные, иногда простирающиеся на десятки километров отмели, разные по рельефу, с разной структурой дна, растительностью и т.д. И ловить приходилось в условиях приливов и отливов, разобраться в закономерности которых я так и не смог.

А.Щ. Перед предстоящим походом мы выслушали целую лекцию о возможных опасностях, которые нас подстерегают. Оказывается, самый страшный зверь, который живет на мелководье, это 30-сантиметровая креветка богомол. Ее секущие конечности могут с легкостью разрезать кожаные ботинки рыболова и сильно повредить ногу. Чтобы не пасть от креветочного мачете, надо внимательно смотреть под ноги и не наступать на норы, в которых она может притаиться. Нор на флетсах и вправду было много, но, к счастью, самих злодеев никто из нас не видел.
Следующей угрозой на мели можно назвать акул. По словам команды, этих рыб здесь в достатке. Маленькие акулки постоянно были в поле нашего зрения, но они даже приближаться к нам боялись. Бывали случаи выхода на мелководье и более крупных хищников - их видно издалека по характерному спинному плавнику. Если такой зверь начинает приближаться к рыболову, то ни в коем случае нельзя поворачиваться к ней спиной и бежать - у акулы срабатывает инстинкт погони за добычей, и тогда нападения не избежать.
Лучше всего при приближении хищника оттолкнуть его хотя бы кончиком удилища. Говорят, помогает, но нам, к счастью, не пришлось проверять на практике, хороши ли подобные советы.
Невнимательность на флетсах грозит рыболову серьезными неприятностями. Увлекшись он может не заметить, как отлив сменится приливом, и деться с отмели будет некуда. Поэтому желательно, чтобы рядом всегда находилась лодка, в которую в любой момент можно залезть.
На мой взгляд, рыболова там подстерегает еще одна опасность, о которой в лекции не говорилось вовсе, - это скат хвостокол, коих там превеликое множество. Конечно, по возможности он попытается уплыть, когда человек к нему подходит, однако я видел скатов, которые не удирали, даже когда моя нога была всего в нескольких сантиметрах от них. Сделав следующий шаг, я наступил бы на него, а дальше наверняка последовал бы удар ядовитого 15-сантиметрового шипа.
Поэтому надо внимательно смотреть под ноги при передвижениях по мели. При этом надо знать, что даже если скат бросается наутек, траектория его движения непредсказуема, он лихорадочно мечется из стороны в сторону, и лучше не оказываться у него на пути.

Л.К. Флетсы - прекрасный полигон для ловли нахлыстом и легким спиннингом. Для этой рыбалки я вооружился двумя удилищами - одно SAGE XI 9-го класса для ловли альбулы (Albula vulpes), которую называют также bonefish (от англ. bone - костлявый), другое SIERRA 12, рассчитанное на более весомый трофей. На обоих удилищах стояли плавающие шнуры.
Илья вооружился спиннингом STA с тестом 10-30 г фирмы G.LOOMIS, оснащенным катушкой SHIMANO Twin Power 2500. На шпуле - плетеный шнур 0,12 мм. Основными приманками для ловли бонфиша стали имитации креветки на крючках и джиг-головках фирмы GAMAKATSU весом 5-7 г; для каранкса мы приготовили крупные стримеры и попперы. Все мушки и стримеры были специально связаны для этой экспедиции еще в Питере мастером этого дела, одним из автором журнала «Рыболов-Elit» Алексеем Божуком.

А.Щ. После того как нас высадили посреди моря на мель, наступила общая растерянность. Что делать, куда идти, как и кого здесь ловить, когда воды здесь всего по колено?
Пройдя сотню метров по водной пустыне, заметили характерные плавники альбулы. Похоже, мы зашли в стаю рыб, которые кормились на мели, а их плавники поднимались над водой.
Буквально на втором забросе мик-роджиг Ильи оказался в пасти у рыбы. Альбула бешено носилась по отмели, ни на секунду не останавливаясь. Резко меняя направления, она шла то на рыболова, то от него, кувыркалась через голову и даже около самых ног так вертелась, что взять в руки этот бешеный сгусток энергии было невозможно.
И все-таки через несколько минут Илье удалось поднять из воды эту сильную и изворотливую рыбу. Внешне она напоминала пескаря-переростка или усача, разве что без усов. Эти рыбы - близкие родственники тарпонов, ведут схожий образ жизни с нашими пескарями - так же роются в песке, добывая себе коническим рылом червей, моллюсков и крабов.

Aльбула
Первая альбула соблазнилась микроджигом Ильи

Вскоре и на удилище Леонида заходила 2-килограммовая альбула - она соблазнилась мухой в виде маленькой креветки.
Первые рывки у бонфиша очень похожи на жереховые, только у нашего хищника силы кончаются намного быстрее.
Смотав около 20 м шнура, альбула, не останавливаясь, сделала полный круг вокруг рыболова, выделывая при этом всевозможные кульбиты, сальто и ни на секунду не прекращая вращаться волчком. Поддалась она лишь после 10-минутной упорнейшей борьбы.
Альбула - космополит, распространена во всех тропических и субтропических морях и во всем мире считается престижным трофеем. Как мы уже узнали, она обладает отменными бойцовскими качествами. Но, несмотря на широкое распространение во многих местах, поймать крупных - более 6 кг - рыб довольно сложно из-за того, что, во-первых, крупные экземпляры встречаются редко, и за ними фанаты едут на край света, во-вторых, обычно альбула очень осторожна и не подпускает к себе близко.
А стая все ходила вокруг нас и продолжала питаться, покачивая над поверхностью воды острыми плавниками. Илье почти сразу удалось подобрать подходящую проводку микроджига. Чтобы приманка не цеплялась за дно, он в быстром темпе подматывал леску с небольшими подергиваниями, «ступенькой», но так, чтобы приманка не касалась дна. И это сработало.
За короткое время на его микроджиге побывали 6 роскошных альбул, на одну из которых посмотреть так и не удалось, - прекрасный крючок Gamakatsu, увы, не выдержал нагрузки. Еще четырех поймал Леонид. Потом в разговоре с местными рыболовами мы выяснили, что при наличии некоторого опыта и гида 30 рыб на человека (за полный день рыбалки) считается вполне обычным делом.
Помимо альбул на флетсы выходят кормиться и другие рыбы, например, очень престижная рыба ханос (Chanos chanos), которую удается подержать на крючке очень редко, так как она вегетарианец, ее рацион состоит в основном из нитчатых водорослей и обрастания. Эту рыбу еще называют молочной рыбой.
Сюда часто заходят поразбойничать большие каранксы, да и многие другие рыбы, живущие в рифовой зоне, являются сюда, что-бы полакомиться.

Л.К. Рыбалка на флетсах проходит обычно вприглядку. Обнаружив потенциальную добычу, надо положить приманку рядом с рыбой. При этом надо учитывать направление движение рыбы, возможное изменение ее траектории, направление и силу ветра и т.д. Конечно, всю пойманную альбулу мы выпускали.
В какой-то момент после отпуска очередной рыбы стая сильно переполошилась, и клев резко прекратился. По всей видимости, на шум бьющейся рыбы подошли акулы, и на этом пиршество бонфиша закончилось. Мы еще некоторое время пробовали найти эту или другую стаю, но безуспешно. А тут и вода стала подниматься и вместо комфортного уровня по колено стала уже доходить до пояса. На горизонте появился и стремительно приближался к нам тропический ливень.
Как только мы сели в лодку, что-бы отправиться к яхте, как на нас обрушились тонны небесной воды. Но когда едешь на моторке по морю, это уже не имеет значения. Какая разница, отчего все мокрые, от дождя или от морских брызг? Хорошо, что температура воздуха здесь не бывает меньше 27°, поэтому не замерзаешь.
Во второй половине дня из-за ненастной погоды рыбачили с яхты. Увы, получасовое прочесывание попперами и мушками околояхтенного пространства принесло лишь одного каранкса. Мы стояли на большой глубине, и пелагических рыб в округе было немного. Вспомнив свои норвежские вояжи, я предложил попробовать традиционный скандинавский способ - ловлю в отвес, благо у нас с собой были 3 стограммовых пилькера.
Дополнительно насадив на крючок кусочек мяса, я первым забросил снасть под яхту. Глубина под нами оказалась более 100 м. Лишь только пилькер коснулся дна и я приподнял приманку, последовал мощный удар, и спиннинг изогнулся. Фрикцион не стал петь свою жалостную визжащую песню - видимо, рыба просто легла на дно, и оторвать ее не получалось.
Проходящий мимо капитан спокойно заметил, что обычно из трех рыб, взявших на такой глубине, удается поднять лишь одну. Накаркал. После очередной попытки поднять рыбину шнур не выдержал и лопнул.
Следующий пилькер ушел под воду уже под пристальными взорами зрителей. Мне удалось сделать всего несколько проводок - почти сразу последовала хватка.
Эта рыба сопротивлялась не слишком настойчиво. Исходя из практики северных рыбалок я знал, что надо поднять рыбу метров на 30, и тогда дальнейшее ее всплытие обычно происходит без сопротивления. Так и есть, уже через минуту на волнах покачивался ярко-красный групер. Нам таких еще не доводилось ни ловить, а Андрею - видеть под водой. Скорее всего, это любитель глубинных горизонтов.

Интесивно красный групер
Интесивно красный цвет этого групера свидетельствует о том,
что это обитатель больших глубин, куда проникает мало солнечного света.
Поэтому поймать его можно было только на пилькер.

А.Щ. Михаил сделал следующий заброс, и снова пилькер едва коснулся дна, как рыба его схватила. На этот раз на поверхности воды показался звездчатый летрин (Lethrinus nebulosus). Его нам тоже пока не приходилось ловить.
Под водой я видел огромную стаю этих рыб - сотня особей вальяжно шла над песчаным дном. Это было ниже термоклина, на глубине примерно 25 м. Мясо этих рыб тоже высоко ценятся у местных жителей. Как потом мы видели на берегу, их ловят промышленным способом и заготавливают впрок, сушат и вялят прямо у причала.
Еще одной рыбой, извлеченной из вод родного океана, стал маленький мраморный групер (Epinephelus chlorostigma). И этого представителя большой группы морских гигантов никто из нас еще не держал на крючке. Последовавший за ним еще один групер уже не вызвал бурных эмоций, но тут из глубины вдруг выплыла небольшая рифовая акула и попыталась атаковать наш трофей. Это привлекло к рыбалке уже было угасшее внимание зрителей. Но как ни наматывала акулка круги вокруг жертвы, нападения не последовала, добыча оказалась ей не по зубам.
При очередном забросе пилькер был атакован вполводы, и на поверхности появилась белоперая рифовая акула. Может быть, это наша недавняя знакомая, которой теперь довелось испытать на себе роль жертвы? Она так глубоко заглотала пилькер, что потребовалась срочное хирургическое вмешательство. После освобождения приманки интерес к отвесной ловли пропал, да и сгущающиеся сумерки не прибавляли энтузиазма.
Итак, в нашей рыболовной копилке прибавилось пять новых видов рыб, ранее нам не встречавшихся.
Утром следующего дня мы решили исследовать остров Провиденс и окружающие его воды. Коралловый песок, пальмы, синее море, голубое небо, яркое солнце, но нет, это далеко не райское наслаждение под названием «Баунти». Остров произвел гнетущее впечатление.
Мы обнаружили брошенные полуразрушенные дома. Совсем недавно здесь жили люди, занимались сбором кокосов и рыбалкой. Но три месяца назад прошел циклон, и остров в суматохе покинули. Стихия разрушила все дома, повалила половину пальм и вынудила местных жителей спасаться бегством.
Но в деревушке еще теплится жизнь. Несколько жирных петухов со своими гаремами громко кудахтая уносили от нас свои лапы. А из-под завала с жалобным мяуканьем появились два худющих кота. Что ж, океан рядом, у нас есть удочки, будем спасать брошенных животных.
Через несколько минут после заброса мушки на удилище Леонида уже ходил маленький каранкс. Котов долго уговаривать не пришлось. Повесив на клык свою добычу, первый из них умчался в кусты. Второй получил небольшую помпано. Неуверенно перебирая ослабевшими от голода лапами, второй кот тоже удалился в кусты.
Леонид продолжил рыбалку, вытаскивал одного за другим то каранксов, то помпано, размер которых, правда, не превышал 40 см. Помпано (Trachinotus sp.) принадлежит к тому же семейству Ставридовые (Сага-ngidae), что и каранкс, и, естественно, хорошо известная всем ставрида. Помпано тоже числится в престижных трофеях флетсовой рыбалки, у американского побережья некоторые помпано достигают 20 кг.

Помпано
Помпано прогуливались вдоль всего побережья.
Поймать этих пугливых рыб не составляло труда.
Правда, их размеры были далеки от трофейных.

Вдоль берега острова Провиденс ходили только мелкие экземпляры, это было хорошо видно через поляризационные очки. Зато поклевки следовали и на нахлыстовые мухи, и на мелкие джиг-приманки. Наверняка рыбе можно было предложить и привычные нам блесны, но их в наших коробках как раз и не было.
Остров Провиденс представляет собой вытянутую полоску кораллового песка шириной около 1 км и длиной примерно 5 км, покрытую кокосовыми пальмами. Леонид решил найти для рыбалки более интересное место, нежели побережье возле брошенной деревеньки. Около одной из оконечностей острова образовался широкий канал с сильным течением, вызванным приливно-отливным процессом. Здесь издалека были заметны хвосты какой-то крупной пасущейся рыбы.
Присмотревшись внимательнее, мы поняли, что это вегетарианец Ханое. Факты поимки этой рыбы известны, но считаются редкой удачей.

Л.К. Как бы то ни было, вид кормящейся стаи (а размеры рыб превышали 1 м) не мог оставить меня равнодушным, и я стал настойчиво предлагать им под разными углами свою мушку.
Наконец последовала мощная поклевка... и сход... Что это было - молочная рыба взяла муху или кто-то другой, так и осталось для меня загадкой.

А.Щ. После заброса в более спокойной воде на крючок села маленькая юркая рыба мохарра (Gerres acinaces). Она довольно вкусна, но из-за своих малых размеров не ценится. Прямо под ногами их сновали десятки, поэтому следующая поклевка не заставила себя долго ждать.
Когда Леонид стал подводить рыбу к себе, удилище вдруг сильно изогнулось. Оказалось, маленькую мохарру схватила акула. Острые зубы хищницы моментально ополовинили жертву. После этого клев моментально прекратился. Мы это уже проходили.
До середины последнего дня мы ловили рыбу вокруг острова Провиденс, используя оставшиеся попперы. Картина там мало чем отличалась от прежде виденного - те же виды рыб, те же размеры, разве что под водой - я увидел это в процессе погружений - рыба концентрировалась весьма неравномерно. Кроме того, дно здесь напоминало ровный бетонный пол - почти никаких щелей, камней, гротов и других возможных укрытий для рыб. Вся подводная жизнь сосредоточилась в местах резкого изменения рельефа и там, где было сильное течение. Кроме ранее встреченных рыб здесь обитало множество мурен и мелких осьминогов. И похоже, что акул там было значительно больше, чем на Провиденс Банк, но тоже мелких. Правда, это не говорит о том, что где-нибудь поблизости не ходит трехметровая хищница.
Во второй половине дня наша яхта подняла якорь, и мы начали свой трехдневный путь домой.

Л.К. Уезжая, мы хорошо понимали американцев с горящими глазами - Сейшелы действительно лучшее место для рыбной ловли в тропическом климате.
Почему? Да, наверное, только здесь можно за одну рыбалку половить и на глубинах троллингом и в отвес, и взаброс на рифе, и нахлыстом на мелководье. Обусловлено это в первую очередь геологическим строением и уникальным месторасположением этих островов. Развитая инфраструктура рыбалки и достаточно удобное сообщение с Европой делают это место чрезвычайно привлекательным для путешествий подобного рода.
И еще один аргумент в пользу здешних мест. Волшебное слово «Сейшелы» вряд ли оставит равнодушной вашу жену. Она не будет возражать против такой поездки...

Волшебное слово «Сейшелы» вряд ли оставит равнодушной вашу жену

<<< Вернуться в раздел