Когда воротимся мы в Портленд...

В начале мая мы с женой гостили у знакомых на побережье Атлантического океана, в городе Портленд (Portland) - административном центре округа Камберленд (штат Мэн, США). Глава семьи Крис - заядлый рыболов, он каждое лето неделями путешествует на каноэ по рекам и озерам, ловит в пресной воде форель и басса, а в море - луфаря (его здесь обычно называют «блуфиш») и полосатого окуня.

Весна была затяжная, и половодье все не кончалось. Как-то Крис спросил, не хочу ли я съездить на морскую рыбалку. По его мнению, это не так увлекательно, как ловить речных рыб на муху, но он любит изредка развеяться да еще и заполнить морозилку рыбой. Конечно, я не отказался участвовать в поездке, тем более что в этом океане мне еще не приходилось рыбачить.

Крис всегда выходит в море на одном и том же катере - Bunny Clark («Банни Кларк»). Владельцы этого 11-метрового судна - три брата - все имеют капитанские лицензии и ходят в море по очереди. Они работают с рыболовами-любителями уже более 20 лет. Такую поездку можно забронировать на сайте Bunny Clark Deep Sea Fishing, который считается хорошим примером того, как должна быть организована морская коммерческая рыбалка.

С борта «Банни Кларк» поймано больше 30 рыб, попавших в Книгу рекордов IGFA. Некоторые из этих рекордов уже побиты, но многие достижения так и остались непревзойденными. Среди этих гигантов - треска весом 35 кг, американский морской налим и сайда по 21 кг, а также морской черт (удильщик) на 23 кг!

Одевшись потеплее, на рассвете мы подъехали к причалу в маленьком городке Огунквит (Ogunquit) к югу от Портленда. Сам Портленд стоит на заливе, прикрытом с востока сложной системой шхер и островков, так что океанские волны не разбиваются о городские причалы. Там, где нам предстояло отходить от берега, берег океана почти ровный и открытый. Невысокая скальная гряда отделяет от океана крошечный заливчик Перкинс Ков (Perkins Cove), в котором прячется полтора десятка моторок и катеров.

Выход был назначен на 7 утра. Перед отходом капитан Йон провел краткий инструктаж, который предназначался в основном тем, кто оказался на борту этой лодки впервые. Таких набралось немного, 5-6 человек из 20 - обычной загрузки «Банни Кларк» весной и осенью. Мы планировали пробыть в открытом море 10 часов, из которых около четырех составлял переход к месту ловли и обратно в порт. Летом, в разгар туристического сезона, эта лодка берет до 30 рыболовов (в основном это семьи с детьми) и вывозит их в море всего на несколько часов.

Проходим сотню метров по узкому коридору между скальным полуостровом и берегом, и нас подхватывают первые волны. Океан сегодня почти спокоен, только зыбь разбивается о скалы. Крис считает, что с погодой нам везет - не будет сильного ветра. С утра пасмурно, но позже должно выглянуть солнце. Монотонно рокочет дизель, судно привычно взбирается на пологие двухметровые волны, которые, наверное, зародились где-нибудь у Канар или у Зеленого Мыса.

Стоимость выхода в море на «Банни Кларк» составляет $100. В эту цену входит и прокат снастей - мощных двухметровых удилищ с солидными мультипликаторными катушками и плетеными шнурами. Позже, когда капитан увидел, что я предпочитаю держать удилище правой рукой, а катушку вращать левой, он дал мне специальное удилище для левшей. Все удилища были оснащены свинцовыми пилькерами весом не меньше полукилограмма. На каждой из таких приманок снизу подвешен крупный тройник, а на верхнем заводном кольце - одинарник с ярким кембриком в виде червя. В 60-80 сантиметрах выше пилькера завязана петля, в которую ставят крупную яркую муху на крючке не меньше 6/0. Между этим вабиком и петлей обязательно нужен вертлюжок.

Многие из рыболовов предпочли пользоваться собственными удочками заметно более легких классов. Ловили они в основном на донную снасть с трехсотграммовым грузилом и одним-двумя крючками №7/0 или 8/0. Насадкой, которая тоже входит в стоимость поездки, служит мясо гребешка. Кроме того, прежде чем насадить эту наживку на крючок, на него ставят крупную силиконовую приманку яркой расцветки. Силикон является страховкой на тот случай, если рыба сорвет мясо с крючка - не будешь же после каждой поклевки поднимать снасть с глубины более 50 м.

Путь к месту ловли занял около двух часов - за это время мы успели отойти от берега на 25 км. Ветер дул с берега и развел приличную волну. Видневшуюся в стороне белую моторку сильно кидало, но наш катер за счет солидных размеров вел себя вполне пристойно.

Над штурвалом висел экран эхолота, так что можно было видеть глубины, над которыми мы проходили. Прибор показывал цифры между 40 и 50. Правда, Крис пояснил мне, что это не метры и не футы, а фатомы (183 см). В общем, получалось, что под нами вполне солидные глубины.

Но вот дно под катером круто пошло вверх, и мы оказались над подводным плато со средней глубиной 60-65 м. Судя по прибору, дно здесь плоское и твердое. Капитан заглушил двигатель и сбросил за борт небольшой якорь, чтобы замедлить дрейф. Мы начали ловлю.

Здесь считается очень важным первым опустить пилькер за борт и как можно быстрее достать им до дна - нередко тут же следует поклевка. В любом месте, как правило, есть несколько голодных рыб, которые сразу ловятся на первые достигшие дна приманки. Чуть позже, когда на небольшой площади заиграет несколько десятков приманок - как естественных, так и искусственных, у рыбы появится намного больший выбор, и клевать она будет уже не сразу.

Накануне, когда мы готовились к рыбалке, Крис показал примитивные мухи-вабики, которые можно приобрести прямо на борту «Банни Кларк». Конечно, я предпочел найти крупные крючки и связать что-то более яркое и блестящее. Расчет был на то, что при ловле «в толпе» необычная приманка должна выручить. Мои предположения оправдались - на новые мухи рыба ловилась заметно лучше, чем на обычные вабики. Правда, основная масса поклевок все равно была на пилькер. Если уметь им играть, уловистость активной снасти оказывается лучше по сравнению с донкой и самой соблазнительной наживкой.

Во время инструктажа капитан задал вопрос, не собирается ли кто-то отпускать пойманную рыбу. В нашей команде таких не оказалось - каждый хотел не только отдохнуть, но и что-то привезти домой. Команда катера предлагает разделку пойманной рыбы на филе, эта услуга платная и стоит 6 долларов с человека. Разделочный стол помещается посередине судна у кормы. Каждому рыболову присваивается номер. Когда вытаскиваешь рыбу разрешенных размеров, нужно передать ее на разделочный стол и назвать свой номер. Ион или Джейк тут же надрезают у рыбы горло, чтобы спустить кровь, а затем экономными, отработанными движениями срезают с ее боков два пласта филе и бросают в пронумерованные контейнеры с морской водой. На обратном пути Джейк укладывает филе в пакеты и пересыпает колотым льдом, так что дома с рыбой вообще не приходится возиться. В общем, все это очень удобно.

Ловля в отвес не отличается сложностью: сбрасываешь пилькер за борт, открываешь тормоз катушки и ждешь, когда приманка достигнет дна. Затем нужно делать мощные широкие взмахи удилищем, стараясь всякий раз снова положить ее на дно. Несмотря на нерастяжимую «плетенку», почувствовать поклевку непросто - при глубине больше полусотни метров течение сильно отклоняет шнур в сторону от вертикали и изгибает его. Если дно «пропадает», нужно распустить дополнительный шнур.

Активную рыбу под лодкой быстро «выбивают», и в отвес она клюет плохо, поэтому есть смысл забрасывать пилькер подальше в сторону. При этом нужно стараться положить его против течения, которое создается приливом. В середине дня это течение настолько усилилось, что стало отрывать пилькеры от дна и поднимать их в толщу воды. Поклевки рыбы при этом сразу же прекращались. В течение нескольких часов, пока течение не ослабело, шнур во время ловли приходилось постоянно удлинять. Это было что-то вроде ловли на ходовую донку: оторвал пилькер от дна, сделал пару взмахов удилищем и, если касания дна на паузе не чувствуются, тут же стравливаешь пару метров шнура.

По течению удавалось отпускать приманки на несколько десятков метров от катера. Когда парусящий в толще воды шнур не позволял чувствовать дно, волей-неволей приходилось выбирать снасть из воды и делать новый заброс.

В Атлантическом океане в районе Портленда можно поймать самых разных рыб. Летом сюда подходят крупные пелагические хищники - тунцы, меч-рыба. Вблизи берега ловятся камбала, луфарь и полосатый окунь. Подальше от побережья на глубинах более 30 м вблизи дна преобладают тресковые рыбы. Самая крупная из них - атлантическая треска, которая здесь нередко достигает веса более 20 кг. Впрочем, в тот день треска ловилась в основном мелкая - до 2 кг.

Действующая в штате Мэн промысловая мера на треску (24 дюйма, или 61 см) заставляла нас отправлять обратно в воду большую часть выловленных рыб. Несмотря на значительный перепад давления, почти все рыбы находили в себе силы сразу уйти на глубину. Только две мелкие трески (возможно, раненные крючком) остались на поверхности, и с ними быстро расправились голодные чайки. Только одна рыба из каждого десятка соответствовала разрешенным размерам и отправлялась на разделку. Ну, а самая крупная выловленная в тот день треска весила всего около 5 кг – это совсем не трофейный экземпляр.

Нужно отметить, что лицензию в штате Мэн приходится покупать только для ловли в пресной воде, для морской рыбалки она не нужна.

Одним из массовых видов местных рыб является пикша. На побережье Северной Америки рекордная пикша не превышает 8 кг, хотя в Баренцевом море встречаются рыбы длиной больше метра и весом за 10 кг. Именно пикша весом от 1,5 до 3 кг в тот день составляла основу нашего улова. Обычно после смены места наша команда из 20 человек в течение получаса вытаскивала с десяток пикш и штук пять трески. Кроме них, на удочки попадались морской налим (менек), волосатка и зубатка. Этот последний вид в штате Мэн является охраняемым, поэтому всех зубаток приходилось выпускать в море. Кроме того, при ловле на донную снасть в тех местах нередко попадаются сайда, американский морской налим и красный морской окунь, реже ловятся удильщик и палтус.

На обратном пути я спросил у Криса, почему при небольшом среднем весе рыб мы использовали столь мощную снасть со здоровенными крючками. Он ответил, что нам просто не повезло - если бы попадалась трофейная сайда или же треска весом до 10-15 кг, эти тяжелые удочки оказались бы в самый раз.

В качестве совершенно неожиданного и очень приятного бонуса мы увидели китов, да не простых, а гладких или гренландских. На пути катера вдруг показались фонтаны, и мы очутились посреди стада из полутора десятков редчайших млекопитающих, которые были почти истреблены китобойным промыслом.

<<< Вернуться в раздел