BelKamFish

Северная Сосьва - секретная река и её трофеи

Прошу завсегдатаев описываемых в дальнейшем мест не ругать меня последними словами, а с пониманием отнестись к сложившейся ситуации...

Именуемая в среде знатоков хорошо всем памятной аббревиатурой СССР, то есть «Северная Сосьва - секретная река», она уже лет пять как является секретом Полишенеля для «продвинутых» рыболовов России. Экспансия Москвы и Питера, которой так боялись местные жители («понаедут тут богатеи, рыбы совсем не будет, им только дай волю...), давно уже идет полным ходом. Только за два предыдущих года во всех мало-мальски уважающих себя изданиях прошли публикации (а в некоторых и не по одной) о ловле северных «крокодилов».

И как бы ни старались авторы выполнить пожелания принимающей стороны, шифруя названия региона и реки, как бы ни старались акцентировать основное внимание читателей на приманках и рекордных уловах, скрывая конкретное географическое название места действия, в кулуарах, в беседах между опытными «бойскаутами» сомнений не вызывало, что разговор идет о Северной Сосьве. На местных рыболовных форумах информация о месте трофейных уловов тщательно маскировалась, но в то же время на «незабываемую рыбалку» приглашались ведущие авторы рыболовных масс-медиа страны. Глупо было бы думать, что люди, хоть и много где до этого побывавшие и много что повидавшие, будут молчать после столь фееричной рыбалки. Своим рыбацким счастьем хочется поделиться со всей страной, рассказать о том, что есть еще у нас места, не убитые браконьерами, богатые трофейными окунями и щуками. И это нормально. Процесс «колонизации», рано или поздно, все равно должен был состояться. Эта аксиома необратима и предсказуема. Столичный капитал ищет новых вложений.

Итак, Северная Сосьва. Эта река издавна является одной из важных водных артерий Приполярного Урала, основной кормилицей местных жителей (фото 1). Многие ее притоки и участки самой реки священны для хантов и манси. С незапамятных времен речные угодья передавались по наследству в своем роду из поколения в поколение, и всегда они приносили стабильную гарантию сытного существования местным жителям в виде рыбных дивидендов.


Фото 1

Как и на любой другой реке, здесь тоже бывают неурожайные годы, бывают богатые, обычные, но без рыбы местные не оставались никогда. Щука, язь, окунь, налим у аборигенов всегда считались рыбой второго сорта. Особое внимание уделялось ловле тайменя, хариуса, сига, пыжьяна, чира, муксуна, нельмы и, конечно, самой желанной добычи - сосьвинской селедки (сига - тугуна).

Об этой рыбешке разговор отдельный. Кто-то считает, что вкуснее рыбы нет, кто-то не понимает оных гурманов, но то, что вкус у нее особый, отличающийся от всех, не отрицает никто. Жировой плавничок ясно дает понять принадлежность этого вида к лососевым. Семейная добыча этой рыбы у коренного населения возведена в особый ранг.

С августа по октябрь сосьвинская сельдь начинает сбиваться в стаи и подниматься на нерест вверх по реке. На специально подготовленных к этому моменту участках реки (дно расчищается от намытых паводком деревьев) дежурят местные жители со своими семьями (фото 2).


Фото 2

Час-полтора дается каждой «артели» на то, чтобы пройти перспективный участок с неводом, своей очереди на берегу в это время ждут следующие аборигены. Пара ведер добытой сельди - уже удача (фото 3), ведь кто-то остается и без этого. Экземпляры в 10-12 см уже считаются приличными по размеру. Коренное население не ограничено в отношении добычи ценных пород - муксуна, нельму, сельдь и некоторые другие виды они могут ловить всегда и везде. Но во время хода «сосьвинской» остальная рыба отодвигается на второй план.


Фото 3

Сам я не являюсь фанатом селедки, но помню то время, когда мой отец-вертолетчик привозил из северных командировок пластиковую банку «кремлевской» рыбы спецпосола (раньше она напрямую шла на стол партийным бонзам, наклейки и этикетки на упаковке отсутствовали - прямо стратегический продукт) размером XXL. Двумя рыбинами длиной 25-30 см я, в то время школьник, наедался после учебы на целый день досыта и тогда первый раз понял смысл фразы «рыба тает во рту».

Кроме этого вида раньше существовали (по словам местных жителей и бывалых северных пилотов) отдельные виды сельдей-эндемиков, таких как «лозьвинская», «пелымская» и некоторые другие (сведения научно не доказаны).

Но, конечно, королевой сибирских вод по праву является красавица щука.

Разговоры о размере пойманных обских «крокодилов» муссируются на форумах и в приватных беседах не один год. На просторах Оби и Иртыша каждый сезон многие рыболовы с завидной регулярностью добывают множество трофейных экземпляров этого хищника. Но на этих, достаточно больших реках, найти и поймать крупную щуку еще надо суметь, в то время как Сосьва ею просто кишит.

Являясь исконным нерестилищем щучьего племени, родным домом для щук-эндемиков, эта река принимает в себя по осени еще и огромные стада хищника, двигающиеся за своей любимой пищей - сиговыми. Ни в какой другой реке я не встречал такой концентрации в течение всего года крупной щуки, как в Северной Сосьве. Поэтому и надо беречь этот хрупкий баланс, можно сказать, «аномалию», не позволяя хапугам от рыбалки нарушить ее. Если для Оби достойными считаются экземпляры от 10 до 15 кг, то сосьвинские рыболовы при каждом выезде вполне обоснованно надеются взять «двадцатку».

В середине и конце июня крупный хищник отъедается на только что отнерестившихся карповых - сороге, карасе, леще. В это время его можно встретить на мелководных поливах, в старицах, вдоль закоряженного заросшего берега - словом, на теплой воде. Если уровень воды в это время еще высок, крупную щуку нередко можно обнаружить в затопленном береговом ивняке.

В это же время в этих же местах промышляют огромные стаи окуней, которых тоже с большим удовольствием кушает щука. Не брезгует она и молодыми щурятами. Вообще у местных жителей одними из лучших живцов для матерых щук всегда считались их меньшие родственники.

В этот период вне конкуренции различные поверхностные и приповерхностные приманки. С их размером мельчить не стоит. Модели длиной 12-15 см не пропустит и 2-килограммовая «травянка».

Жадность и агрессивность местной хозяйки вод не устает поражать из года в год. Не надо бояться применять мегапопперы, пропбейты, вокеры и глайдеры.

Сильное впечатление производит картина, когда к только что приводнившейся приманке, еще не начавшей движение, с разных сторон устремляются, гоня перед собой волну, огромные живые торпеды.

Что интересно - на эти же, гигантские, по меркам большинства рыболовов средней полосы, приманки охотно реагирует и крупный, 1-2–килограммовый окунь. Без зазрения совести он «пожирает» предназначенные для щуки «взрослые» модели, пока последняя, не выдержав такой наглости, не восстановит одним броском статус-кво.

В июле, с началом падения паводковых вод и постепенным приближением уровня воды к среднему летнему уровню, ловля медленно, но неуклонно перемещается на коренную реку. Кормовая рыба начинает скатываться со стариц, поливов и притоков, постепенно готовясь к зимовке. В это время поведение крупной щуки напоминает сцены из фильмов Би-Би-Си о миграции антилоп и буйволов, о преодолении ими водных преград. Животные, понимая, что подвергаются смертельному риску, тем не менее вброд и вплавь переправляются через водное пространство, где их с нетерпением уже поджидают крокодилы.

«Крокодилы» Северной Сосьвы ведут себя так же, как и африканские. Все близлежащие ямы, находящиеся рядом с выходами с весенних нерестилищ, под завязку забиты жадным хищником. Щука охотится на приустьевых участках, отстаиваясь в более глубоких местах в непосредственной близости от них. Совершив набег и набив брюхо, сытые «крокодилы» вальяжно уходят переваривать пищу на глубину, а на смену им тут же подходят другие - голодные и злые, еще не утолившие свой голод - хищницы.

Если попасть в это время на удачное место и угадать со временем, так называемые «партсобрания» начинают больше напоминать «митинг». Намытые на выходах песчаные косы патрулируются крупной щукой, которую нередко можно заметить визуально по кильватерной волне. Стараясь не нарушать субординацию, чуть в стороне, буквально в 2-3 м от основного направления атак зубастой, свою добычу караулят жадные окуни-«горбачи» (фото 4). Их тоже немало собирается на «раздачу» дармового корма.


Фото 4

На одном из притоков Сосьвы, недалеко от его устья, стоит изба, в которой мне доводилось бывать не один раз. Расположена она на берегу одной из небольших, но глубоких стариц. Выход из нее представляет собой 10-метровую мелкую протоку, которая постепенно расширяется до 30 м и упирается в яму коренной реки глубиной 5-6 м и площадью около 1000 кв.м. На этом приустьевом участке к концу июля собирается столько хищника, что ловля его совершенно лишена удовольствия. На каждом забросе любой приманки ты достаешь или окуня, или щуку. Через час это начинает раздражать, через два дня - бесить. Поэтому, отправляясь из избы за хищником, мы полным ходом проскакиваем этот «пятак» и рыбачим вдали от «аквариума», любуясь окружающими видами и пытаясь уговорить более капризную рыбу.

Чуть менее добычливы, но достаточно продуктивны бывают участки с намытыми перпендикулярно берегу песчаными барханами. Попавшая из более спокойных вод на сильное течение бель первое время приходит в себя, приноравливается к новым условиям, отдыхает и отстаивается именно на таких участках. Здесь уже поведение хищника несколько другое. За гребнями наносов мелочь поджидают некрупные щучки, настоящие монстры периодически совершают корсарские рейды, нападая из глубин основного течения.

Нередко объектом атаки становится зазевавшийся 1,5-килограммовый щуренок, только что сам высматривающий себе жертву. Участь отдохнувших сорожек и чебачков тоже незавидна - стоит их стае продолжить свое движение вблизи основного русла, как тут же находится масса желающих внести коррективы.

На этих местах к прожорливым щукам и окуням присоединяется не менее прожорливый язь. За два последних сезона Северная Сосьва и ее притоки, и так богатые язем, испытывают просто какое-то нашествие этого хищника. То ли подошло время большой концентрации одного из видов, то ли виной тому каким-то образом сказывающийся на этом процессе второй год подряд небольшой паводок, но факт остается фактом - такого количества белого хищника в бассейне Северной Сосьвы не видели давно. Огромные стада разнокалиберного (от 0,3 до 3 кг) язя (фото 5) просто выдавили своего основного конкурента - окуня - из большинства мест общего ареала.


Фото 5

Процесс экспансии происходил буквально на глазах, но понимания сложившейся ситуации не добавил. Дарвиновская теория естественного отбора понесла весьма ощутимую потерю в сентябре 2011 года, когда за две надели рыбалки в сложных погодных условиях мои товарищи в полной мере «насладились» хищническими наклонностями язя. В отчаянных попытках хоть как-то, путем увеличения размера приманок и периодической смены мест ловли, отсечь вездесущего прожорливого уральского «жереха» они добились лишь удивительных результатов, снимая с крючков все того же язя.

На солидные щучьи джеркбейты, на ночные налимьи донки с большими стейками все из того же язя каждый раз попадался очередной хищный представитель семейства карповых. Им «повезло» - в это время он был везде и брал на все, не давая возможности обозначить себя окуню и щуке. Десяток «вымученных» на самых глубоких ямах зачетных «мамочек» за две недели в перерывах язевого жора повергли в шок всю компанию.

Я и сам попал в непонятную ситуацию в июле на одном из горных притоков Сосьвы. Заброска вертолетом в самые горы подразумевала харьюзовую рыбалку, но первым же трофеем стал 2-килограммовый язь. В тот момент мы посчитали это исключением из правил и были жестоко за это наказаны.

До самых предгорий, пока не стали клевать щука и окунь, язь был нашей основной и единственной добычей. Так высоко и в таком количестве эта рыба на моей памяти никогда не поднималась...

Итак, июль... Опять же, с приманками не мельчим. Кроме упомянутых выше поверхностных моделей начинают работать «взрослого» размера воблеры-минноу, «резина» и «железо». Так как ловля пока ведется не на ямах, время тяжелых и глубоководных приманок еще не наступило.

Среднезаглубляющиеся воблеры (на 2 м) длиной 12-15 см, соответственно огруженные крупные твистеры, а в большей степени виброхвосты (фото 6), «вертушки» №5-6 и «колебалки» весом до 40 г с широкой размашистой игрой на падении (пока мы ловим не на сильном течении) подойдут в самый раз. Все это разнообразие в это время бывает востребовано крупным хищником, предпочтения можно определить на месте ловли, но без внимания не останется ни одна из приманок. Какая-то из них принесет десяток хвостов за рыбалку, другая будет работать в течение всего выезда.


Фото 6

В этот период как никогда действует принцип «привыкания» рыбы к приманкам, хотя на Северной Сосьве его как принцип воспринимать перестаешь. В данном случае «привыкание» выражается в уменьшении количества поклевок в одной точке на одну приманку в течение получаса ловли.

Выход простой. Перестало клевать на каждом забросе - меняй приманку. При желании на одном месте можно стоять весь день, держа в возбуждении хищника в радиусе десятков метров от точки ловли, периодически меняя приманки. И выходы крупной щуки будут сменяться яростным клевом «горбачей» или неожиданным «террором» язя в течение всего дня. В это время можно начинать пробовать ловить на джеркбейты.

Пока основными востребованными моделями являются слайдеры и плавающие джерки с большой амплитудой движения (фото 7). Агрессивного хищника сейчас привлекают агрессивные приманки. Размашистые рывки при «силовом» твичинге рывковых приманок - то, что нужно. Даже у сытого хищника срабатывает рефлекс «убийцы» - хаотичные движения доступного для нападения объекта перед самым носом провоцируют даже не голодную щуку на атаку - пусть не съесть, но укусить надо, чтобы даже при таком обилии пищи все знали, кто в реке хозяин.


Фото 7

В августе-сентябре наступает время ловли «по руслу». Кормовая рыба уже сбилась в зимовальные стаи и движется крупными косяками к зимовальным ямам. Щука не сопровождает ее, дожидаясь подхода очередной стаи в засаде - на глубокой яме по пути движения косяка бели, для нее это вариант беспроигрышный. После насыщения не проходит и двух дней, как она, не сдвигаясь с места, может начинать жировать на новом «стаде».

Огромное количество отъевшегося за лето чебака, тугуна, сороги мигрирует над затаившейся на дне щукой. Один бросок вверх - и жирная рыбешка в ее пасти. Соперники - окунь, язь и начавший осеннюю охоту налим - для нее не конкуренты. В это время она даже не обращает внимания на крутящегося у плавников окуня. Зачем напрягаться, если более вкусная жертва сама плывет тебе в пасть?

На первый план выходит ловля на ямах и рядом с ними. Клев уже продолжается не весь день, а «выходами». В какой-то момент, в зависимости от температуры, перепада давления, уровня воды, лучше клюет на входах и выходах из ям, в какой-то - на самих ямах. Но лучше всего работают самые глубокие места на реке. В этот период троллинг и джигование вне конкуренции. Дайверы по 15-20 см длиной и такие же по величине виброхвосты приносят самых крупных щук.

Вообще август-сентябрь - это время трофеев (фото 8). Можно попасть на скопление «рядовой» хищницы до 10 кг, а можно нарваться на такую яму, с которой можно «поднять» за полчаса 2-3 рыбин более чем по 15 кг.


Фото 8

Конец лета - время самых крупных приманок и самых крепких снастей, время вдумчивого поиска и терпеливого ожидания своего шанса. При неблагоприятно складывающейся рыбалке кардинальная смена приманок может повернуть ситуацию в совсем другую сторону. Менять минноу на крэнк, «резину» на джерк можно и нужно быстро, если вы считаете, что находитесь на перспективной точке. Оперативность, настойчивость, интуиция и опыт помогут найти нужную комбинацию «приманка-проводка». Еще не было случая, чтобы упорные рыболовы не добивались хороших результатов в этот период.

Единственная проблема этого времени года - зависимость уровня и прозрачности воды от погодных условий в горах. Так как основные притоки Северной Сосьвы впадают в реку, стекая с Уральского хребта, сентябрьская равнинная морось в горах может обратиться проливными дождями. Они в свою очередь могут поднять уровень реки за сутки на 40-50 см, превратив спокойную до того реку в мутный вспухший поток, без малейшего намека на присутствие рыбы.

Это обычно продолжается не больше 2-3 дней, но в некоторых случаях может затянуться и на пару недель. Когда находишься непосредственно на реке, горные дожди можешь и проморгать, резкое поднятие уровня воды обычно обнаруживается уже по факту, к утреннему подъему. Поэтому на каждой стоянке не лишней будет установка сигнальной вешки или камня, отмечающих уровень воды. И конечно, важно понадежнее закрепить свои плавсредства к береговым якорям (деревьям, кустарнику, кольям и т.д.).

Август-сентябрь - время самых надежных крючков, заводных колец и поводков, поклевка трофея возможна в это время в любой момент. Согласитесь, если уж ехать в такую даль, то за рыбой своей мечты. Имея такую возможность, лучше «упереться» и вытащить пару 15-килограммовых хищниц, сфотографироваться с ними и отпустить восвояси, чем «душить» в течение недели 5-килограммовых щук и везти домой гору рыбьего «мяса» на обычные щучьи котлеты.

Хотя котлеты из сосьвинской щуки, да и другие блюда - пальчики оближешь (фото 9). Многие рыболовы, первый раз отведав на стане обычные блюда костровой кулинарии из местной щуки, поражались ее необыкновенному вкусу. А чему тут удивляться? Основная пища матерой хищницы - жирные представители сиговых. И вот когда они, сиговые, начинают подниматься вверх по реке, тогда зубастая окончательно теряет голову...


Фото 9

Происходит это обычно с конца сентября до первой декады ноября. Самые терпеливые и упорные рыболовы дожидаются именно этого момента. Стада сига, муксуна, нельмы, сосьвинской селедки поднимаются вверх от Оби по Северной Сосьве на свои исконные зимние территории, а в это же время огромное количество хариуса скатывается на зимовку с гор вниз.

За две-три недели до ледостава наступает «момент истины» для всех хищников реки. И если крупная нельма сама не прочь отобедать зажиревшим окунем или язем, то крупная щука ждет момента встречи с любым «сигом» с особым трепетом. Практически в одном месте встречаются два мощных потока ее любимой пищи - с низов идут сиговые, с верховьев скатывается хариус. В оставшийся короткий период нужно только успеть отъесться на всю зиму.

В конце лета щука может пасти «свое» стадо примерно так же, как это делает крупный судак с лещовыми стаями. Одни крупные особи поднимаются вверх по течению за мигрирующим косяком, другие ждут, когда очередная партия подойдет сама.

Единственное, что может осадить хозяйку сосьвинских вод, - перспектива встречи с тайменем. Спускаясь вслед за хариусом, настоящий хозяин реки не потерпит присутствия никакого другого хищника на своей территории. Даже если он сыт, любая, даже самая крупная щука тут же будет наказана, если таймень посчитает, что она «перешла границу».

Должен заметить, что таймень занесен в Красную книгу РФ, и, случайно пойманный в качестве прилова, должен быть немедленно отпущен.

В октябре-ноябре на Северной Сосьве совершенно не работает правило «Крупная приманка - крупная рыба». Небольшую блесну или среднего размера «силикону» может схватить и пудовый таймень, и такая же по весу щука, а приманку в две ладони может атаковать такой же длины «шнурок». Создается впечатление, что от обилия кормовой рыбы хищник сходит с ума и хватает все без разбора, лишь бы только набить желудок дармовой пищей. Многие годы именно в это время чаще всего случались незапланированные поклевки крупных рыб на 5-сантиметровый силикон, предназначенный для окуня.

Но все-таки наиболее востребованную приманку для этого времени, я выявил. Это твистер длиной 7-8 мм с соответствующим условиям рыбалки грузилом. Цвет значения не имеет, имеет значение качественный крючок, надежное заводное кольцо и поводок.

Три последних года при ловле с берега эта приманка стабильно приносила мне крупных окуней и щук. Активный в это время налим тоже не может устоять против донной «волочащейся» проводки; кроме того, у моих товарищей бывали поклевки кого-то столь серьезного, когда надежнейшие крючки или разгибались, или ломались.

Сохраним СССР - Северную Сосьву, секретную реку. Может, хоть таким обращением - призывом-лозунгом получится уберечь уникальный уголок нашей Родины от очередного нашествия всякого рода двуличных «рыболовов», на словах осуждающих браконьеров-сетевиков, а на деле не брезгующих запрещенными орудиями лова, призывающих к справедливому отношению к водоемам, а по приезде на глухой «чужой» водоем скатывающихся на чистую добычу рыбы, считающих, что «страна у нас большая, на наш век хватит...». Вспоминаются рассказы знакомых продавцов и менеджеров рыболовных магазинов Екатеринбурга о том, как тратящий 30-40 тыс. руб. покупатель, собирающийся на «рыбалку всей жизни» на Северную Сосьву, в конце своей закупки доверительным тоном спрашивал, а есть ли в продаже пара сетей «на всякий случай».

Не хотелось бы повторения астраханского сценария. Ведь выцеженная за полтора десятка лет Ахтуба уже не так сильно привлекает своими уловами хапуг, они в последние годы обратили свой жадный взор на реки Сибири и Урала. Обь, Иртыш, Северная Сосьва, Ляпин - водоемы с пока еще богатейшими рыбными запасами - как магнитом притягивают к себе любителей «финансово отбить рыбалку». Только непонятно, каким образом они компенсируют вложенные в поездку деньги - даже при условии благополучной доставки улова домой (а большая часть заготовок пропадает за время длительной дороги) надо умудриться выгодно продать или распределить добытые «богатства» среди знакомых. Мало верится, что этот «бизнес» оправдывает себя.

Примечательно, что столичные гости меньше всего были замечены в потребительском отношении к вояжу, основную массу любителей «свеженького» составляют жители близлежащих регионов - Тюменской, Свердловской, Курганской, Челябинской и Пермской областей. На местных форумах, да и на страничках некоторых туроператоров полно фотографий с «ураганной» рыбалки, на которых запечатлены десятки 7-10-килограммовых щук, горы окуней и язей. Такую массу рыбы невозможно не только довезти - ее еще и проблематично обработать, иначе на саму рыбалку не останется времени.

Два года назад на Северной Сосьве существовала одна база достаточно приличного (по нижневолжским меркам) уровня. На сегодняшний день уже 8 «белых» (путевки, обслуживание, страховка) туроператоров готовы предоставить свои услуги. Люди, едущие за 1,5-3 тыс. км, расходующие на поездку немалые деньги, набивают бочки отборным окунем и филе маточной щуки. Неужели красота окружающей нетронутой природы стоит 100-150 кг рыбного продукта? А многих «варяг» интересует именно заготовка рыбы, а не сам процесс рыбной ловли.

Побил за один день все свои мыслимые рекорды, выловил десяток щук от 8 до 12 кг, поймал два десятка 1,5-килограммовых окуней - отдай дань благодарности столь щедро одарившей тебя реке, возьми сколько надо для пропитания, остальное, будь добр, верни обратно. Как бонус, можно захватить домой щучку на 3 кг и пяток копченых килограммовых окуней или язей для близких, никто тебе худого слова не скажет.

Мои домашние уже давно привыкли, что с рыбалки я приезжаю «пустой», без рыбы. В лучшем случае по спецзаказу и по возможности домой привозится новогодняя щука или 10-20 «горбачей» для воскресного барбекю с друзьями. Складывающаяся ситуация напоминает Волго-Ахтубу 15-летней давности.

Прошу меня понять, я не против ни приезжих, ни местных рыболовов, но с такими темпами рыбодобычи и с таким отношением к нашим рыбным богатствам скоро и в сибирско-уральских реках мы будем ловить только «шнурков» и «матросиков».

Северная Сосьва - не Волга и не Ахтуба, для ее уничтожения понадобится гораздо меньше времени.

<<< Вернуться в раздел