Непойманный таймень

Непойманный таймень

Было это пару десятков лет назад. Жил и работал я тогда в Зейском районе Амурской области. Места красивейшие: распадки, сопки, горные ключи с чистейшей холодной водой, а в них хариус, ленок, таймень. Почти все выходные проводили на рыбалке, ну а уж в отпуск осенью старались забраться куда-нибудь в верховья одной из речушек, чтобы спуститься на резиновых лодках недели за две, поближе к дому.

В тот год нам крупно повезло - через знакомого диспетчера в аэропорту сумели договориться, чтобы нас взяли на борт МИ-8, который развозил продукты на геологоразведочные точки по району. Вертолет опустился на стлань-помост из бревен на берегу реки Деп - притока реки Зея. Попали мы в самые верховья, в сорока километрах ниже озера Огорон, из которого Деп берет свое начало. До ближайшего поселка километров двести; людей, кроме геологов, на пути не встретишь. Уже ближе к вечеру мы с Геннадием быстро накачали лодки, уложили вещи - и в путь.

Ширина притока метров 20-30, глубина до метра, на перекатах и того меньше.

Вода, как слеза, но бурого цвета, видно, это зависит от цвета дна. На первом же перекате на обычную колебалку мне удалось поймать небольшого, с полкилограмма, ленка. Казалось бы, радость невелика, но мы поняли главное - клев будет. Вскоре поймали еще по одному ленку, уже под килограмм каждый, разбили табор, развели костер. Уха из свежей рыбы была вкуснейшая. Освободили лодки, вытащили их на косу, перевернули дном вверх - спальное логово получилось отменное. С тех пор в походных условиях так и спим - проще и удобнее, чем таскать с собой палатку - лишний груз, место в лодке, а уж если намокает, то особенно хлопотно. От комаров и мошки мазь и марля, спальный мешок само собой. На случай дождя берем с собой целлофановую пленку.

Утром проснулись - легкий морозец, иней. Первые числа сентября - время бабьего лета, а здесь, на севере Дальнего Востока, в горах, уже ощущается дыхание холодной осени. Попили чай, перекусили и поехали дальше. Под одним берегом плывешь - под другой кидаешь блесну, и так весь день, перерыв только на обед - походить по косе, размяться. В среднем за день проходили около 15 км, на карте размечали маршрут на день. За день ловили по десятку килограммовых ленков, а с наступлением сумерек меняли блесну на искусственную мышь. В ловле на эту приманку есть свои прелести.

Ночь, полная темнота, только звезды сияют, если плывешь на плесе - тишина до звона в ушах. Противоположный берег - только очертания верхушек кустов. Кинешь мышь - вместо шлепка о воду - шорох - значит, повисла на кустах. Выдернешь - приплывет с листьями прибрежного тальника. А хватает ленок «мыша» своеобразно. Иногда начинает сосать и чавкать - это среди полной тишины, не видно, где и приманка-то плывет. Раза два чавкнет, потом следует хватка, рывок, короткая борьба, и вот он, красавец, в лодке. Ночью почему-то попадаются экземпляры покрупнее. А иногда ленок догоняет мышь, переворачивается и бьет ее хвостом - видно, надо ему оглушить жертву, чтоб не царапалась. Тут главное - не дергать и не торопиться, а сделать паузу, после чего следует хватка. Но бывают и случаи, когда хищник берет сразу, не миндальничая. В реках бассейна Амура, хотя и реже, чем ленок, встречается таймень. Обычно в начале переката стоит ленок, а в конце - таймень. И если вы под перекатом поймали пару ленков, будьте уверены, что тайменя там нет.

Ночью подолгу мы старались не плыть: за день и так устаешь, да еще и опасно, особенно на перекатах. Как-то на пятое утро нашего пути смотрю, Геннадий сидит на берегу во «внеурочное» время, развел костерок и что-то делает. Спрашиваю: «Что у тебя?» «Плыви, догоню», - отвечает. На обед остановились - у меня 5 ленков, а у него 7, хоть и шел за мной. «Как?!» А он мне показывает блесну. Раньше продавали эмалевые блесны голубого, желтого, серого цветов - раскраска далека от натуральной, нам они не нравились. Он ее положил на горячие угли, и она минут через пять побурела под цвет воды и кое-где эмаль поотскакивала, получилась в крапинку. Идет как живая. Ведь воблеров, «меппсов», силикона не было. Вот и изобрели. С этого дня оба стали ловить рыбу чаще.

Река меж тем становилась больше, ширина ее уже достигала ста метров - давали знать о себе впадающие чуть не на каждом километре ключи и ключики. Около устья крупных ключей мы задерживались подольше - здесь всегда «дежурят» несколько ленков, собирают корм, что скатывается по ключу. На плесах, в заводях иногда стала попадаться щука. А поймать ленка или тайменя на плесах днем - почти бесполезная затея. Вот и приходилось работать вхолостую; иногда гребешь по полкилометра, от переката до переката без остановок. От постоянной гребли, да если еще ветерок навстречу, сводит лопатки, покалывает мышцы спины, периодически разворачиваешь лодку - то носом, то кормой вперед.

Проплывать мимо перспективных мест просто так все равно жаль, поэтому тащишь за собой дорожку, на всякий случай. А с дорожкой нет-нет да и зацеп. Там-то и родилась у меня мысль изобрести блесну «Донную» незацепляйку.

Как-то к концу дня вышли на перекат. Сильное течение начало прижимать нас к крутому лесистому берегу, из которого, как пики, торчат полусмытые ели и пихты, угрожая пропороть лодку. И здесь же поворот чуть не на девяноста градусов.

Зачерпнешь воды - потеряешь время. Поэтому гребешь против течения изо всей силы, только весла мелькают.

Обратите внимание

На перекате волна до метра, скорость течения большая. Проходить такие места нужно только кормой вперед, одновременно гребя против течения. Тогда лодка становится вполне управляемой, можно лавировать между камнями и уклоняться от коряг. Ведь груз в лодке вместе с рыбой весит около ста килограммов, да еще сам с болотниками потянешь столько же, инерции лодки большая.

За перекатом на повороте реки образовалось большое улово, кружилась пена. Сразу стало ясно, что здесь должен жить хозяин реки. Я прижался к крутой косе левого берега, где течение чуть слабее, и, как с горки, плавно въехал в улово. Геннадий плыл сзади, и, увидев, что я занял место, пронесся мимо, как курьерский поезд. Я начал блеснить - поклевок не было. Сумерки сгущались, на горизонте появилась Венера, за ней остальные звезды. Заменил блесну на мышь. Бросал и в хвост переката, и на границу омута, вправо и влево - поклевок нет. Рука медленно крутит ручку катушки, мышь уже не видно - темно, мысли где-то далеко-далеко, перекат притих. Ночь. Вдруг справа за бортом, совсем рядом, как большой лопатой, по воде ударили. Меня окатило холодной водой настолько неожиданно, что душа улетела в пятки. Лодку развернуло волной. Мелькнула мысль - это чья-то глупая шутка. Не скрою, перепугал меня таймень. Он хотел оглушить хвостом мышь, да, видимо, сомневался и дошел до самой лодки. А может, увидел приманку слишком поздно. Во всяком случае, я дернулся, а он это заметил. Утюжил я улово еще полтора часа, молил Бога, чтоб все повторилось. Бесполезно. Значит, не станет моим этот таймень. Где-то далеко в темноте маячил костер Геннадия. Когда я подплыл, он немного поворчал - нельзя же так нарушать правила и традиции, ночь есть ночь, а узнав, что меня какой-то монстр перепугал и облил водой - посочувствовал. Следующий день, судя по карте, у нас был завершающим. Мы должны были приплыть в заброшенный поселок Рычково, где работала бригада по заготовке леса, а оттуда на автобусе-вездеходе 60 км до поселка Юбилейного.

Утром тронулись в путь. На одном из последних перекатов у меня клюнул ленок. Я его вытащил и вышел из лодки. Теперь рыба плавала на шнуре рядом. За час, стоя в болотниках по колено в воде, я вытащил с одного места 17 ленков! Осень, рыба спускается из ключей и сбивается в стаи. Это, видимо, была мне компенсация за вчерашний душ. Геннадий в конце этого же переката взял тайменя на четыре килограмма.

Геннадий в конце этого же переката взял тайменя на четыре килограмма

Сел в лодку - ноги ставить некуда - коричневые ленки заняли все свободное место. Спустились до базы леспромхоза, нас встретил знакомый сторож, дядя Митя. Увидели первого человека за десять дней. Дядя Митя начал жаловаться: «Рыбы нет, не клюет, всю повыловили». Мы ему показали улов за полдня - он ахнул. Начал срочно мастерить такие же блесны в крапинку, как у нас. А мы меж тем прямо на берегу потрошили и солили дневной улов. Вдруг метрах в тридцати от берега удар хвостом, всплеск. Спиннинг рядом, я кинул блесну чуть выше по течению. На третьем обороте катушка остановилась. Соперник серьезный. Покачал, потянул - стоит, не двигается. А потом как выдаст «свечку»! Таймень больше метра, красавец с красными плавниками. Борьба шла минут двадцать: таймень выскакивал, тряс головой, уходил на глубину, бросался в стороны. Однако ни «свечки», ни резкие броски вниз по течению не дали ему возможности сойти с тройника блесны. Геннадий меж тем забрел по колено в воду и спокойно ждал удобного момента. И вот таймень у его ног; уткнулся и стоит, уставший. Мой друг аккуратно взял рыбину за жабры и вытащил на берег. Таймень потянул на 9,5 кг. Дядю Митю после этого чуть удар не хватил. Ведь он в округе самый авторитетный рыбак, а тут из-под его «Казанки» на берегу такую рыбу ловят! Он тут же завел мотор и уехал на свои заветные места. Через два часа вернулся счастливый, привез 6 ленков, ловил на блесну в крапинку.

Наутро мы уехали домой, а тот не пойманный таймень, что окатил меня водой, так и остался гулять на свободе. Хочется верить: он по-своему был мне благодарен на всю оставшуюся жизнь. А такие мощные таймени живут, как правило, долго.

Таймень на 9,5 кг.

Автор: Евгений Хотьковский

<<<Вернуться в раздел