За июньским хищником на остров Везения

Июнь шагает по стране. Сильная жара и большая вода.

Во многих регионах в начале лета ситуация обстоит именно так. Во многих, но не во всех. На Полярном Урале температура в июне может быть такой же, что и в сентябре, то есть 5-10"С, а в некоторые дни и вовсе около нуля. Однако высокий уровень воды в первый месяц лета сохраняется в большинстве уральско-сибирских водоемов.

Паводковые воды постепенно сходят «на нет», реки и озера занимают свои привычные летние границы в берегах, рыболовы же пытаются найти рыбу на широких водных просторах.

Июнь - месяц «большой» воды, затопленных пойменных лугов, берегового кустарника, а иногда и дремучего леса. Если рыболовы юга России, после нерестового запрета, начинают сезон на привычных водных просторах при нормальном летнем уровне воды, то сибирякам и уральцам часто приходится первый раз в сезоне забрасывать приманку между деревьями и кустами.

Прошлогодний сезон несколько отличался от предыдущих. Снежная зима, частые весенние осадки, мощный паводок - все указывало на то, что воды в июне будет больше обычного. Как правило такие обильные «природные возлияния» предвещают отличный клев в течение всего года. Не оказался исключением и этот сезон.

Поездка на реку была запланирована на середину июня, сразу после окончания нерестового запрета. Сводки с места предстоящих событий не внушали спокойствия. Что сайты с прогнозом погоды, что вертолетчики, периодически мониторившие ситуацию с воздуха, убеждали нас - делать на реке сейчас нечего. Берега затоплены, плесы превратились в небольшие озера, мелководные перекаты и косы пропали. Рыба в такой ситуации, по мнению большинства знатоков, разбредается по всей акватории, и найти ее очень трудно. Осенью, во время сильных осадков, это утверждение отчасти верно, но не в начале лета.

Июньского хищника на любом водоеме найти относительно несложно. Большинство щук и окуней находятся рядом с нерестилищем кормовой рыбы. На прогретых мелководных участках, где много икры и мальков, пасется основная часть местных хищников. Через несколько дней или недель молодь скатится в коренную реку, но пока этого не произошло, куражатся все. Наверное, только язь в силу сроков своего нерестового периода не участвует в этой вакханалии. Свое он начинает добирать месяцем позже и продолжает жить полноценной жизнью хищника вплоть до следующего мая-июня.

В этот раз понадеявшись, как обычно, на свой опыт и удачу, а в большей степени из-за заранее запланированных сроков, мы в условленное время выдвинулись на реку.

Встретила она нас совсем негостеприимно. Холод и дождь совершенно не давали расслабиться первые два дня. И так высокий уровень воды в первый вечер подпрыгнул сантиметров на 20. Для таежной, не горной реки это очень высокий показатель.

Промозглая, сырая погода совершенно не располагала к продуктивной и приятой ловле. Собрав волю в кулак, мы каждое утро выдвигались из теплой и уютной избы под нудным моросящим дождем на реку. Конечно, приехав «за тысячу километров», мы проводили в непромокаемых плащах и костюмах на реке весь день. Конечно, мы ловили рыбу (и неплохо) и радовались каждой поклевке, но ощущения в это время были на грани «добра и зла». Как потом оказалось, запланируй мы поездку дня на три позже, всех негативных погодных моментов мы бы избежали, даже «не кашлянув».

Сильный ветер и непрекращающийся дождь в первые дни заставили нас искать рыбацкого счастья в речных заливах и старицах, защищенных от ветра высоким берегом и лесом. В таких местах получалось полноценно проверить взятый с собой арсенал приманок, определить из них наиболее востребованные, понять предпочтения хищника в данный момент.

Высокая вода позволяла заходить в такие укромные места, продираться в такие глухие протоки, о которых мы в «межень» не могли и мечтать (фото 1). Дождь и ветер к вечеру второго дня не помешали понять, что большая часть хищников «пасется» у берега на мелководье, предпочитая закусывать сеголетками, которых в прибрежной траве и затопленных кустах были многие тысячи.

Высокая вода
Фото 1

Надо сказать, что такую ситуацию мы предвидели заранее. Многолетний опыт ловли в июне на уральских и сибирских водоемах подсказывал, что большая часть активного хищника должна в этот период рыскать в береговой зоне в поисках легкой и многочисленной добычи. Уставшая от нереста бель и тучи мальков стали своеобразной скатертью-самобранкой для щук и окуней. «Травянки» до 3 кг и окуни-«горбачи» (фото 2) прекрасно чувствовали себя среди густой растительности или между корнями тальника на глубине 15-40 см.

Окунь-«горбач»
Фото 2

Сильный ветер и моросящий дождь не могли заглушить мощные удары хищника по поверхности воды. Все затопленное мелководье представляло собой один большой охотничий полигон. С разницей в 5-10 секунд «шлепки» и «удары» слышались со всех сторон. Конечно, мы периодически проверяли русловые ямы и мощный коряжник под крутым берегом, но результат каждый раз был нулевой.

И вот, наконец, погода наладилась. Утро третьего дня встретило нас ясным солнышком и абсолютным штилем. И хотя температура воздуха что в этот день, что в дальнейшие так и не поднималась выше 15°С, ощущение, что жизнь и рыбалка налаживаются, больше не покидало нас до конца поездки.

Первый солнечный день мы решили посвятить своеобразному эксперименту. Мысль пройти сплавом с рыбалкой значительный участок реки зрела у нас давно, настало время воплотить ее в жизнь. Наметили маршрут, договорились, что сплавляемся на 30 км ниже по течению, попутно облавливая все перспективные места, затем поднимаемся к избе на моторах.

Первый экипаж со старта в бодром темпе двинулся вперед, особо не задерживаясь ни на одном месте. Мы же с товарищем решили более тщательно облавливать акваторию реки, стараясь ничего не пропускать. Первая лодка уже давно скрылась за очередным поворотом, а мы все так же тщательно и планомерно прочесывали своими приманками реку. На русле цепляли глубоководные (фото 3), на мелководье - поверхностные (фото 4). Движок в течение дня практически не заводили, прошли на нем лишь пару откровенно бесперспективных участков, каждый длиной метров по 500.

На русле цепляли глубоководные...
Фото 3
...на мелководье - поверхностные воблеры
Фото 4

В дрейфе пробовали троллинговать, ловить взаброс, постоянно меняли приманки по типам, весу, расцветкам. Результат такой рыбалки за день - три окуня-«горбача» весом около 1 кг и пара невнятных ударов по блеснам.

На мели ситуация выглядела совсем по-другому. Любое мелководье, поросшее свежей травкой и имевшее ширину 1-1,5 м, было нашпиговано хищником «по горлышко». Размер рыбы мог в разных местах варьироваться кардинально, но ее присутствие и активность были видны издалека.

Через пару часов интенсивной рыбалки мы научились навскидку, по визуальным ориентирам, определять примерный вес щук и окуней, занявших данный охотничий «пятак». Если «жидкая» полоса береговой травы отступала от берега всего на 2 м, пусть она и тянулась на сотню-другую метров, то встретить там «зубастых» крупнее 1 кг и «полосатых» более 0,5 кг было нереально. А вот если заросли были обширными, то вероятность поклевки щуки на 3-5 кг или полосатого «монстра» весом под 1,5 кг увеличивалась многократно.

Таких перспективных мест на июньской реке было относительно немного, но каждое из них издалека привлекало к себе внимание и требовало особого подхода. Обычно это были обширные речные заливы или устья крупных ручьев, стариц и небольших рек, называемых на севере курьями. На тщательный облов каждого такого места уходило до 1,5 часов. Проверили всю площадь парой приманок, взяли наиболее активного хищника - вернулись на исходную, «переобулись» и снова в бой. Не только размер, но и общее количество щук и окуней в таких «пампасах» было на порядок выше, чем в скудной береговой зоне.

Из-за такого прилежания и ответственности пройти весь 30-километровый маршрут за день мы так и не смогли. Ближе к вечеру встретили своих товарищей, которые возвращались на полном ходу. Оказалось, что они еще 4 часа назад завершили ловлю и просто ждали нас в конечной точке. Перекусили, подремали и, не выдержав длительного ожидания, рванули навстречу. Тут же, на берегу, подвели итоги трудового дня (фото 5).

Тут же, на берегу, подвели итоги трудового дня
Фото 5

Картина получилась следующая.

Особенность первая. Экипаж наших друзей тоже покуражился на мелководных поливах. По поскольку они рыбачили «торопливо и скоро», то поймали раза в три меньше, чем мы.

Особенность вторая. Крупных экземпляров у них было больше, и намного. Судя по всему, сработал принцип таежных и горных рек - снятие сливок. Рыболовы, облавливающие маршрут первыми, добывают наиболее активных и крупных хищников, идущие следом добирают остальных. Наш более тщательный подход к ловле принес нам ощутимое преимущество в количестве, но мы проиграли в качестве более энергичному экипажу.

Особенность третья, самая главная. Против наших 3 горбачей, пойманных на струе, конкуренты-коллеги предъявили фото и видеодоказательства поимки на этой же струе трех тайменей (фото 6). Кроме того, они имели еще два схода хороших экземпляров «хозяина».

Таймень
Фото 6

Вот это расклад! Хочу сразу сказать, что ловля тайменя в этой поездке нами не рассматривалась совершенно. Пять дней на реке мы планировали посвятить именно щучье-окуневой рыбалке в стиле «релакс», а не охоте на «речного тигра». Топлива с собой было взято именно столько, чтобы обеспечить спокойную, неспешную рыбалку недалеко от избы. «Подрываться» в верха или «ломиться» на сотню километров вниз никто не собирался.

Наш коллектив давно практикует основные принципы советского хозяйства - план и обязательства. Например, перед этим выездом мы прекрасно отдавали себе отчет в перспективах предстоящей рыбалки, поэтому основную цель поездки (план) обозначили так - «ловля некрупного, но многочисленного хищника в местах скопления основного корма в данный период, то есть на мелководье». Это для протокола. Если говорить проще, то все надеялись на ураганный жор жадной «травянки» и мощного горбача.

Следующий момент - обязательства. Коллегиально решили, что каждый экипаж обязуется честно, непредвзято и в достаточном количестве уделить время ловле на русловой части реки (фото 7), чтобы вывести некий оптимальный алгоритм ловли в данный период на данной реке.

Ловля на русловой части реки
Фото 7

Понимая, что основная часть активного хищника охотится на мелководье, нам было интересно проверить, остается ли какой-либо агрессор на самом стрежне или в русловых ямах. Надеялись, конечно, на поимку трофейной щуки-«задесятки», которая еще в марте «рвала и метала» на этих самых местах, а в голове, в качестве прилова, «держали» крупных окуней, язей и налимов.

Пусть вас не удивляет упоминание налима. На северных реках период его «анабиоза» составляет всего 1,5-2 месяца, а в некоторые годы этот хищник активно ловится и в середине июля.

Итак, к концу дня были следующие результаты. Первый экипаж отловился «по хвостам» относительно скудно, но по трофеям великолепно. Второй экипаж (упорный, работоспособный и ответственный) поймал в 3 раза больше «по хвостам», но относительно крупных экземпляров не набралось и с десяток. Кто победил, чья стратегия оказалась наиболее продуктивной? До сих пор споры на эту тему в нашей компании не утихают.

Ситуация стала совершенно понятной и предсказуемой. Решили оставшиеся пару дней уделить острову. Так мы назвали место нашей дислокации. На самом деле это не остров, а участок суши, окруженный старицей, имеющей вид «краковской» колбаски (фото 8). Правда, немалую часть времени перемычка залита водой. Так или иначе, но на этот остров при желании попадают все. Люди на лодках, звери по лесной тропке, иногда скрытой водой. Даже в июне, раскатав голенища сапог, можно спокойно забрести на остров.

Место нашей дислокации
Фото 8

Удобный танковый подъезд, добротная изба с баней, великолепные виды, отличная рыбалка в округе всегда манили на этот пятачок множество рыболовов. Рыбы много всегда, но особенно в начале лета и в сентябре. Изюминка участка - глубокая яма, граничащая с основным руслом, на выходе с острова.

Итак, до отъезда оставалось два дня, которые решили полностью провести не далее 200 м от жилища. Водная акватория вблизи острова представляла собой бывшее основное русло с приличной глубиной, окруженное многочисленными мелководными заливами, иногда глухими, иногда соединенными узкими перемычками. Некое микроподобие дельты реки Средней полосы.

Как и на настоящих раскатах, хищник буйствовал на местных просторах неистово. Оба дня все рыболовы просто отводили душу. Не мудрствуя лукаво, в день X я снабдил весь коллектив подповерхностными крэнками от JACKALL (фото 9), «и рука бойца колоть устала». Крупные, тяжелые, пузатые Chubby, Cherry, Cherry Footer, 10CC летели далеко и точно, редкую молодую траву легко расталкивали или косили крутыми боками и острыми тройниками, соблазнительно гнали перед собой волну у самой поверхности и бывали атакованы по 5-6 раз за проводку (фото 10).

Крэнк от JACKALL
Фото 9
Chubby, Cherry, Cherry Footer, 10CC бывали атакованы по 5-6 раз за проводку
Фото 10

Периодически пробовали мы и приманки-«незацепляйки», «колебалки» с одинарником и защитным усиком, Minnow Spoon от RAPALA (фото 11), «резину» на офсетнике без дополнительной огрузки - все не то! Поклевки, конечно, были, рыбка ловилась, но «феньшуйными» оказались в этот раз именно японские «толстячки».

Minnow Spoon от RAPALA
Фото 11

Можно было заплыть в «озерцо» площадью 40 кв.м и простоять там час, вытаскивая с каждого заброса щуку за щукой. Окунь тоже ловился исправно (фото 12), причем экземпляры иногда явно переваливали за кило. Правда, самые матерые горбачи крутились на границе травянистого мелководья и начала руслового свала.

Окунь тоже ловился исправно
Фото 12

В тех местах, где паслись стаи крупного окуня, щука практически отсутствовала. Пятаки эти были очень небольшими по площади. Лишь изредка неопытный килограммовый зубастый подросток, как шальной бросаясь на приманку издалека, неожиданно перебивал увлекательную охоту за горбачами. Щучьи атаки на подповерхностную приманку были хорошо заметны. Часто, предполагая, что снизу к воблеру подбирается крупный окунь, мы резко отдергивали приманку с линии атаки отчаянного, но небольшого зубастого хищника.

С другой стороны, на мелководных поливах, где царствовала щука, крупного окуня не было совершенно. Несколько мелких окунишек не в счет. Щука же на небольших участках «паслась» самого разного размера (фото 13). В два спиннинга можно было «не сходя с места» выловить 20 небольших хищниц, а на последних контрольных забросах неожиданно «приголубить» пару «мамочек» под 5 кг. Или наоборот - подряд 3-4 трофейных рыбы, а потом «мелочь» как из пулемета.

Щука самого разного размера
Фото 13

Уровень воды падал на глазах, открывая молодую траву, обнажая кочковатые берега, закрывая узкие проходы между оставшимися озерцами-«пятачками». То ли рыба, наколотая и отпущенная в первый день, становилась осторожнее, то ли резкое падение уровня воды было тому виной, но к середине второго дня клев возле острова резко стал сходить «на нет». Поймать, конечно, можно было, и немало. Но как-то пропала молодецкая удаль, куда-то резко подевался кураж. Наступило столь знакомое чувство пресыщения рыбной ловлей. Ничего общего с нахождением на реке это не имеет, на острове все готовы были прожить еще пару-тройку дней. Но рыбачить уже не хотелось.

Река дала нам максимум эмоций, мы тоже выложились сполна. Когда наступает ощущение, что ты выжат, как лимон, когда перестают радовать ранние подъемы в ожидании выхода на воду, когда руки перестают «зудеть» в ожидании любимого спиннинга, это означает одно - пора домой. А реке на прощание, конечно, скажем: «Спасибо, и до новых встреч!»

Автор: А.Потапов

<<<Вернуться в раздел