Иман Бурлук, щучье царство

В Казахстане, в Северо-Казахстанской области есть река Иман Бурлук. Как и многие другие степные реки, Иман Бурлук богат рыбой. Любая снасть здесь добычлива. Но особенно уловистым остается все-таки спиннинг, потому что Иман Бурлук - река щучья.

Когда среднестатистический житель России слышит о Казахстане, ему представляется унылая равнина без конца и края. К реке, о которой идет речь, этот образ имеет разве что географическое отношение. На протяжении своего стокилометрового пути Иман Бурлук протекает сквозь живописные, исторически интересные места.

Исток находится в оз.Имантау, расположенном на Кокчетавской возвышенности - крае озер, сосновых боров, лесистых сопок и причудливых скальных останцев. Здесь Иман Бурлук наиболее красив: река течет по лесному массиву, перемешанному с обрывами, нагромождением валунов, песчаными косами. В среднем течении Иман Бурлук имеет обычный вид степной реки - левый берег равнинный, правый обрывистый, глубокие омуты чередуются с узкими, в один шаг шириной, перекатами.

Протекая по однообразной местности, река, на первый взгляд, как бы теряет свою живописность. Среди степи и редких сопок тянутся бесконечные заросли прибрежных трав и кустарников, сквозь которые с трудом можно подойти к открытой воде. Только в тех местах, где река течет по каменистому руслу, есть удобные подходы к берегу. Именно здесь, среди однообразного ландшафта, появляется какой-нибудь приятный для глаза вид: необычная скала, перелесок или тихая заводь под обрывом, в которой отражается бездонное небо. Красота таких урочищ запоминается наиболее ярко и чем-то похожа на значимые вехи личной биографии.

В районе пос.Ботай русло Иман Бурлука имеет необычный вид. Весенние разливы подмыли правый обрывистый берег реки и обнажили древние пласты земли с преобладанием серо-красных и серо-зеленых оттенков. Подобные выходы древних пластов на поверхность не остаются без внимания ученых. Они произвели здесь раскопки и сделали интересное открытие: в эпоху неолита на берегах Иман Бурлука поселились люди. Жили они в землянках и занимались коневодством. Раскопанное поселение оказалось не похожим на другие, поэтому археологи даже ввели понятие «Ботайская культура» - по названию близлежащего поселка Ботай.

Свой путь река заканчивает в Сергеевском водохранилище, на р.Ишим. Перед впадением в него Иман Бурлук протекает среди скалистых берегов. После ярких, запоминающихся урочищ среднего течения окружающие пейзажи приобретают вид строгой мужественной красоты. На многие километры тянутся отвесные скалы из серого гранита, поросшие березой, редкими соснами и степным разнотравьем.

По всему течению Иман Бурлука нет городов и больших сел, по этой причине вода в реке до сих пор остается чистой. Об удивительной чистоте бурлукской воды стоит рассказать подробно.

Сейчас, спустя годы, трудно вспомнить, от кого впервые я услышал выражение: «Вода в Бурлуке шалая». Шалая - в смысле обманчивая. В этом мне неоднократно приходилось убеждаться, что называется, на собственной шкуре. При переходе реки вброд обманчивость непременно сыграет с новичком шутку. Один неосторожный шаг - и ты оказываешься по грудь в воде, на том месте, где, казалось, глубина всего-то по колено.

Искупавшись подобным образом несколько раз, начинаешь передвигаться осторожно, пробуя каждый шаг. И когда вдруг снова оказываешься мокрым с ног до головы, уже не чертыхаешься, как раньше, а смеешься: «Ах, шалая вода, шалая!»

В Иман Бурлуке водится много рыбы. Ихтиофауна представлена практически всеми породами рыб, населяющими Обский речной бассейн: лещ, язь, плотва, линь, карась, вездесущий окунь, таинственный вьюн и реликтовый вид ельца обыкновенного - елец казахстанский оказываются добычей рыболова. Но главное богатство реки - щука.

На всем течении Иман Бурлука, в любой заводи, в любой протоке можно поймать эту зубастую охотницу. В дни, когда над степью нависают тучи и опускается густой туман, поклевки следуют на каждом забросе. Щука берет решительно, в то время как в иных местах ее не соблазнить никакими приманками и изощренными проводками. В некоторые дни неподъемные уловы - обычное явление.

И все же, несмотря на общую простоту поимки, не все так просто в щучьей ловле, как может показаться на первый взгляд. В «шалой» воде Иман Бурлука щуки замечают рыболова еще в то время, когда он издали подходит к берегу. В большинстве случаев зоркая рыба затаивается, и спиннингист уходит из заводи не солоно хлебавши.

Важным условием успешной рыбалки, помимо подходящей приманки и ее грамотной проводки, будет маскировка. Скрытный подход к месту заброса всегда успешен и порой приподносит ошеломительные сюрпризы. Именно с помощью маскировки я поймал в Иман Бурлуке свою самую большую - пятикилограммовую - щуку. Так что приезжему спиннингисту придется сначала приноровиться к местным условиям, чтобы понять простоту и одновременно сложность здешней щучьей ловли во всем ее великолепии.

За последние годы в районе близлежащих сел щука несколько измельчала. Крупная вылавливается в весеннее половодье в основном, конечно, сетями, но отчасти и любителями спиннинга - городская снасть проникла в деревню. Из узких проток и небольших плесов трофейные щуки перекочевали в труднодоступные омуты, по-местному - котлованы. Их берега заросли колючей ежевикой, лозняком и речной ивой особого вида: ее стволы и ветви переплетены до такой степени, что сквозь них не протиснется живое существо крупнее мыши.

Если рыболов найдет способ незаметно пробраться к открытой воде, то поклевка трофея гарантирована. Труднодоступные омуты всегда интересуют меня как рыболова. В поиске таких мест я могу долгими часами шагать под раскаленным солнцем по степному бездорожью. В один из таких походов я наткнулся на неизвестный омут - там-то и клюнула моя самая крупная щука, о которой я упоминал ранее.

Как и в большинстве других водоемов, щуки Иман Бурлука ловятся на почти все приманки, популярные у любителей спиннинга, - спиннербейты, воблеры, поролонки, разнообразную «резину», вращающиеся блесны. И все же в предпочтениях бурлукской щуки прослеживается некий консерватизм: из всех приманок самой добычливой остается колеблющаяся блесна. Самая уловистая - серебристый Syclops от MEPPS. Это объясняется формой и цветом кормовой рыбы. Плотва, язь, елец в Бурлуке прогонисты, их чешуя имеет очень нежный, голубоватый оттенок высокопробного серебра, а спинка контрастна с чешуей и кажется угольночерной. Впоследствии я стал красить край серебристой блесны черной краской, имитируя бурлукскую кормовую рыбу. Количество поклевок от этой, на первый взгляд, малосущественной доработки существенно возросло.

Другая моя любимая приманка после колеблющейся блесны - поппер. Особенно интересно с ним рыбачить на мелководье, где глубина не превышает 20-30 см. Сначала наперерез приманке появляется клиновидная волна, затем следует поклевка, сопровождаемая всплеском и каскадом брызг: подсеченная щука борется за свою свободу.

Чтобы понять всю прелесть ловли на поппер, надо хоть раз увидеть, как щука его атакует. После этого вы полюбите эту приманку на всю жизнь! Есть еще одна причина, по которой я применяю поппер.

Помимо рыбы щука охотно питается полевыми мышами, случайно попавшими в воду. На Иман Бурлуке есть места, где эти грызуны создали обширные колонии. Таких поселений много в береговых обрывах: норки выходят наружу, и время от времени неосторожные полевки падают в воду - там их и подстерегает щука.

За годы наблюдений у меня сложилось впечатление, что здешняя щука вообще предпочитает питаться грызунами, проявляя завидную выдержку, карауля жертву. На берегах, населенных полевками, можно часами «макать в воду» различные приманки и не добиться поклевки. Но стоит только оснастить спиннинг поппером и «побулькать» им у кромки обрыва, как мгновенно следует решительная хватка. Видимо, своей манерой игры поппер напоминает щуке барахтанье испуганной мыши, попавшей в воду.

В последнее десятилетие я практически не ловлю щуку: причина тому - переход на сверхлегкий спиннинг. Мне гораздо интереснее поймать осторожного леща, неторопливого карася или проворную плотву, но щуки Иман Бурлука издавна остаются желанными трофеями. Поэтому по приезде на реку я на день-другой откладываю свои приманки для «нехищной» рыбы и перехожу на ловлю щук.

Мои самые добычливые места располагаются в районе сел Казанка, Всеволодовка, Ольгинка - вплоть до впадения реки в Сергеевское водохранилище. Рядом с селом Казанка, среди отвесных скал правого берега Иман Бурлука, есть глубокий овраг. За долгие годы талая вода насквозь проточила береговую породу - получился удобный спуск к реке.

Овраг выходит на одно из самых красивых в округе мест - так называемую Трехэтажку. Это скальный выступ, причудливо сложенный природой из трех больших прямоугольных камней в виде несимметричной ступеньки. У подножия Трехэтажки разливается широкая заводь с чистым песчаным дном. Моя первая рыбалка на реке всегда начинается отсюда, этой традиции четверть века.

Заводь часто посещают местные рыболовы и отдыхающие, но, несмотря на это, здесь почти всегда можно поймать несколько щук, особенно в ранние утренние часы. В зависимости от планов на день после Трехэтажки я иду вверх по течению реки, к заводям села Грачевки, или отправляюсь вниз к плесам, расположенным у села Всеволодовки. При кажущемся на первый взгляд однообразным характере реки щучья рыбалка в обоих местах имеет разную результативность. Заводи ниже по течению мелкие, открытые; щуки там много, но вес особей редко превышает 800 г. В стороне Грачевки, наоборот, заводи глубокие, труднодоступные, поклевки случаются реже, зато каждая пойманная щука весит от 1 кг и более.

На всем протяжении реки у меня есть любимые заводи. Каждая из них запомнилась по-своему, с каждой связаны яркие воспоминания. Хочу рассказать об одном из таких случаев.

Рыболовы любят красочно повествовать о своих достижениях. Причина понятна; воспоминание о выдающихся уловах ласкает самолюбие. Я, наоборот, расскажу о своей самой большой неудаче, случившейся на Иман Бурлуке. Это было в середине 80-х годов, на заре моей карьеры спиннингиста.

Однажды я рыбачил в Навстреченских плесах. День выдался жаркий и бесклевный. С раннего утра и до обеда случилась всего одна щучья поклевка, и я решил вернуться в поселок, где остановился у родственников.

Обратная дорога проходила вдоль обрывистого берега реки, по самой его круче. На краю пологого спуска есть широкая площадка, венчающая остроконечный утес. Я спустился на его вершину и чисто из озорства сделал заброс с высоты. Подобные чудачества всегда мне удавались в прошлом. Могучий советский спиннинг, леска невероятной толщины и катушка «Невская» позволяли свободно поднимать наверх приличных по весу щук.

Когда блесна упала в воду, произошла мгновенная поклевка. Стеклопластиковая палка, которая громко называлась в те годы спиннингом, согнулась в дугу. С 12-метровой высоты было отчетливо видно, как в глубине извивается белесое тело огромной щуки! Меня охватило смешанное чувство радости и испуга: «Поймал - хорошо! Но как втащить на утес такую рыбину?! Подниму, леска у меня - как канат!»

Всё закончилось довольно просто. После непродолжительного сопротивления щука исполнила обычный фокус, именуемый «свечкой». На поверхность резво выскочило этакое «бревнышко» и мотнуло головой. Блесна с лязгом вылетела из зубастой пасти...

С той поры, проходя мимо этой заводи, я вновь испытываю чувство затаенной, не залеченной временем досады. Я подхожу к краю утеса и вглядываюсь в воду в надежде увидеть ту, трофейную щуку...

Иногда для разнообразия я откладываю спиннинг и перехожу на ловлю щуки одним довольно любопытным способом. Его мне показал знакомый рыболов из с.Казанка.

На прочное удилище привязывают толстую леску со снасточкой из двух тройных крючков. Крючки связывают между собой тонкой сталистой проволокой. На снасточку насаживают мертвую рыбку, а затем забрасывают в перспективное щучье место. Подергиванием удилища рыбку заставляют двигаться, как живую.

Эта анахроничная снасть, несмотря на громоздкость, добычлива и имеет перед спиннингом одно существенное преимущество. В отдельных местах русло реки состоит из цепи соединяющихся между собой крохотных, сильно заросших заводей. Щуки в них много, а сделать качественную спиннинговую проводку невозможно.

Длинным удилищем можно свободно опустить снасточку с рыбкой в любое «оконце» среди травы. Если щука здесь стоит, то поклевка следует незамедлительно. Удовольствия от вываживания рыболов получает не меньше, чем при спиннинговой ловле, особенно если ловить углепластиковым удилищем.

Но самое незабываемое ощущение - возможность наблюдать за процессом поклевки. Атака щуки выглядит необычайно зрелищно. В прозрачной воде отчетливо виден каждый эпизод этой драматичной охоты. Обычно щука караулит добычу в засаде, таясь за каким-нибудь препятствием, а потом бросается на жертву быстрым коротким движением.

В малых заводях - не более 3-4 м в окружности - тактика щучьей охоты несколько отличается от привычной. Заметив приманку вдали от себя, щука начинает в самом прямом смысле подкрадываться к предполагаемой жертве. Самый излюбленный ее прием выхода на нужное для броска расстояние - двигаться вдоль стеблей водных растений. Серо-зеленый с белесыми пятнышками окрас позволяет щуке слиться с окружающим фоном.

Крадущаяся к жертве щука своими повадками напоминает серого кота тигровой окраски, когда тот охотится на птиц: те же короткие осторожные переходы, та же маскировка, та же грация в движениях... На удобном для броска расстоянии щука замирает и начинает плавно выгибать тело в дугу. Одновременно она разворачивает хвост под прямым углом к телу. Изгиб тела и разворот хвоста позволяют щуке уподобиться сжатой пружине. Из этого положения следует молниеносный бросок на жертву. Все происходит настолько быстро, что глаз замечает лишь темный промельк с последующим исчезновением приманки из поля зрения. Последующий энергичный рывок удилища позволяет понять - щука схватила приманку.

В моей рыболовной практике Иман Бурлук служил и поныне служит той отправной точкой, где я начинаю осваивать новое направление спиннинговой ловли или раздавливаю какую-нибудь новую приманку. Так было когда-то с джиг-приманками, потом с попперами, с переходом на ультралайт. Скажу больше: мое приобщение к спиннингу произошло именно этой щедрой на поклевки реке.

Как бы ни складывались жизненные обстоятельства, я стараюсь хотя бы раз в два-три года приехать на Иман Бурлук. За долгие годы увлечения спиннингом мне приходилось рыбачить во многих реках. Каждая из них пленяла меня по-своему, но сдержанная красота Иман Бурлука находит в моей душе самый сокровенный отклик...

<<< Вернуться в раздел