BelKamFish

Из варяг в греки

Многие из нас мечтают о круглогодичной рыбалке - в стиле «нон-стоп», без перерыва. И если погодные условия в Средней и Южной России позволяют рассчитывать на что-то подобное, то на Урале и в Сибири пауза может затянуться на месяц-полтора, а то и дольше.

Желание каким-то образом, что называется, «в один прыжок» преодолеть скучный период межсезонья возникало давно, но возможность сделать это появилась только весной прошлого года. В результате стратегического планирования было принято решение 10-дневной поездкой закрыть сезон последнего льда на р.Ляпин - одном из притоков Северной Сосьвы (Приполярный Урал) и через 4 дня открыть летний спиннинговый сезон рыбалкой на оз.Балхаш (Южный Казахстан). Оставив товарищам заботу об организации балхашского этапа путешествия, я в первой декаде апреля выдвинулся...

НА СЕВЕР

Успешно преодолев полторы тысячи километров на автомобиле и сотню - на снегоходе, через двое суток я уже погрузился в жизнь, далекую от цивилизации. Хотя и не совсем. Такие атрибуты технического прогресса, как спутниковый телефон, GPS, генератор, конечно, существенно облегчали рыболовный быт.

Уже прибыв на место, мы с моими местными друзьями обнаружили, что планируемые ранее выезды по руслу реки в поисках рыбы на снегоходах невозможны из-за огромной наледи. Десять градусов тепла сделали свое дело, и под слоем снега по всей реке вода стояла по колено. Передвигаться по льду можно было только пешком по старым, набитым за зиму снегоходным «путикам» и рыбацким тропам.

Но я, честно говоря, был даже рад. Прошлые зимние рыбалки с моими товарищами - аборигенами - проходили в большинстве случаев по одному сценарию - установка жерлиц в радиусе 15-20 км от избы и последующий объезд с их проверкой в оставшиеся дни. Мои робкие попытки изменить годами устоявшийся алгоритм рыбалки встречали непреодолимое сопротивление таежных опытных «зубров»: мол, «всегда так ловим».

Несколько раз мне удалось убедить их оставить меня на перспективных местах для более вдумчивой ловли на балансиры и блесны, но через час-полтора рокот возвращающегося снегохода вновь отрывал меня от интереснейшей рыбалки. И даже впечатляющие результаты таких «бунтов» списывались на везение и случайность.

В данной же ситуации деваться было некуда, в оставшиеся дни ловить предстояло в непосредственной близости от избы. В результате мои друзья, боясь стремительного падения зимника, быстро собрались и через пару часов выехали домой, пообещав забрать меня «танком» через 6-7 дней.

Оставшись один на один с Рекой, всегда испытываешь непередаваемое чувство, описать которое достаточно сложно. Если кратко, то это, наверное, восторг и умиротворенность и вместе с тем сидящее где-то глубоко внутри легкое чувство беспокойства от того, что на многие десятки километров, кроме тебя, здесь людей больше нет. Эти ощущения делают поездку яркой и незабываемой.

Не успел стихнуть гул отъезжающей техники, как я уже был на льду. Для начала предстояло выбрать место ловли, провести разведку на наличие и активность рыбы. На прошлогодних летних рыбалках я обнаружил пару интересных мест вблизи от стана. Ниже по течению, в полусотне метров у противоположного берега, находилась протяженная яма с глубинами 5-6 м; выше, метрах в ста у ближнего берега, - закоряженный 100-метровый «протяг» с глубиной 1,5-3 м.

Ловлю я решил начать в береговом коряжнике, предположив, что из ямы активный хищник должен выходить питаться на более насыщенное кислородом течение. Быстро разбурив пяток старых лунок, с нетерпением опустил небольшую вольфрамовую мормышку в воду.

О насадке стоит сказать отдельно. Являясь приверженцем ловли хищника на искусственные приманки, я на северные реки иногда беру с собой «страховку» - обычную дедовскую удочку, оснащенную мормышками. Чтобы провести «разведку боем» или склонить капризную рыбу к поклевке, использую различные «безмотылки» или приманки с искусственными насадками от BERKLEY. В этот раз кроме американского искусственного мотыля и опарыша у меня с собой были натуральные черви, привезенные по просьбе местных друзей, а для жерлиц я взял по собственной инициативе целый набор из «неформального» списка - креветок, нарезанного кальмара, куриную и говяжью печень. Кроме того, я был уверен, что при необходимости всегда смогу наловить на наживку плотвы, или сороги. Оставшись один на реке, я чувствовал себя хорошо оснащенным и готовым к экспериментам.

Бешеный клев начался в первой же лунке. Не успевая опуститься до дна, приманка с искусственным мотылем тут же подвергалась атаке окуня. «Полосатики» попадались от 200 до 300 г, холостых проводок не было вовсе. Через 20 минут, удовлетворив первый рыбацкий азарт, я заменил снасть на «спиннинговую». К моему удивлению, балансир вызвал лишь пару скромных поклевок за 10 минут, но стоило поставить миниатюрную форелевую «колебалку», как клев стал просто неистовым - окуни рвали блесну «в клочья». А подсадив на одинарник окуневый глаз, я стал регулярно вываживать вполне товарных «горбачей» на 500-700 г.

Немалых усилий стоило заставить себя отложить снасть с блесной и заняться ловлей живца для жерлиц. По моим наблюдениям, северный хищник не слишком жалует окуня как жерличную насадку, предпочитая рыб семейства карповые, хотя в желудках щук, налимов и окуней мы нередко находили и «матросиков». Но все мои попытки поймать плотву или сорожку оказались безуспешными - на мормышку без остановки «вешался» различного калибра окунь. Это было тем более удивительно, что за неделю до моего заезда местные рыболовы на этих же лунках мешками ловили бель. Мне же за все дни рыбалки удалось поймать всего трех сорог.

Складывающаяся ситуация сама располагала к экспериментам, и я со спокойной совестью зарядил десяток жерлиц креветками, кальмарами, печенью и окунями, расположив половину из них на рабочем «протяге», а другую - на яме ниже по течению.

Утро следующего дня внесло некоторую озабоченность в процесс рыбалки - температура за ночь поднялась до +15°, и выход на лед превратился в форсирование глубокой, по колено, береговой лужи. Обход жерлиц принес следующие результаты - яма молчала, на «протяге» сработавшими и размотанными оказались только снасти с насаженной печенью. А на острейших тройниках OWNER не было ни насадки, ни рыбы. Окунь, креветки и кальмары остались невостребованными.

Ради чистоты эксперимента освежил насадку на жерлицах и, половив от души до обеда радующих руку крупных окуней, ушел в избу попить чаю. Через пару часов выйдя на лед, увидел знакомую картину - «горящие» флажки наживленных печенью поставушек и нетронутые снасти с морскими деликатесами. Рыбы опять не было, яма снова не работала. Решил на ночь переставить жерлицы с ямы на рабочий участок и наживил все тройники «курятиной» и «говядиной»...

Утром, с трудом преодолев набирающий силы береговой поток, еще издали увидел взметнувшиеся вверх флажки всех девяти жерлиц. Почему-то сразу возникла уверенность, что все сработки холостые. Интуиция не подвела - все катушки были размотаны, но тройники опустошены.

Впервые столкнувшись на северных реках с такими капризами, решил взять неизвестного привереду упорством и настойчивостью. Запасся чаем и сухим пайком, обновил наживку и отправился к жерлицам, чтобы провести рядом с ними весь световой день, попутно ловя «дежурного» окуня.

И река в очередной раз преподнесла мне сюрприз. Поклевки окуня в этот день я так и не увидел, но зато на окуневых лунках на окуневые блесны стал активно клевать язь. Раз в 15-20 минут я заводил в лунку белого хищника весом от 0,5 до 2 кг. Попробовав ловить на мухомормышки и на искусственного мотыля и опарыша, я добился увеличения числа поклевок, но потерял в качестве – экземпляры стали попадаться гораздо меньшего размера, чем на блесну.

Перешел на проверенную «микроколебалку» и восстановил прежнее положение вещей, тем более что неспешный темп такой ловли меня полностью устраивал - неожиданно «ожили» жерлицы. Первые поклевки реализовать не удалось, но затем я стал подсекать, не дожидаясь размотки катушки, и «процесс пошел».

Возмутителями спокойствия оказались 1,5-3-килограммовые щучки. Причина их осторожных и неуверенных хваток стала ясна сразу - все выловленные хищницы были покрыты множеством пиявок. Вообще же щуки были пассивны и бросали наживку при малейшем сопротивлении снасти.

Изредка на печень и на блесну покушались крупные язи. В отличие от щук немаленький тройник с объемной насадкой они заглатывали уверенно и жадно, в «замок».

Поняв алгоритм клева, я несколько изменил тактику ловли. Набурив лунок вдоль тропы, расположил жерлицы примерно на одной линии, оставив между ними лунки для блеснения.

Сработку жерличного флажка было прекрасно слышно в тишине весеннего дня, все выставленные снасти отлично просматривались с любой точки.

Постепенно рыбалка стала превращаться в хорошо отлаженное механическое действо - энергичное блеснение на свободных лунках и спринтерские забеги к сработавшим жерлицам. Успел добежать вовремя - вываживаешь рыбу, замешкался - наживляешь свежей насадкой пустой тройник.

Периодически я пытался разнообразить процесс ловли - заменял блесну мормышкой, мелкую мормышку - крупной, использовал различные подсадки. Но блесна по-прежнему была вне конкуренции. Таким макаром я отрыбачил еще пару дней, дождавшись все-таки на третий подхода очередного косяка крупного окуня. Все дни клев был стабильный и ровный.

Выходить на лед с каждым днем становилось все проблематичнее. 15-градусная жара сотворила целую надледную береговую реку, форсировать которую становилось все опаснее. В конце концов осторожность победила, и я, собрав снасти и вытащив рыболовный скарб со льда, сутки просто дожидался своих друзей в избе.

Суточное путешествие на «танке» и на автомобиле прошло без приключений. Отдохнув два дня дома, в 20-х числах апреля я с товарищами выдвинулся...

НА ЮГ

Путь в 2500 км по маршруту Екатеринбург-Балхаш мы преодолели за двое суток. Казахстан произвел самое благоприятное впечатление. За пять лет, что я здесь не был, у соседей произошли большие изменения. Таможню мы прошли легко, за час, казахские гаишники были приветливы и неназойливы, дороги в большинстве своем хорошего качества. Вблизи Астаны появился настоящий автобан, не хуже немецкого. Продукты и топливо оказались гораздо дешевле, чем в России.

По сведениям из интернета, Балхаш - второе по величине непересыхающее соленое озеро в мире после Каспия и 13-е - по объему воды. Еще дома, собирая различные сведения о здешней рыбалке, акцент мы решили сделать на охоте за крупным сомом. Местом дислокации была выбрана одна из баз в дельте реки Или. Сроки поездки скорректировали таким образом, чтобы успеть отловиться до начинающегося с 10-го мая нерестового запрета на ловлю сома. Судя по отзывам, озеро и дельта изобилуют такими видами рыб, как балхашская вобла, лещ, карась, сазан, белый амур, судак, жерех и, конечно, сом. Щуки в Балхаше нет.

Прибыв на место и расспросив работников базы, мы узнали, что дельту регулярно посещают сомятники из Франции, Венгрии, Италии. По непроверенной информации, рыболовам из Европы принадлежит мировой рекорд по сому, установленный на берегах оз.Балхаш. Несколько настораживали сведения, что из-за затяжной весны вода еще не прогрелась для активного клева усатого, но деваться было уже некуда.

Первый день решили потратить на знакомство с акваторией и, что называется, отвести душу, не упираясь в ловлю только трофейного хищника. Дельта в этом месте напоминала волжские раскаты, как под копирку - такие же ерики, протоки и озера, скрытые высокой стеной камыша.

По количеству рыбы здешние места, пожалуй, могут поспорить с волжской дельтой, но не по величине - местная рыба значительно мельче. По словам нашего гида Андрея, серьезными трофеями здесь считаются сазаны на 5-6 кг, судаки и жерехи на 4-5 кг. Серьезного размера достигают белый амур (20-30 кг) и сом, вес которого нередко переваливает за сотню. В самом Балхаше с его многометровыми глубинами судак может достигать веса 10 кг.

Отъехав от базы на 1,5 км, мы остановились в первой точке - на стрелке двух проток. Место классическое - после длинной песчаной косы струи сливались вместе, образуя четкую границу мутной и светлой воды. Десяток забросов кастмастеры - пять жерешков под 1 кг. Ловля блеснами Blue Fox №3 картины не изменила, на каждом втором-третьем забросе «присаживался» небольшой жерех.

Ради интереса попробовали ловить на «резину». Вездесущий хищник не отказывался и от нее. После двух часов рыбалки создалось впечатление, что жереха здесь можно поймать везде и на все. Было чувство, что находишься на северном окуневом сафари, только полосатого агрессора какие-то высшие силы заменили на серебристого.

Через некоторое время решили отметиться по судаку, попросив у гида на этот счет совета. В ответ услышали, что клыкастого здесь много, но он очень хитер, взять его непросто, в отношении приманок он более капризен и избирателен, чем жерех. Это был прямой вызов нашему рыболовному умению и везению.

По приманкам сомнений у нас не возникало: говорим «судак» - подразумеваем «джиг». Нацепив различного вида силикон, «судачить» для начала решили в локальных небольших ямах притоков глубиной 3-4 м. Увидев наши приманки, Андрей сказал, что один раз видел нечто подобное у приезжего рыболова. Это внушило нам определенный оптимизм - значит, на «резину» здесь по-серьезному еще никто не ловил.

Первые же забросы подтвердили правильность выбора. К удивлению гида, мы периодически стали доставать 1-2-килограммовых судачков. Дальнейшая ловля позволила сделать определенные выводы: чтобы ловить относительно крупного - по местным меркам - хищника (до 2,5-3 кг), использовали приманки увеличенного размера - опять же по сравнению с теми, которые были здесь в ходу. Для жереха это BLUE FOX Vibrax №5, ACME Castmaster, ACME Little Cleo, для судака - любой крупный виброхвост или твистер. Клев этих хищников за все время рыбалки был стабилен в течение всего дня, без явных выходов и перерывов.

С удовольствием проведя первый день на удалой, веселой рыбалке, на следующий решили отправиться на охоту за основной целью нашей экспедиции - за сомом.

Утром двумя экипажами выдвинулись к отмеченным накануне двум рабочим, по нашему мнению, протокам.

Первая команда, имеющая опыт ловли волжских сомов на квок, предполагала опробовать этот метод в здешних условиях. Мы же решили начать ловлю, используя различные искусственные приманки.

Сразу скажу, что все наши попытки ловли на джиг, блесны и воблеры потерпели полное фиаско. Причиной пассивности сома была, скорее всего, низкая температура весенней воды. Потратив большую часть дня на бесполезные попытки соблазнить хищника искусственными приманками, ближе к вечеру наш экипаж переключился на натуральные насадки.

Выбрали перспективную 5-метровую яму на одной из проток, привязали лодку к камышу и забросили донные оснастки. В качестве наживки решили использовать пойманного тут же жереха. В ловле задействовали имевшиеся джерковые снасти - четыре относительно мощных байткастинговых удилища (тест до 200 г), мультипликаторные катушки от SHIMANO и Revo Того от ABU GARCIA, шнур диаметром 0,28- 0,32 мм, мощные одинарники от OWNER. В качестве поводков использовали струны для шторных карнизов, способные выдержать большую нагрузку.

Нацелившись на трофейного сома, наживку использовали соответствующую - два жереха по 1 кг и две половинки жереховой тушки. До темноты получили шесть осторожных поклевок, но особого сомовьего ажиотажа не наблюдалось. По приезде на базу узнали, что наши товарищи, ловившие на квок, видели два выхода, но тоже очень осторожных и непродуктивных. В качестве насадки они использовали все того же жереха.

Утром следующего дня мы отправились на «свою» яму, а второй экипаж, наловив накануне вечером десяток лягушат, отправился квочить на основное русло Или.

...Вот уже, вальяжно развалившись на удобных стульях, мимо нас в трех лодках неспешно проследовали на ямы любители ловли сазана и воблы - для них егеря накануне прикормили перспективные места обильной привадой. Уже вовсю набирал обороты солнечный южный день, а мы не увидели еще ни одного подхода. Зная повадки сома, хотелось начать ловлю в сумерках и в сумерках же закончить, но правила принимающей стороны строги: рыбалка начинается после общего завтрака и заканчивается перед общим ужином.

Терпеливо дожидаясь своего шанса, не меняем место и не переходим на ловлю жереха и судака.

И ближе к полудню получаем свой бонус - в течение полутора часов происходит с десяток сомовьих поклевок. Насаженный жерех беспощадно истрепан и изжеван, но ни один сом даже не был подведен к лодке. В лучшем случае хищник сходил на начальной стадии вываживания, а в большинстве случаев ритмичные кивки удилища заканчивались до момента возможной продуктивной подсечки.

Перерыв в клеве ушел у нас на осмысление возникшей ситуации. Выводы были сделаны следующие: холодная вода-пассивный сом-приманки поменьше. Вместо крупных кусков жереха были насажены кусочки шириной с цевье крючка, жало получалось спрятано в приманке.

В эффективности такой насадки мы убедились ближе к вечеру. С 17 до 19 часов из пяти поклевок были реализованы четыре, первые балхашские сомы были подняты на борт и после фотосессии отпущены обратно, что очень поразило нашего гида. По его словам, пойманную рыбу раньше здесь отпускали только иностранцы из дальнего зарубежья. Пойманные экземпляры были невелики - от 3 до 12 кг, но это были первые наши «трудовые» представители усатого племени.

Вечером, вернувшись на базу, мы узнали, что второй экипаж, потеряв на зацепах десяток приманок, имел две серьезные поклевки. Сначала на квок откликнулся очень солидный экземпляр, да такой, что не помогли ни надежные снасти, ни немалый опыт в ужении волжских великанов. После резкой поклевки товарищи, повозив хищника минут десять на привязи, позволили противнику завести снасть в донные коряги, где и потеряли несостоявшийся трофей. Второй сом на 15 кг, клюнувший на глубине 7-8 м, был благополучно доставлен на борт.

Последующие дни мы провели на стационарной ловле на родной уже яме. Выходы рыбы были предсказуемы и стабильны - с 10 до 12 часов и с 16 до 19. В перерывах мы развлекались ловлей жереха и судака и с интересом наблюдали за попытками гида Андрея поймать самый желанный для него трофей - белого амура. Десяток случившихся холостых поклевок Андрей относил на неправильный выбор расположения крючка в зеленом стебле камыша - лучшей насадке для амура.

Метод ловли заслуживает особого описания. 6-10-сантиметровый отрезок сочной зелени насаживается на снасть, при этом основная леска пропускается через конец стебля на длину предполагаемой пасти трофея. Начиная «жевать» глоточными зубами насадку, амур при подсечке засекается четко за губу, если правильно рассчитано расстояние между началом стебля и положением в нем крючка; во всех остальных случаях любитель «зеленки» уходит безнаказанным. Делая расчет на поклевку солидного экземпляра, Андрей закладывал это расстояние в 5-7 см, что, видимо, не соответствовало величине интересующихся приманкой особей.

Стенания егеря после 10 минут наблюдения за кивающим удилищем и последующей неудачной подсечкой вызывали у нас немало и сочувствия, и веселья. Упорство Андрея заслуживало уважения, но за все дни мы так и не увидели ни одного вываживания белого амура...

С помощью квока достойных сомов добыть тоже не удавалось, поэтому в вечер накануне выезда мы еще раз хорошенько развлеклись ловлей жереха и судака. Вообще-то этих хищников можно было с успехом ловить и после отбоя, и перед подъемом - прямо с мостков лагеря, где швартовались лодки. Жереховый бой наблюдался повсеместно, а используя «резину», мы провоцировали на поклевку и судака.

Впечатления от балхашской рыбалки остались самые приятные: обилие рыбы, возможность добыть трофейный экземпляр - все это напоминало Волгу или Ахтубу 15-летней давности. Но что насторожило, так это неуемное желание местных жителей и гостей базы набивать привезенную с собой в большом количестве тару пойманной рыбой. Пощады не знал никто - и ладошечная вобла, и 30-килограммовый сом шли под нож. Такими темпами заготовки вскоре дельта будет напоминать пустыню... Неразумно.

<<< Вернуться в раздел