BelKamFish

Сплав по Верхней Ерге

По Верхней Ерге

По Верхней Ерге

В мае пик востребованности традиционных маршрутов водно-рыболовного туризма приходится на начало месяца - в праздники люди как paз располагают достаточным временем, чтобы совершить сплав хорошей компанией. Путешествию способствуют теплое весеннее солнце и дурманящий чистый воздух. А куда поехать на этот раз? Какой маршрут предпочтительнее? Об этом подумайте заранее. Не спешите выбирать дальние дали. Окунуться в расцвет весны, покачиваясь в лодке с удочкой в руке, можно гораздо ближе, чем вам кажется. Уверяю, стоит внимательно полистать масштабный атлас своего региона, и вскоре план 2-3-дневного похода по интересной реке или озеру (которые впоследствии и наверняка окажутся еще и рыбными) будет у нас готов.
Очень часто туристы упускают из виду малые водоемы, находящиеся в пределах дневной досягаемости от дома, а зря. Например, я с друзьями получаю огромное удовольствие от сплавов по удивительно красивым рекам нашей Вологодской области. Они находятся поблизости, но возвращаешься из сплава - а в душе такое чувство, словно побывал в сказочном Тридевятом царстве.
Сухона, крупнейшая река Вологодской области, принимает множество притоков, но самые живописные из них впадают в нее на участке примерно последних 100 км до устья. Пожалуй, наиболее привлекательны из них шесть: Стрельня, Уфтюга, Верхняя и Нижняя Ерга, Мяколица и Луженьга. Они текут по узким таежным каньонам меж обрывистых берегов, что делает всю «великолепную шестерку» еще более заманчивой для путешествий, фото- и видеосъемок и, безусловно, спортивной рыбалки. Каждая из упомянутых рек заслуживает отдельного рассказа, настолько они неповторимы, непредсказуемы и вдобавок окутаны дымкой древних преданий и тайн.
Рыбы здесь много, причем разной.
Итак, знакомьтесь: Верхняя Ергa. Последний раз мы выбрали именно ее. Первое впечатление при взгляде на карту - глухомань, медвежий угол, самый северо-восток области, нехоженый лесной массив, где из путей сообщения тянется только тонкая нитка Котласской железной дороги. Да и от местного произношения - Ёрга - сразу веет древностью и дремучестью.
С давних времен эти края пользовались дурной славой. Торговым людям, и без того нечасто жаловавшим тамошние поселения, было не до шуток: одна из вологодских летописей буквально так и начинается: «Ходили разбойнички по Верхней Ерге...». Разграбив купеческие лодки на Сухоне, злодеи поднимались обратно в верховья, где на островах в Арбежских болотах, говорят, до сего времени зарыты их клады.
Так это или нет, но в последние несколько лет Ергу открыли для себя... нет, не кладоискатели, а туристы и рыболовы, о чем говорят все чаще восторженные отчеты в Интернете.
При ближайшем рассмотрении маршрут оказывается не таким уж экстремальным: заброска до станции «Ломоватка», далее пешком или на местном поезде в обратную сторону до моста. Сам сплав, занимающий от 2,5 дней до недели, oтносительно безопасен, если умело обходить сулящие неприятности препятствия. Затем остается всего лишь дневной переход по Сухоне - и вот он, город Великий Устюг, конец пути, цивилизация.
Планировать экспедицию на Ергу можно в любое время открытой воды, но следует учесть, что с середины лета река сильно мелеет. Дно тут каменистое, впрочем, не настолько, чтобы отказаться от похода на надувной лодке - в верховьях ее в любом случае можно провести по руслу, а близ устья Ерга остается неширокой, но сплавляться тут можно без опаски. К слову сказать, ее соседка - Стрельня - летом мелеет до крошечного ручейка, теряющегося в каменной россыпи, так что насчет тамошней рыбалки сплавом все понятно.
Транспортным средством мне и моему другу Александру служит надувная байдарка «Ватерфлай», изготовленная в Санкт-Петербурге по специальному заказу. Цветом лодка напоминает банан, а формой - индейскую пирогу. Ее борта и дно изготовлены из винипласта, что позволяет не беспокоиться о встречах с ветвями и мелкими камнями.

Надувная байдарка «Ватерфлай»

В стандартной заводской конструкции в днище байдарки предусмотрены водосливные отверстия, от которых мы при заказе отказались, чтобы увеличить проходимость и грузоподъемность лодки. Правда, теперь при прохождении бурного участка в ней появляется вода (ее набрызгивает), но это не страшно. Если ее скапливается немного, то вся она уходит под борта, ниже расположения груза и пассажиров. Если же мы, зазевавшись, принимаем через борт ведро или два воды, легкую лодку ничего не стоит причалить и перевернуть на берегу. А вещам нашим все нипочем, они тщательно упакованы в два водонепроницаемых мешка.
Зато ничтожно малая осадка нашей байдарки - ее большой плюс. Ерга, особенно в среднем течении, чудовищно петляет, порой делая виток длиной несколько километров и возвращаясь почти к исходному месту. Некоторые из подобных «петель» нам удавалось срезать по затопленным половодьем полянам и болотцам, проходя на лодке буквально пo траве. Так же лихо мы проскакивали через подтопленные бревна - пролетали над ними, едва чиркнув днищем. Обычную байдарку в такой ситуации требуется либо долго раскачивать и затем проталкивать, либо вообще обносить непреодолимый водный участок.
... Во время нашего путешествия по Верхней Ерге на ее берегах, несмотря на май, в некоторых тенистых закутках еще лежал снег. Но это ненадолго, вскоре запоздалое напоминание о зиме должно исчезнуть. А пока от снежников веяло прохладой.
На реке нам встретились всего три деревни, и каждая из них запомнилась по-своему. Первая имеет самое длинное в Вологодской области название: Большой Ерогодский Починок. Однако жителей в ней давно нет, и теперь деревушка служит приютом рыболовам и охотникам, которые превратили немногие уцелевшие дома в промысловые избушки.
Надо сказать, что Верхняя Ерга делится на два почти равных, но разительно отличающихся друг от друга природных участка. Oт верховий до середины, до впадения реки Арбеж, это вполне равнинная река с типично европейской ихтиофауной: щука, окунь, язь. Травянки по 500 г охотно берут на спиннинг в любое время и без особых придирок к приманке - джиг так джиг, «вращалка» так «вращалка». Тайга, тут хищнице не до разносолов. Лавливали в омутах под корягами и гигантов - 6- и даже 8-килограммовых щук. А вот в каком таком «закрытом учебном заведении» пребывают вчерашние подростки, чтоб впоследствии стать матерой добычей - загадка, над которой мы ломаем голову до сих пор.

Щука

Вообще река здесь оказалась значительно «населеннее», чем мы изначально предполагали. За время сплава кроме охотников нам повстречались несколько туристских групп, некоторые намеревались пойти еще дальше, чем мы: по Сухоне и Северной Двине до Котласа. Еще мы познакомились с двумя бородатыми москвичами «профессорского» обличая, которые шли до деревни Большой Ерогодский Починок целую неделю, созерцая природу, медитируя и преодолевая максимум десяток километров в день.
Следующая деревня, Пихтово, жилая и стоит на живописнейшем крутом берегу. Дома расположены вперемежку с причудливо изогнутыми соснами, к речной излучине сбегают длинные деревянные лестницы. Имелось тут и два низких моста, срубленных из толстенных бревен.
В Пихтове мы встретили первых местных рыболовов - троих мальчишек. Их снасти были трогательно простыми: допотопный «телескоп», две цельные деревянные удочки и маленькое оранжевое ведерко под улов. Не хватало только кошки у ног, а так - ну просто рисунок из букваря на букву «О». Почему «О»? Потому что ребятишки ловили окуней. Облюбовав сравнительно тихую заводь, «полосатики» восстанавливали силы после нереста, где и были обнаружены юными рыболовами. Миф о межсезонном бесклевье был развеян в пять секунд - клевали, да еще как! Буквально под носом лодки!
А вот со спиннингом такой номер не прошел, искусственные приманки в это время вниманием окуней не пользовались.
На ровном и широком участке реки я пробовал забрасывать наживленную червем удочку с лодки, но неудачно - поплавок и лодка имели слишком разную парусность. Бальсовый сигнализатор то уносило вперед (поначалy я принимал этo за поклевку), то затаскивало под лодку, то он раздражающе болтался у борта на расстоянии вытянутой руки - зачем тогда, спрашивается, 4-метровое углепластиковое удилище?
Пришлось пристать к берегу у очередной заводи, и вот тут дело пошло.
Жадность весеннего окуня и ерша описывать не нужно - кажется, рот у них при хватании добычи распахивается под отрицательным углом. После нереста приманку они хватают с какой-то исступленностью. Да, в мае окунь голоден и худ, и в ухе уже не дает такого вкуса, как мартовские окуни-икряники - навар как-то бедноват и вдобавок чуть горчит.
Третья деревня, Илатовская, располагалась необычно - в низине. Ее дворы отстоят от большой воды на такую малость, что из распахнутой калитки можно спокойно закидывать удочку. Мы быстро скользили по течению вдоль заборов и сараев и раз за разом удивлялись хладнокровию деревенских строителей. Впрочем, уже скоро вода должна была пойти на спад, половодье до домов Илатовской не добралось.

Деревня Илатовская

Как известно, основная проблема при сплаве по небольшой речке это завалы. Некоторые реки нашего края невероятно интересны и красивы, но так плотно перегорожены стволами дeревьев, что к воде крайне трудно подступиться. Такова, например, родная сестра Верхней Ерги - Ерга Нижняя. На нашей коряжников было меньше, но все равно расслабиться, особенно в верховьях, не получалось ни на минуту.

Завалы

Естественных преград на реке три вида.
Первый, самый опасный, - рухнувшие еловые стволы. Ель падает при подмыве берега, стоит лишь обнажиться ее L-образному корню. Нависая над водой на уровне груди и ощетинившись во все стороны острыми сухими сучьями, она представляет реальную угрозу надувной лодке, особенно на быстром течении. Лезть напролом тут ни в коем случае нельзя, а надо, справившись с потоком, остановить лодку и внимательно осмотреться. Порой нам с Александром приходилось буквально протискивать байдарку в узкую щель между еловыми лапами или сверхосторожно проводить пустую лодку под елкой, а самим перебираться поверху.
Второй вид завалов - поваленные березы или осины. Корни их подмываются мало, в основном они падали в воду из-за бобровых диверсий. Сколько раз мы поминали этих зубастиков недобрым словом - не сосчитать. Но что поделаешь, в их вотчине мы в гостях. Впрочем, с лиственными деревьями в завалах справиться уже проще. Как правило, они не зависают над водой на ветках, а тонут, и по подтопленным стволам наша байдарка с разгона проходила уверенно. И ветками берез, пусть хлесткими, но не такими жесткими и острыми, как у ели, лодку пропороть случается редко.
Третья преграда - залитые водой кусты ольхи, тесно растущие по берегам. Течение, не разбираясь, часто затаскивает лодку в самые заросли. Главное здесь - вовремя отвести руками в стороны приближающиеся к лицу ветви, а сидящему сзади - беречь от них глаза. Ну, а после обоим все равно достается вытаскивать из ушей ольховые шишки. В ушную раковину те, как выяснилось, идеально входят по размеру. Именно ольха оказалась для нас самой коварной, этого мы не ожидали.
Уже в среднем, спокойном течении реки, едва ли не на последнем завале Александр отвлекся, а когда увидел прямо перед лицом толстый ольховый прут, инстинктивно отпрянул назад... прямиком в воду. Сам он, конечно, спасся и согрелся, а вот фотоаппарат и флэшка к нему так и погибли в водах Верхней Ерги, а с ними - много первоклассных рыболовных фотографий.
С выходом на чистую воду из череды завалов расслабиться тоже не получилось. По берегам начались мергели, и течение усилилось, река зашумела перекатами и водоворотами.
Мергели - обнажения пермского песчаника - выглядят как красивые обрывистые берега, где породы чередуются слоями и отличаются по цвету наподобие радуги. Дно Ерги в этих местах засыпано обломками песчаника, поэтому близ мергелей река всегда мелкая и бурная. Если «Ватерфлай» прекрасно держал носом встречную волну, то бортовая качка для него опасна: стоило нам всего на несколько градусов отклониться от курса, как лодку начинало трясти и затягивать боком под гребни. Выручала пара взмахов веслами - и байдарка снова ровно и послушно шла вперед.

Мергели - обнажения пермского песчаника

Кстати, техника гребли на этой байдарке весьма своеобразна. Узкая и длинная, веслу впереди сидящего она подчиняется с большим запазданием. Разворот «на пятке» вокруг опущенного с одного борта весла, на который обычной надувной лодке требуется секунда-две, «Ватерфлай» выполняет, «подумав» секунд десять. В это время, бывает, уже нужно маневрировать в другую сторону, но теперь лодка прилежно отрабатывает первоначально назначенный поворот, не обращая ни малейшего внимания на новую команду переднего гребца. Зато заднего весла байдарки слушается безоговорочно, поэтому за все пилотирование целиком отвечает сидящий на корме, переднее же весло - лишь дополнительным двигатель. В общем, лодка требует привыкания, но в целом впечатления от нее самые благоприятные.
Вторая половина Ерги - от Арбежа до Сухоны - типично уральско-сибирская: перекаты и омуты, так что и рыба здесь соответствующая - в основном хариус и елец. В большую воду, впрочем, многие перекаты скрыты и омуты тоже неразличимы: вода везде бурлит одинаково. Но местные рыболовы их прекрасно знают.
В один из дней мы рано снялись с лагеря с намерением пройти за день большее расстояние. Давно миновав жилую деревню, в тающих сумерках мы различили на берегу подобие качающейся антенны - сначала удивились, а потом вздрогнули от неожиданности: человек!
Это был одинокий рыболов, ловивший хариуса. Вся его фигура была неподвижна, работала только кисть руки, раз за разом посылая мушку плавом по стремнине. По его словам, ерогодский хариус очень пуглив даже весной, так что рыболову на берегу лучше застыть. Но какое острое зрение нужно иметь рыболову! Мы и его-то самого еле-еле различили в полутьме, а тут маленькая мушка, не дающая никакого всплеска! Впрочем, поклевка хариуса настолько уверенная, что удар по удилищу можно почувствовать и с закрытыми глазами.
Второго харьюзятника мы увидели рыбачившим уже взабродку - занятие на весенней воде очень опасное, если только вы не знаете дно совершенно идеально. Но все равно в любой момент из-за поворота в вас может «влететь» острый сук, так что такой способ ловли я бы не рекомендовал.
Размером здешний хариус, конечно, уступает сибирскому - 200-граммовые экземпляры считаются нормальным уловом, в среднем за утро их попадается штук пять.
А вот елец на Ерге - не коренная рыба, в основном он обитает в Сухоне. Этот сибирский родственник плотвы очень чувствителен к мутной воде и в мае уходит от сухонской взвеси в устья и выше по мелким и средним ее притокам. По всей Ерге, конечно, встречается и оседлый елец, но основная его часть скапливается в последней четверти течения.
Ловить его можно простой поплавочной удочкой, отыскав сравнительно спокойный участок с глубиной не меньше метра. Клюет елец интенсивно, даже пытается водить леску, но здесь он тоже довольно некрупный, впрочем, и 150-граммовый елец доставит вам хорошее спортивное удовольствие. В ухе елец так себе, и, если вам попались экземпляры размером больше ладони, лучше поджарить их над костром старинным способом - распялив на рожне.
Берега реки по маршруту мало-помалу pаздвигались и становились все выше. Чувствовалась близость Сухоны. Koнечной точкой нашего маршрута был расположенный в устье Ерги огромный мергельный обрыв под названием Бык. Со стороны Верхней Еpги он действительно напоминает слитые голову и копыто этого животного, склонившегося к воде, а с Сухоны, особенно издалека, выглядит как ровный треугольный утес почти правильном формы этакая «пирамида Хеопса».
Здесь, в Быке, и находился наблюдательный пункт ергинских разбойников, отсюда широкая излучина Сухоны видна как на ладони. Я не оговорился, именно «в» Быке, поскольку известно, что утес внутри... пустой. Никто не знает, естественного ли происхождения эта пещера, или это древняя штольня, где добывался известняк, но тайное укрытие лиходеев было надежным. Однако с течением времени Бык медленно осыпается. Сейчас вход в пещеру обнаружить невозможно...
Сплав наш был завершен. И все же, не успев еще унять дрожи в коленях от последних перекатов Верхней Ерги, я не смог отказать себе в удовольствии подняться на самую верхушку легендарного мыса. Не отвесно, «влоб», конечно, а по покрытому лесом крутому боковому склону. Tам, стоя на головокружительной высоте, я мысленно перенесся в далекий XV век - самые разбойничьи времена в этих местах. Вероятно, с тех пор немногое изменилось вокруг - все так же неустанно бурлит под утесом дикая красавица Верхняя Ерга, а вдали, у берега, притулились потемневшие избы небольшой деревеньки...
Честное слово, увидеть все это нужно самому! Советую этот маршрут рыболовам.

Утес «Бык»

<<< Вернуться в раздел