BelKamFish

Кто прав в старом споре?

Кто прав в старом споре?

Есть много спортсменов, которые любят охоту и вместе с тем страстно увлекаются рыбной ловлей.

Этим мастерам ружейной охоты и рыболовного спорта так же интересно выследить и застрелить крупного зверя или редкую птицу, как и насладиться борьбой с сильной рыбой.

Обычно они охотятся и рыбачат в одно и то же время года, разумно чередуя утомительную ходьбу за тетеревами со спокойным отдыхом на берегу водоема. Клюет рыба - они занимаются увлекательной ловлей окуней или лещей. Не клюет рыба, нет у нее жора,— они берут ружье и отправляются бродить по кустам или по болотам.

Такое сочетание охоты с рыбной ловлей чрезвычайно приятно в условиях лагерной жизни, когда вы выезжаете в отпуск с группой товарищей на какие-нибудь дальние лесные озера или в другие места, богатые дичью и рыбой. В этом случае отдых становится более разнообразным, да и на смену дичи — жареной или вареной — появляется лакомая уха, пряно пахнущая рыбой, перцем и лавровым листом.

Сколько раз описана эта чудеснейшая уха в нашей литературе! Жирная, янтарная, пахнущая дымом костра, единственная, неповторимая! И нам остается лишь добавить, что даже самое колоритное описание далеко не дает того очарования, которое таит в себе сама уха! Это нужно пережить, перечувствовать. И только тогда станет ясно, почему о рыбацкой ухе пишут так, словно нет на свете блюда вкуснее ее!

Есть и другая категория охотников: их можно назвать строгими приверженцами, ярыми сторонниками одной лишь охоты.

Многие из этих охотников с уважением смотрят на своих собратьев, вооруженных удочками. Но, к сожалению, встречаются охотники и иного склада. Они смотрят на рыболовов свысока, как на какое-то племя сонных мечтателей, способных, не двигаясь и чуть дыша, с самых ранних сумерек рассвета до полуденного зноя торчать на берегу и не сводить восторженных глаз с разноцветных поплавков.

Такие охотники, считая себя натурами подвижными, активными, не упускают случая, чтобы поговорить о своей физической закалке, тренировке, при всяком удобном случае подчеркивают, что они охвачены жаждой к перемене мест и не желают привязывать себя к какому-либо водоему на несколько часов и дней.

Более того, эти охотники вполне серьезно полагают, что только их снаряжение стоит на уровне передовой, современной техники, а рыболовы по-старинке вооружены допотопной удочкой.

Свои доводы охотники обычно подтверждают исторической справкой о развитии оружия. Действительно, вооружение охотников совершило гигантский скачок от камня, пращи, стрелы, лука, арбалета и шомпольной фузеи до винтовки с оптическим прицелом и до таких совершенных ружей, как МЦ-6, ТС-2 и МЦ-9, изготовляемых прославленными тульскими мастерами! А вот, мол, рыболовам приходится в основном оснащаться той же удочкой, до которой дошел своим умом еще первобытный человек.

Правда, эти охотники признают, что удочка все же модернизировалась. Вместо цепкого отростка лианы, служившего леской, и крючка из пальмового сучка рыболовы имеют теперь тонкое и удобное бамбуковое удилище, синтетическую леску из каменноугольной смолы, нарядные поплавки из гусиного пера или пробки, свинцовые грузила и тончайшие крючки из стали. Но, говорят охотники, приманкой продолжает служить все тот же кузнечик или червяк, знакомые еще нашему праотцу! И забрасывал приманку древнейший представитель рода человеческого тем же способом, который известен нашим рыболовам! О каком же прогрессе может идти речь?

— Нет,— рассуждают такие охотники,— рыбацкий спорт застойный, это спорт мечтателей, людей медлительных и слишком спокойных. То ли дело охота! И что ни думайте, а верно говорит наш брат: «Охотнику проще простого сделаться рыбаком. А вот рыбак вряд ли сделается охотником!»

Разумеется, этот спор надо признать беспредметным: и на снаряжении охотника, и на снаряжении рыболова сказались огромные достижения технической мысли. И мы увидим, какими совершенными снастями пользуется теперь рыболов-спортсмен, отправляющийся ловить крупную рыбу.

А самая простая, обыкновенная удочка, которой миллионы наших ребятишек ловят пескарей и уклеек, в принципе осталась прежней: забросил приманку в воду, рыба клюнула, нужно сделать подсечку. И, конечно, три исхода мыслимы в этом случае: либо рыба поймана, либо она съела насадку, либо сорвалась с крючка.

Верно, этот способ лова был найден человеком на заре нашей истории, он не менее древний, чем охота. А разве он потерял прелесть в наши дни? Вовсе нет! Посмотрите на ручьи, речки, реки, пруды и озера. Миллионы детей, взрослых и стариков с увлечением и радостью ловят рыбу именно этим способом: закинул, клюнуло, подсек!

Главное же здесь в том, что массовый рыболовный спорт наполнился новым содержанием, как и другие виды спорта, известные с древнейших времен, например бег, ходьба.

Кроме того, снасти и приемы лова у рыбаков за последние десятилетия претерпели существенные изменения на глазах у нашего старшего поколения, они вполне отвечают уровню современной техники.

Возьмите самую простую, обыкновенную удочку. После вдумчивой реконструкции она стала в руках опытных рыболовов замечательной снастью для ловли рыбы нахлыстом.

Дайте рьяному охотнику такую снасть с тонким изящным удилищем в три-четыре метра длиной, с конической леской в пятнадцать-двадцать мегров и попросите его послать насадку (разумеется, традиционного кузнечика или прекрасно изготовленную искусственную мушку из пестрых перьев цесарки, сойки или фазана) далеко от себя и точно в то место, где только что плеснулся осторожный, багровоперый голавль с черным хвостом.

Ничего не выйдет у охотника, хоть бы он тридцать раз пытался справиться с этой задачей! И хорошо еще, если при первых своих забросах он не подцепит себя за брюки или, что еще хуже, за ухо!

А такая интересная снасть, как пловучие жерлицы — кружки, еще не получившая, к сожалению, повсеместного распространения?

На утренней заре, как только погаснут летние звезды, вы оснащаете пять-десять кружков живцами и пускаете их на воду, как стайку крупных, красноголовых поплавков.

Медленно станет сносить их течением реки или погонит легким ветром на просторном озере. И поплывут ваши, живцы над теми ямами и плесами, где стоят или жируют, крупные щуки или судаки.

Вы — в лодке и не сводите зорких глаз с кружков. И вдруг — перевертка! Хищная рыба схватила живца, потянула настороженный шнур, и кружок перевернулся. И вы немедленно обнаруживаете поклевку, потому что другая сторона кружка, которой он теперь смотрит в небо, окрашена в белый цвет.

Белое на воде! Не зевай рыболов, греби, нажимай на весла! Смотри, как крутится кружок на месте, затем тонет, на миг всплывает и, разрезая воду, со свистом уносится к омуту!

Пришел твой час, рыболов!

Удивительную возню уже затеяла щука где-то на глубине, как только ты схватился за шнур и дернул на себя. И вытащить такую хищницу в лодку — искусство не малое, и радости у тебя никак не меньше, чем у охотника, который только что положил в ягдташ сбитого метким выстрелом глухаря.

А сколько острых переживаний, сколько радостных, незабываемых минут доставляет рыболову такая совершенная снасть, как спиннинг!

Это — снасть настоящего рыболова-спортсмена: не меньше ста метров тонкой, очень прочной лески, которую рыбаки называют «сатурном»; добротно сделанная, чуткая, послушная катушка из дюралюминия; граненое удилище из клееного бамбука, а еще лучше — из гринхардта; крепкие кольца на удилище из стали, и венчаются они тюльпанчиком — концевым кольцом, которое обычно делается из агата густого янтарного цвета.

Много ценной в спортивном отношении рыбы ловят на такую удочку: семгу, тайменя, щуку, судака, шереспера, окуня, а иногда и сома. Изредка ловят язя и голавля, морского окуня и других хищных рыб.

Удивительно хорошо амортизирует, смягчает мощные удары крупной рыбы правильно сделанное удилище для спиннинговой снасти; прочно, верно удерживает рыбу тонкая, чрезвычайно крепкая жилка; цепко впиваются в рыбью пасть острые, как жало пчелы, упругие стальные якорьки и крючки. Десятки видов металлических блесен, девонов и раскрашенных деревянных приманок для спиннинга изготовляются нашей промышленностью.

Бывали случаи, когда огромный морской окунь, схвативший блесну, выдергивал спиннингиста из лодки вместе со снастью. Рыболов, поддерживаемый спасательным поясом, поневоле совершал удивительные прогулки по бухте или заливу на буксире у сильной рыбы. Но хорошая снасть никогда не сдавала, и после долгой и упорной борьбы рыбина все же становилась добычей счастливого рыболова.

Есть веселый рассказ о том, как однажды поспорили два досужих англичанина. Один из них был отличным спиннингистом, другой — прекрасным пловцом.
— Ты не сможешь вытащить меня из воды с помощью твоей удочки, если я этого не захочу,— сказал пловец.
— Вытащу раньше чем за полчаса, как бы ты ни упирался,— ответил спиннингист, и спорщики отправились на взморье.
Пловец надел пояс, привязал к нему тонкий шнур от спиннинга и бросился в море.
Отплыв на всю длину шнура, он нырял, держался на спине и на боку, барахтался изо всех сил, но с каждым мгновением постепенно приближался к берегу. Стоило ему хотя бы на секунду ослабить сопротивление, как спиннингист успевал сделать один-два оборота катушкой и пловец приближался к берегу все быстрее и быстрее.
Словом, борьба продолжалась недолго. Выбившись из сил, пловец пошел к берегу очень быстро, как рыба, которая успела не раз глотнуть воздуха!

Мне привелось недавно видеть тайменя в полтора метра длиной и тридцать четыре килограмма весом, которого привез в Москву из Сибири один известный столичный спиннингист.

Поймал он эту рыбу на просторах реки Бии и подробно рассказал, как у него шла борьба с этим двухпудовым великаном.

Таймень взял блесну на середине бурной реки. Минут двадцать борьба шла вслепую: рыба сопротивлялась на глубине, на поверхность воды поднять ее не удавалось.
Однако леска на катушку подматывалась, и рыболов решил, что таймень понемногу сдается. Но это впечатление оказалось обманчивым: рыболов мельком взглянул на берег и сейчас же понял, что не рыба идет к лодке, а лодка приближается к рыбе!
Прошло еще минут десять, и таймень показался. Он был так страшен в своей ярости, что подросток, сидевший в лодке рядом со спиннингистом, испуганно выкрикнул:
— Давайте к берегу! Не буду я такую рыбу цеплять багром на омуте!
До песчаной косы рыболовы добрались благополучно, но таймень к берегу не шел: минут за десять на катушке удалось сделать не больше пяти оборотов.
Затем рыба так рванула, что снова пришлось сесть в лодку и помчаться за ней на буксире. Правда, эта прогулка продолжалась недолго: таймень стал выпрыгивать из воды, трясти головой и поднимать буруны мощным красным хвостом. Силы его слабели.
Наконец, метрах в двадцати от берега показалась толстая спина рыбы, похожая на старое бревно. Но борьба еще не окончилась: у тайменя хватило сил броситься к середине реки и размотать весь запас лесы на катушке. Катушка трещала в руках спиннингиста и обжигала ему пальцы.
Утомительная борьба, скрашенная страстным возбуждением рыболова, продолжалась больше часа. И спиннингист, вспоминая о финале, рассказывал:
— Рыба лежала на берегу и шевелила яркими оранжевыми плавниками. И я лежал рядом с ней. И так был утомлен борьбой, что не мог пошевелить рукой.

Такая борьба с крупной, сильной рыбой — истинное счастье для рыболова-спортсмена. И, конечно, во время этой борьбы он пережил не меньше волнующих минут, чем удачливый охотник, возле ног которого лежит с вытянутым розовым языком матерый волк!

Очень сильные ощущения приносит и борьба с крупной щукой. И если попадется большая рыбина, немало труда надо положить, чтобы подтащить ее к лодке, схватить руками или подцепить багром.

А что бывает, когда на тонкую снасть засечется хороший лещ! Леска звенит, удилище пружинит на пределе. И сколько опасений, что сойдет желанная рыба, которую ждали так долго!

Рыбная ловля как спорт не менее привлекательна, чем охота. И в этом легко убедиться, следует лишь хорошо и правильно понять, какие интересы занимают рыболова-спортсмена, какие у него ближайшие планы, какие радости или огорчения ждут его на берегах рек и озер.

И если сказать, положа руку на сердце, то в старом споре между некоторыми охотниками и рыболовами всегда прав тот, кто всей душой любит свой вид спорта и совершенствуется в нем.

А таких людей среди рыболовов, пожалуй, еще больше, чем среди охотников...

А таких людей среди рыболовов, пожалуй, еще больше, чем среди охотников

<<< предыдущая || первая || следующая >>>