BelKamFish

Ловля чавычи на Аляске

Аляскинские «короли»

Аляскинские лососи

«...И нету в той стране короля сильнее и могущественнее, нежели великий туее...», - говорили юпииты*. Туее на их языке означает «королевский лосось», а по-нашему - это чавыча. Предки юпиитов странствовали по Аляске еще за несколько тысячелетий до рождества Христова, и «король-лосось» во многих легендах играл роль создателя наравне с огнем и водой.

Королевским лососем чавычу называют не только за деликатесные гастрономические свойства, но и за непревзойденные размерно-весовые характеристики и бойцовые качества. Сегодня это самый крупный лосось на нашей планете, и если средний вес камчатских чавыч равняется 8,5 кг, то их аляскинских соплеменников - ровно вдвое больше. Именно на Аляске на спиннинг был пойман «король» весом 45 кг (хотя рыба абсолютного рекордного веса попалась все-таки в сети, в Бристольском заливе - 58 кг)!

Именно этот интригующий факт вкупе с постоянным подорожанием билетов до Камчатки и стал главным побудительным мотивом нашей внезапной аляскинской антрепризы. К тому же рыбоохранное ведомство США не лютует на нерестилищах и в зоне впадения притоков, в местных реках можно ловить лососиков везде, если заплатишь за неделю удовольствия 135 долларов, да плюс 40 за специальную марку на чавычу. Гостям Аляски разрешается выловить на котел не более одного туее в день при максимуме 4 королевские головы за неделю. Всех остальных «королей» следует отпускать восвояси для продолжения рода. Прочий лососевый прилов (кижуч, микижа, кета, нерка, горбуша) правилами практически не оговорен и, учитывая специфику чавычовой ловли, попадается на крючок действительно случайно.

Аляска - большая страна

Образованный всего-то в 1959 году, этот самый большой американский штат простирается с севера на юг на 2240 км, а с востока на запад - на 3840 км. Береговая линия Аляски гораздо больше, чем у всех континентальных штатов вместе взятых, - она омывается водами морей Бофорта, Чукотским, Беринговым и заливом Аляска. Туда текут бесчисленные реки, главной из которых по праву называют 3680-километровый Юкон, разрезающий штат практически на две равные части. Всего же на Аляске протекает около 3 тыс. рек и более 3 млн. озер.

С асфальтовым покрытием тут не густо, зато практически в любую точку штата можно долететь самолетом. Крылатые машины могут приводниться на любую речку или протоку, только вовремя ткни пальцем в штурманскую карту.

Добраться до Аляски из России удобнее всего через западное побережье США, куда и в Портленд, и в Сиэттл ежедневно летают самолеты из Франкфурта. Можно попытаться лететь через Магадан или Петропавловск, но, как ни странно, этот логичный маршрут будет и дольше, и дороже.

В целом наш путь от Питера до Анкориджа составил 15 часов в воздухе плюс еще 1,5 - до рыболовного лагеря на реке Нушагак.

Американская таможня к рыболовам относится с пониманием и даже не интересуется, везем ли мы больше литра крепкого спиртного или 10 000 долларов наличными. «Зеленых» вообще можно притащить хоть целый рюкзак, но если их больше обозначенной суммы, то следует такой груз задекларировать.

Во время двухдневного портлендского перекура мы исхитряемся поохотиться по горным ручьям с ультралайтами на форель Кларка - ближайшего родственника микижи и стальноголового лосося. Но это уже совсем другая, не королевская сказка.

Старина Джим и Нушагак

Ход чавычи на нерест начинается в середине мая, но мы для поездки выбрали начало июля, желая своевременно повоевать с кетой и задиристыми кижучами, идущими на нерест несколько позднее. В отличие от прочих тихоокеанских лососей, королевские особы предпочитает полноводные реки с быстрым течением, где самки строят гнезда, достигающие порою в длину 4 м, из крупного галечника и в довольно глубоких местах, иногда даже прямо по середине течения широченной реки.

Лагерь на Нушагаке я выбрал по нескольким причинам. В первую очередь, конечно, из-за восторженных отзывов побывавших там американских приятелей, которые уверяли, что в реку ежегодно идет на нерест как минимум 400 тысяч хорошего размера «королей».

Свою роль при выборе сыграл полновесный русский исторический след - ведь лежащий в устье реки городок Диллингхэм во времена Русской Америки назывался Ново-Александровским редутом и основан был в 1818 году по решению монопольно добывавшей тут пушнину Российско-Американской компании. Собственно говоря, и саму реку Нушагак с притоками впервые описал поручик корпуса флотских штурманов Иван Яковлевич Васильев.

Летом 1829 года по заданию этой самой компании его отряд на пяти трехключных и десяти одноключных байдарах в догляде за речным бобром и выдрою прошел 240 км реки от Бристольского залива до озера Тикчик.

Не последним аргументом было и приглашение на рыбалку от старины Джима, моего давнишнего знакомого, совладельца нушагакского спортивного лагеря. Он обещал не только трехразовое ресторанное питание, но и все снасти, необходимые для военных действий на непростом чавычовом фронте. В описи лагерного имущества не было лишь привычных нахлыстовых названий, поэтому мы с Борисом захватили два удилища 8-го класса, одно 10-го, а также мощнейший короткий «дрюк» 12-го класса для ловли марлинов, так называемый нахлыстовый мегатейпер из материала GLX от G.LOOMIS.

- С «королями» шутки не проходят! - напутствовал нас в Портленде один известный американский нахлыстовик. -Лидеры вяжи не меньше 0,2 мм.

Диллингхэм

Здешний аэропорт по размерам не крупнее среднеколымского, нету здесь ни металлоискателей, ни подозрительных секьюрити, заставляющих разуваться даже инвалидов. Но взлетная полоса позволяет принимать тяжеленные «боинги», да и порядка здесь побольше, чем на родимом Русском Севере. В крошечном здании аэровокзала уместилось как минимум пять авиакомпаний, разбрасывающих туристов и грузы по рыболовным лагерям.

В городе, расположенном при впадении Нушагака в Бристольский залив, проживает около двух тысяч человек, занятых в основном в рыбной промышленности и туризме. Залив, названный капитаном Куком в честь адмирала Ерла из Бристоля, занимает первое место в мире по запасам нерки. Есть в городе и русская православная церковь, ибо до сих пор эта религия наиболее распространена среди коренного населения штата.

Я на Аляске уже бывал, не раз летал и на гидросамолетах, зато мои компаньоны в восторге от мягкого приводнения одномоторного самолетика всего в 3 м от гидовских лодок, вплотную зачаленных перед просторной столовой.

В чужой монастырь
со своим уставом

У Джима лагерь палаточного типа с горячей водой и городскими туалетами, официанткой Сюзен и поваром пятого разряда. Туристы живут в просторных палатках по двое.

Рассчитан лагерь человек на тридцать и вытянулся в струнку вдоль галечного берега Нушагака. Забрасывать блесну или мушку можно в домашних тапочках прямо с крыльца. Иногда даже клюет ошалевший «кинг», но чаще кижуч или кета.

У Джима лагерь палаточного типа

Распорядок дня, как в пионерлагере, - завтрак в восемь, обед в час, ужин в семь вечера. Остальное время предоставлено рыбалке и отдыху.

Все лагерное оборудование на зиму баржа отвозит на хранение в Диллингхэм. Благодаря этому постройкам не грозят обильные весенние паводки, да и не нужно получать разрешение на строительство (его должны выдать индейцы - в 1971 году Ричард Никсон подписал акт, дающий коренным жителям Аляски право самим распоряжаться природными ресурсами).

В устье Нушагака стоит не только рыбоучетный пункт штата, но и корпоративный офис юпиитов, контролирующий рекреационное рыболовство на реке.

Лагерь Джима - самый большой в округе, за сезон с начала июня по конец июля он отстегивает индейцам порядка 30 тысяч долларов.

Королевского лосося ловят и на блесну, и на мушку, но наиболее успешной принято считать охоту с лодок в проводку на икру - что-то вроде ходовой донки, по-нашему. Ловля на мушку считается наиболее спортивной, но из-за того, что чавыча проводит в море в среднем больше времени, чем другие ее соплеменники, и жирует исключительно на животных организмах, обмануть ее искусственной мушкой совсем не просто.

То, что бороться предстоит с серьезным противником, понимаешь сразу, лишь только усядешься в широченную 7-метровую алюминиевую ладью под 90-сильной четырехтактной «Ямахой». Снасти - почти как на морской ловле тунца - леска диаметром 0,4 мм, мультипликаторные катушки Ambassador 6500 С, односекционные удилища G.LOOMIS HSR 961, рассчитанные на заброс приманки весом как минимум 120 г. В каждой лодке - не больше четырех рыболовов плюс профессиональный гид. Он не только показывает клиенту направление заброса, но и в медицинских резиновых перчатках насаживает на крючок №2 приличные комки красной икры. Обоняние у «кингов» - что надо, посторонний запах может враз отпугнуть их от приманки.

Для того, чтобы икра не сваливалась с крючка, леску вначале продевают через его колечко и привязывают где-то посредине цевья. Вот и образуется петелька, в которую помещают смешанные с клеящейся основой красные ядрышки. Сразу перед крючком ставят вращающуюся яркую обманку с крылышками WARDENS LURES Spin gloo, а уже в полуметре от приманки через мощный вертлюжок крепят свинцовое грузило, которое и стучит методично по дну при проводке. Его переставляют в зависимости от глубины обследуемого участка реки, но так, чтобы приманка постоянно болталась не более чем в полуметре от дна. В этом-то и заключается главная премудрость «королевской» ловли - когда следует показывать высокий класс именно в этом узком промежутке.

Можно просто спускать леску с катушки, стоя на якоре, но наиболее эффективным считается дрейф по течению с забросом приманки метров на пятнадцать вверх, тем более, что на транце каждой лодки установлена ямаховская же «восьмерка» для подруливания, а к носу привязан плавучий якорь.

Икру чавыча жует очень деликатно, и мастерство рыболова заключается в умении среди постоянного стука грузила о камни различить недвусмысленное послание от идущих вверх по течению рыбин. В большинстве случаев «короли» выплевывают икринки уже через две-три секунды, так что кажущуюся простой ловлю на икру еще надо осваивать.

У чавычи чрезвычайно жесткое нёбо, и пробить его бывает очень даже непросто, тем более что во многих случаях хитрецы используют фирменный трюк - после удачной подсечки что есть прыти устремляются прямо на тебя.

Спортивность данного вида ловли можно, конечно, оспаривать, но... победителей не судят. И я все-таки протащил втихаря в лодку заветный мегатейпер, оснащенный быстротонущим 350-грановым шнуром 10-го класса от SCIENTIFIC ANGLERS. Старина Джим посмотрел в мою сторону неодобрительно, но промолчал.

Война нервов

Аляскинское лето вместе с комарами для нас закончилось в день прилета, и уже 13 июля пришлось надевать практически все теплые вещи.

Первые два часа упражнений пролетели в безуспешных попытках что-либо засечь, но сердце колотилось...

Я охочусь за лососями по всему миру уже лет двадцать, но субчиков по более 10 кг взял, пожалуй, всего трех, а самый увесистый из них оттянул японский безмен до цифры 12. Теперь вам понятнее станут мои сумбурные волнения, замешательства и нервические подсечки того дня.

Первый желанный трофей достался Николаю, энтузиасту из новой волны. Рыбалкой он увлекается всего года три, а с лососями соперничает, по-моему, вообще всего в четвертый раз. Возился он минут двадцать, пока не умучил самца весом примерно 10 кг.

По неписанному нушагаковскому закону, если рыбина клюнула лишь у одного рыболова, то все продолжают ловить как ни в чем не бывало, в то время как несчастный носится по лодке во всех направлениях, с отчаянными криками подлезая под чужие спиннинги или, наоборот, обнося леску над чужими головами. Естественно, что в этот момент сотоварищи не только выступают с язвительными укоризнами, но и злорадно комментируют малейшую оплошность. Сматывают снасти они лишь в случае дубля, иначе перерезать леску или запутать снасть будет легче легкого.

Если коллегиально решается, что рыбу отпускают, то гид вытаскивает крючок специальным отцепом, если же это «кипер» (от английского to keep - сохранять), то пользуются здоровенным подсачеком, а затем увесистым деревянным «успокоителем».

Оказывается, в стоимость путевки входит вакуумная упаковка и замораживание пойманных тобою «королей». И при желании от Джима можно увезти 30 кг свежайшего чавычового филе.

До обеда Борис поймал пару лошков килограммов по шесть, Джим - тоже лошалого самца и серебряного «Джека» (так на Аляске называют бойких двухлетних чавычовых самчиков, которые редко весят более 3 кг).

Мой улов был поинтереснее - абсолютно серебряная самка весом 13 кг, длиною 97 см, а в окружности - 57 см! Вначале упрямица размотала метров сто лески и очень решительно настаивала на своем, не показываясь наружу как минимум минут десять. Потом что есть скорости рванула в атаку на лодку, и мне пришлось несколько раз обойти эти семь алюминиевых метров как по часовой стрелке, так и против нее.

Когда красавицу вытянули из пучины, стало понятно, отчего возникло еще одно индейское название королевского лосося - «чинук», или «черная челюсть». Вдобавок к этому все серебряное тело выше боковой линии и хвост были покрыты черными точками.

Следующая 15-килограммовая лошалая самка - вроде того же роста, но зато в обхвате целых 66 см. Ее отпустили догуливать остатки дней в бескрайних аляскинских вольницах. Местные жители по вкусовым качествам предпочитают крупных светло-бронзовых самцов, только что зашедших из моря. Видимо, именно их упоминал еще в 1653 году в книге «Настоящий рыболов» лондонец Исаак Вальтон: «Брачный наряд делает лосося настолько красивым, что этого никогда не достичь женщине, подмалевывающейся даже самым лучшим макияжем».

По российским меркам, это были самые что ни на есть лохи, но отсутствие клюва и морские пиявки на теле говорили о том, что по каким-то своим семейным соображениям нушагакские «короли» начинают примерять брачные костюмы уже в море.

К концу дня на фюзеляже нашего судна значилось около 15 победных звездочек, среди которых я бы выделил один дубль - это когда Коля вытрудил клювастого самца на 20 кг, на что я ответил чуть лошалым сильнющим и дерзким «папиком» на 17 кг.

А всего за день было поймано 15 туее солидных размеров. Сколько мы выловили за неделю, сказать не берусь, знаю лишь, что гиды наморозили нам филе от 11 рыбин, да плюс к этому я научил хозяев делать классическую зернистую икру, насолив ее не менее 5 кг.

Откровенно скажу, уже после первого раунда такой рыбалки с «королями» мы стали на «ты»...

Я, конечно, и в следующие дни пытался делать промеры трофеев, но, как ни крути рулетку фортуны, Николай обошел всех - пойманный им самец чавычи весил 21 кг, в длину был 107 см, а в обхвате - 66 см. В последующие дни была выловлена еще пара тяжеловесов (по 20 кг), в целом же начиная со второго утра поздравления получал лишь тот, кто мог уговорить «королика» не менее 15 кг, а хвостатые «десятки» проходили уже незамеченными. Рыбы в Нушагаке много.

Можно ловить чавычу на тяжелую блесну и прямо с берега, правда, для того, чтобы добросить железяку до правильных глубин, иногда надо метнуть ее как минимум метров на сто поперек течения.

Красавица белянка
Эта красавица белянка еще вчера
гуляла в Бристольском заливе

Да здравствует нахлыст!

Как вы уже, наверное, поняли, никаких изысков типа кортландских петелек на шнур или конического лидера на «королевских» приемах не требуется. Поводок вообще ставишь 0,2 мм, длиною всего около метра. Мушки - либо «пиявки» из полосок крашеного кролика, либо примитивная имитации икры, связанная из малиновой пряжи с пером марабу. Поклевок будет не меньше, чем у стоящего поодаль соблазнителя с насадкой из живой икры. Но рыбу чувствуешь лучше, ибо контактируешь с соперником не через бездушные подшипники катушки, а напрямую, через шнур и поводок.

Такая рыбалка очень увлекательна и эмоциональна. Самое трудное при нахлыстовой ловле чавычи - просечь ее каменное нёбо. Для этого после поклевки дергаешь концом удилища кверху, а левой рукой шнуром производишь классическую двойную тягу.

Если же рыбина несется в твою сторону, то, к сожалению, этот прием не помогает, ведь - ясное дело - даже маленькая «королевна» будет значительно проворнее, чем твой шнур. Однажды мне, правда, удалось повоевать с настоящим монстром, манипулируя катушкой, но минут через пять взаимных противоречий, как назло, подвел поводок, порвавшийся ровно посредине! Тем не менее на мегатейпер все-таки удалось приголубить пару серебряных самцов - недомерков килограмма по три.

- Любой «король», взятый на мушку, - это уже трофей! - похлопал меня по плечу бородатый Джим.

На приливе вдоль галечных кос можно заметить стайки серебристых кижучей. Американцы считают его ловлю нахлыстом самой азартной и спортивной. Желтая или лимонная мушка для этой рыбы - самый лучший десерт. Я вяжу такие мушки прямо на колене, используя свинцовые глазки разного веса и полоски крашеного кролика. Борется кижуч страстно, и даже трехкилограммовый валетик не раз заставлял екнуть сердце, когда с пируэтами и выкрутасами внезапно выматывал метров двадцать «плетенки».

Свежезашедшая рыба бьется до последнего
Свежезашедшая рыба бьется до последнего

Гиды непременно оставляют всех кижучей на котел, их можно изъять по 5 хвостов на человека в день. По вкусовым качествам «князья Серебряные» не намного уступают «королям», но вот по размеру - самая повару радость.

Иногда на мушку вдруг цепляется щука или кета, и ты рискуешь вмиг расстаться с поводком, ведь у кеты в брачном наряде зубы не меньше, чем у наземного хищника. За эту неприглядную особенность ее на Аляске даже так и кличут - собачий лосось.

Вот почему кету называют собачьим лососем
Вот почему кету называют
собачьим лососем

Буш-пилоты и зоопарк

Если колени ваши упираются в спинку впереди стоящего кресла, а плечо соседа ты ощущаешь явственнее, чем на заднем сиденье «Жигулей» 2101, значит, ты сидишь в гидросамолете Cessna 206, а проще говоря, в «выдре».

Лагерь Джима Максвелла расположен в низменной зоне, и береговые ландшафты особым разнообразием не блещут - болота и кочкарник с небольшими родимыми пятнами ельника или карликовых берез, беспорядочно перемешанных с совершенно непролазными тальниковыми зарослями.

Нанять самолет на Аляске проще простого, не надо оформлять абсолютно никаких бумаг, делать предоплату - только звонишь накануне в ближайший городишко, и все. Говорят, что мелких авиакомпаний здесь не менее полутысячи.

Стоимость летного часа - 390 долларов, в день платишь (наличными) минимум за четыре часа и распоряжаешься самолетом все светлое время. Тычешь воздухоплавателю - буш-пилоту - в любую точку на карте, лишь бы горючего хватило.

Буш-пилоты - народ отчаянный, большинство до сих пор держат карту в голове, хотя на борту иногда установлен навигатор. Если вам доводилось пользоваться на нашем Севере малой авиацией, забудьте свои опыты, как кошмарный сон. Аляскинский буш-пилот не только посадит самолет, куда вам надо, и поможет приготовить обед - он еще и не принимается махать спиннингом, лишь только выключатся двигатели, а помогает клиентам спуститься на поплавки и уверенно ступить на берег. Именно поэтому все буш-пилоты здесь летают исключительно в болотниках.

Марко - коренной итальянец, какими ветрами его занесло на Аляску, неведомо, но он уверенно рулит между покрытыми снегом насупленными отрогами Кускоквимского хребта. Это всего 45 минут лета от лагеря, но как отличается пейзаж, мозаично усеянный разнообразными озерами и хвойными перелесками...

У нас день большого спорта, в руках исключительно нахлыст, да легкий спиннинг с «вертушками» у везунчика Николая.

С маршрутом полета никто не помогал, и составляли мы его исходя из предыдущего опыта, карты-километровки и географических названий. Вот, например, написано: Бассейн Радужной Форели. Ну и какое рыбацкое сердце не екнет при прочтении этих слов?

На деле это речка, текущая среди гор в залив Золотой Рог, что в северо-западной части озера Биверли. В заливе прямо с берега ловятся гольцы чуть более 1 кг.

Вода настолько прозрачна и спокойна, что вертлявого красавца примечаешь уже метров за двадцать.

Ловится и лошалая кета с такими зубами, что вспомнить страшно.

В Радужной речке я поймал всего одного приличного хариуса на самовязную желтую «пиявку», поэтому решили здесь не задерживаться и полетели еще севернее, на озеро Кулик, которое соединяется двухкилометровой Ветряной протокой с озером Микчалк. Наша «выдра» села прямо у первого порога. Просто удивительно, как ее не снесло вниз течением.

Марко плюхнул «Сессну» прямо в порог
Марко плюхнул «Сессну»
прямо в порог

Ширина реки с полсотни метров, течение сильное, перейти с берега на берег можно не всегда. Обойти омуты под скалами по крутояру тоже не реально, все скалы и предгорья покрыты непролазным злобным кустарником. Зато ловля отменная - почти на каждый заброс выходит либо проворная радужка, либо непоседливый хариус, который берет в основном на перекатах на черную мокрую мушку.

А вот микижа атакует приманку из более глубоких мест, для этого приходится цеплять к плавающему шнуру тонущий конец, благо Тим Ражефф вовремя снабдил меня шнурами от AIRFLO со сменными концами.

Крупнее килограмма никто не цепляется, зато товару было много, да и хлестать вольготно. Одно удовольствие - не оглядываться назад и раз за разом, словно на спортивных состязаниях, класть мушку в нужную точку.

Вода была достаточно холодная (+14°С) и прозрачная настолько, что видно, как рыбины не только яростно атакуют приманку, но и лениво жируют вдоль струй и ухоронок.

Периодически откуда ни возьмись появлялись стайки крупной нерки с ярко-зеленой головой и малиновым телом. Вперемежку с красной (таково народное название этого лосося) сновали серебристые кокани - жилая форма нерки, обитающая исключительно в озерах, ее аляскинцы прозвали серебряной форелью.

Пищевой рацион сестричек основан на планктоне и мелких ракообразных.

Для спортивной ловли красоток нужны специальные малюсенькие мушки, которых в наших загашниках, естественно, нет. Вот и приходится лишь любоваться красотой и брачными танцами самой нежной, с гастрономической точки зрения, лососки.

Наша экспедиция в полном составе перекусывает вчерашним кижучем у истоков Ветряной реки: это и кучерявый Марко, и русская тройка, и наш постоянный гид, 25-летний Бретт О Хара, приехавший на Аляску из штата Вашингтон. Гидовская лицензия стоит тут 290 долларов в год, зато чаевые около 10% от стоимости тура. Так что, сопровождая четырех клиентов в неделю, только на «чае» можно запросто подняться на тысячу долларов.

Неподалеку от нас, а значит, и от самолета лакомится неркой здоровенный медведь, по-местному гризли. Его не волнуют ни шум, ни запах топлива, ни мы все вместе взятые. Он всем своим видом и повадками дает понять, кто тут хозяин. Медведей вдоль здешних речек слоняется много, но случаи нападения на двуногих крайне редки. Как правило, зверя провоцирует сам человек.

Тем не менее у нас на поясах имелись баллоны со специальным отпугивающим спреем, а для пущей уверенности и поднятия боевого духа Бретт постоянно лязгал восьмизарядным помповым «ремингтоном». Но и на эти угрозы косолапый не обратил никакого внимания и навсегда растворился в дремучем лесу, лишь когда окончательно насытился.

За эту неделю я увидел здесь животных больше, чем за десять лет шатаний по Кольскому полуострову. Лисы, выдры, бобры, ондатры, олени постоянно выходили на наши тропинки. Не было дня, чтобы мы не сфотографировали беспечного лосенка с огромной мамашей или белоголового орла.

Однажды увалень-лосина подошел настолько близко, что мне пришлось оглядываться назад, дабы ненароком не зацепить бородатого бедолагу мокрой мушкой.
- Цирк какой-то! - присвистнул Николай.
- Наверное, хорошо, что Россия когда-то продала Аляску... – в полшепота откликнулся Борис. - А то бы не бывать здесь этому зоопарку.

Думаю, мои спутники постараются приехать на Нушагак и в следующем году.

*Юпииты - одно из индейских племен, проживающих на побережье Берингова моря.

<<< Вернуться в раздел