BelKamFish

Ловля чавычи

Как поймать чавычу

Ловля чавычи

Знакома вам такая ситуация? Во время короткого отпуска или по другой оказии рыболов оказывается в каком-нибудь дальнем уголке нашей страны и получает, наконец, возможность забросить свою снасть в манящие воды глухого сибирского озера или попытать счастья в затерянной за Полярным кругом холодной северной речке. И тут мечта многих лет жизни омрачается капризами погоды. Вместо реки с хрустальной водой перед ногами несется мутный поток цвета кофе с молоком, густо приправленный древесным мусором. И лишь когда настает пора собираться домой, река становится более или менее пригодной для спортивной ловли. В этот момент в голове только одна мысль: остаться еще на неделю... а может, на две? Уж тогда-то точно будет рыбалка, которая останется в памяти навсегда.

...Много лет я езжу на Камчатку, где в составе группы ученых из России, США, Канады занимаюсь международным научным проектом по изучению и сохранению экосистем лососевых рек. Мне выпала уникальная для рыболова-спортсмена возможность провести здесь много целых рыболовных сезонов, от весеннего ледохода до осенней шуги.

За полтора десятка лет активной экспедиционной работы на Камчатке мне довелось побывать на многих реках этого замечательного края, пользующихся заслуженной славой настоящего рыбьего царства. Речная сеть здесь чрезвычайно густа, полуостров буквально изрезан речными долинами во всех направлениях. Если не считать ручьев, то на карте насчитывается более 400 рек.

Самое замечательное состоит в том, что каждая река имеет своей неповторимый характер, и невозможно найти две одинаковых речки, даже если они находятся всего в 2-3 км одна от другой. В последние годы мои полевые рыболовные сезоны проходили на замечательных реках западного побережья Камчатского полуострова - Коли и Кехте.

Эти реки не велики, но, несомненно, принадлежат к наиболее продуктивным по всей Северной Пацифике. Именно поэтому по инициативе ученых и камчатской общественности в бассейнах этих рек в 2006 г. впервые в нашей стране, да и во всем мире создан специализированный лососевый заказник, призванный сохранить нетронутой экосистему целого речного бассейна и сохранить миллионные стада лососей в них.

Статус заказника ограничивает крупномасштабную хозяйственную деятельность, но совсем не запрещает спортивного рыболовства, которое регулируется едиными правилами по всей Камчатской области.

Река Коль типична для Западной Камчатки - она небольшая, длиной всего 130 км, берет начало в горных отрогах Срединного Камчатского хребта, а приблизившись к морю, протекает по открытой тундровой местности. Она носит типично горный характер на всем своем протяжении, обладает быстрым течением, прозрачной холодной водой и каменистым или гравийным дном с очень сильно развитой придаточной системой.

В бассейне реки и ее окрестностях нет населенных пунктов, и доступ к ней затруднен, отчего река до сих пор находится в первозданном состоянии, а стада лососей сохраняют высокую, почти историческую численность.

Река Кехта расположена рядом, всего в 8 км к северу от Коли, но имеет совершенно другие характеристики - она значительно короче (всего 60 км) и протекает по тундровой местности, отчего течение в ней спокойное, как где-нибудь в Средней России, а вода в ней - темно-коричневого цвета. Большинство камчатских рек отличается одной важной особенностью - за редким исключением в них нет типичных пресноводных обитателей, вся ихтиофауна представлена проходными лососями, которые заходят в реку, чтобы продолжить свой род и погибнуть здесь же. В реке Коль обитает максимальное для Камчатки число видов лососей - чавыча, сима, горбуша, кета, кижуч, нерка, мальма, кунджа, речная микижа, а в реке Кехте вдобавок к перечисленным лососям обитает настоящая жемчужина Камчатки - проходная микижа, или камчатская семга, которую в Северной Америке называют стальноголовым лососем.

Еще одна характерная черта камчатских рек - ярко выраженная сезонность ловли: ход в реки каждого вида лососей осуществляется в определенное время года, и сроки его весьма ограниченные. Поэтому если рыболов запоздал на реку или лето вдруг случилось раннее или, наоборот, позднее, то все, пиши пропало - не поймать уже того, о чем мечтал.

Несмотря на малые размеры, эти речки оказались совсем непростыми, хранящими множество секретов, и далеко не так уж сразу удалось их раскрыть. Много пришлось побродить по рекам со спиннингами и нахлыстами, прежде чем стало более или менее понятно, кого, где, когда и как ловить. Но труды возвратились сторицей. Время, затраченное на рыболовное обследование рек, позволило приобрести обширный опыт. Рыбалка стала не просто по-настоящему интересной - знания о речных обитателях позволили проводить многочисленные эксперименты со снастями и приемами ловли, каких Камчатка еще не видывала.

Мы добираемся до реки вертолетами всего за час от столицы края - Петропавловска-Камчатского. Но сюда можно добраться и сухим путем - по прибойной полосе вдоль западного побережья на попутных автомобилях. Прибойная полоса - своеобразная камчатская магистраль, которая в отсутствие дорог соединяет прибрежные поселки от Усть-Болыперецка до Соболева и Крутогорова. В летнее время машины ездят по «прибойке» довольно часто - тут и перевозка грузов и топлива в поселки, и обслуживание рыболовецких промысловых бригад. Обычно за небольшое вознаграждение водители соглашаются подвозить и людей.

По пути машины пересекают десятки устьев речек и ручьев. Устья западнокамчатских речек в отлив очень мелки и широки, переезд их вброд особой сложности для полноприводных «Уралов» и «КамАЗов» не представляет, не говоря уж о вездеходах. Правда, случаются и казусы, когда неопытные водители топят свои машины во время переправ.

Конечно, если ехать на серьезную спортивную рыбалку, рассчитанную на несколько дней, а то и на неделю, то с собой надо брать, помимо снастей, еще и полный походный набор вместе с лодкой и лагерным оборудованием, ведь все-таки жить придется в совершенно диких местах. Вряд ли это отпугнет настоящего рыболова, однако задуматься об оптимальном наборе необходимых вещей надо заранее. Надо минимизировать количество вещей, иначе могут возникнуть проблемы с транспортировкой. Обычно попутные грузовики, идущие по «прибойке», и так набиты своим грузом до самого верха, поэтому если у пары рыболов вещей немного - два или три рюкзака, то уехать попутной машиной можно без проблем; иное дело, если вещей набирается хорошая горка. Тут уж надо надеяться только на то, что грузовик пойдет полупустым.

Но прежде чем мы научились ловить рыбу, надо было освоить навигацию по реке. Двигаться по берегу невозможно, Камчатка - по-прежнему дикий край, и моторная лодка остается почти единственным средством передвижения. А река для движения лодок ох как непроста!

Камчатские реки текут через широкую пойму, образованную обширными наносами гравия и гальки. Из-за значительного уклона и большой скорости течения берега постоянно размываются, и в русло реки падают деревья, целые поляны кустарников, куски берега. Все это делает движение на лодках по реке не только сложным, но и опасным.

Чтобы сделать реку проходимой, пришлось освоить специальность мелиоратора. Бензопилы, топоры, лопаты и лебедки стали таким же неотъемлемыми атрибутами в лодке, как и рыболовные снасти. Иногда на пропиловку трудного участка уходило несколько дней, но труды воздавались открытием все новых и новых мест ловли.

Любая поездка на рыбалку, особенно в отдаленную местность и особенно на большой срок, требует тщательного подбора снастей. Поначалу волей-неволей приходилось довольствоваться минимальным набором снастей: один спиннинг, одна катушка и коробка с блеснами. Но затем, по мере того, как приподнималась завеса тайны с водоемов, рыболовный арсенал многократно возрос, да и подход к снастям претерпел значительную эволюцию.

Сейчас я беру с собой не менее 3 спиннингов разной длины и теста, несколько катушек, пару нахлыстовых удилищ, а совокупный вес блесен, мушек, экзотических пока для Камчатки виброхвостов и джиг-головок уже приходится учитывать, прикидывая вес багажа.

Составляя «камчатский набор» снастей, я для себя выработал правило «каждой рыбе - свою снасть». Конечно, рыбы на Камчатке пока еще много и теоретически можно всю ихтиофауну успешно ловить на один спиннинг. Однако для действительно увлекательной и по-настоящему спортивной рыбалки, которая остается в памяти навсегда, необходима специализация снасти.

Но о снастях рассказ будет ниже, когда речь пойдет о ловле конкретных рыб. Ярко выраженная сезонность камчатской ловли приводит к тому, что рыболовный календарь расписан с точностью до нескольких дней, вплоть до того, что каждая неделя открытой воды бывает посвящена рыбам какого-то одного или двух видов.

Как говорится, по Сеньке и шапка - набор готовых для немедленной ловли снастей в начале июня разительно отличается от того, что лежит в лодках в августе.

Начало сезона открытой воды приходится на середину мая. Стылая вода в речке, снег по берегам, ледовый припай повсюду на мелководных косах. Только что прошел ледоход, но снег в горах еще не таял, на реке еще нет паводка. Как непохожа река ранней весной на себя саму летом, в разгар лососевого хода! Сейчас холодно, пустынно, сильный ветер гуляет по пойме, снежные заряды сыплют острую крупу в лицо.

Но за кажущейся пустотой скрывается активная жизнь подводных обитателей. Холодная вода для жизни лососей не помеха. Весна - время пробуждения, уже началось движение по реке. Вниз по течению сплывает зимовавшая в реке мальма.

У тихоокеанского гольца мальмы сложный жизненный цикл - в море она проводят только несколько летних месяцев, нагуливается там на морских ракообразных и молоди рыб, а осенью, нагуляв жира, идет в реку на нерест или зимовку. Дело в том, что холодная морская вода пагубно сказывается на организме лососей, и они для зимовки либо уходят в южные, более теплые зоны моря, либо в пресные воды.

Гольцы не уходят далеко в море на нагул, они гуляют недалеко от устьев рек и на зимовку как раз уходят в пресные воды. Долгая зима сжигает весь накопленный жир, и весенние гольцы совсем тощие, но голодные. А ловить их неинтересно, клев хороший, но удовольствия никакого. По силе сопротивления весенний голец весом 500 г примерно как 100-граммовый окунь. Скатившись в море, он немедленно начинает охоту на все съедобное, что есть в прибрежье - от креветок и мизид до мелких морских рыб, быстро восстанавливая свои силы.

Но уже в мае происходит главное событие сезона -лососевый ход из моря в реки. Лососи начинают свою миграцию почти сразу после схода льда, и первой в реку заходит одна из самых притягательных для рыболова рыб - чавыча. А когда в реке есть такая замечательная рыба, все тощие гольцы перестают интересовать рыболова. Именно чавыча - царь-рыба - открывает рыболовный сезон на Камчатке.

В реке Коль, как и повсюду здесь, чавыча является самым желанным объектом ловли. Кстати, одно из ее английских названий -king salmon (королевский лосось) - полностью оправдывает суть этой рыбы. Чавыча сочетает в себе качества, наиболее желанные для истинного любителя настоящей спортивной рыбалки: крупные, а иногда просто исполинские размеры, исключительную мощь и главное (что, на мой взгляд, придает чавычовой ловле особый интерес) - скрытность, даже некоторую капризность клева. Поэтому ее не так-то просто поймать, особенно в небольшой реке, где эта крупная рыба, заботясь о собственной безопасности, выбирает для хода и стоянок очень трудные для ловли места. Для того, что-бы почувствовать поклевку, надо изрядно потрудиться, что не очень типично для камчатской рыбалки в целом, зато резко повышается интерес и спортивность, состязательный дух этой рыбалки.

Чавыча - самый крупный тихоокеанский лосось, она может достигать веса 50-60 кг и длины 1,5 м, но обычно ее размеры значительно меньше - около 12-13 кг, а в большинстве рек Западной Камчатки средний вес чавычи сейчас упал до 8 кг.

Самки крупнее, чем самцы. Рекордные экземпляры могут встретиться в любой камчатской реке, но чаще все-таки в крупнейших реках полуострова - реке Камчатке на восточном побережье и реке Большой на западном. В настоящее время запасы камчатской чавычи уменьшились, поэтому промысел ее резко сокращен, а по западному побережью вообще закрыт. Однако ее спортивная ловля разрешена - но только по специальным лицензиям.

Чавыча нерестится в основном русле рек, закапывает свою икру в грунт, гнездо копает самка, и материал, из которого сооружается бугор, впечатляет - камни с два кулака размером. Молодь чавычи живет в реке чуть больше одного года, затем скатывается в море. Морской период жизни может продолжаться от 2 до 7 лет. Чем старше рыба, тем она крупнее. Это значит, что некрупные экземпляры весом 3-6 кг провели в море 2, максимум 3 года, а исполины весом более 20 кг - не менее 5 лет.

Популяции чавычи обитают у нас только на Камчатке, иногда отдельные рыбы заходят в реки материкового побережья Охотского моря. Но по другую сторону Тихого океана, в Северной Америке, чавыча широко встречается от Аляски до Калифорнии, там этот вид куда более многочислен и известны несколько сезонных рас чавычи - «весенняя», «летняя», даже «осенняя», и экологические расы - «океаническая», далеко уходящая на нагул в Океан, и «прибрежная», нагуливающаяся в водах материкового шельфа.

На Камчатке же известна только одна форма - «весенне-летняя». Она начинает заходить из моря в камчатские реки сразу после ледохода, в начале и середине мая, массовый ход приходится на третью-четвертую неделю июня. Заход продолжается до первой-второй недели июля.

Нерест чавычи происходит в конце июля - начале августа, после чего все рыбы - и самцы, и самки - гибнут. Но это будет позже, в августе. А сейчас, в мае, когда еще повсюду на Камчатке лежит снег, свежая серебристая рыба только-только заходит из моря в реку.

Так как у речки мелкие устья, в отлив их можно легко перейти вброд в болотных сапогах. Для захода в реку чавыча ждет прилива. Особенно активна чавыча, когда прилив приходится на ночь. Как раз после захода в реку она и становится доступной для речной ловли спортивными снастями (хотя, строго говоря, это не совсем правильно).

В США и Канаде очень популярна морская ловля чавычи троллингом, во время нагула, но у нас на Камчатке этот вид ловли еще не получил широкого применения, поэтому речная ловля у нас остается основной.

Долгое время я находился на своеобразном перепутье: какую снасть применять при охоте на чавычу - спиннинг или нахлыст? Одно время я буквально загорелся нахлыстом и стал считать его чуть ли ни единственным достойным орудием ловли. Совместная работа с учеными и рыболовами из США и Канады тоже оказывала свое влияние в пользу нахлыста, тем более что на Аляске чавычу ловят именно этой снастью, а некоторых штатах США это вообще единственное разрешенное орудие ловли.

Но постепенно, с годами и приобретением опыта, мне стало ясно, что забывать старый добрый спиннинг никак нельзя.

Первые годы я пытался использовать нахлыст, тогда как мои товарищи ловили спиннингом. Уловы были, мягко говоря, несопоставимы. Мы даже как-то решили поставить опыт на р.Коли - я иду впереди с нахлыстовым удилищем, а позади меня идет мой приятель со спиннингом. Мы оба прекрасно знаем реку и все стоянки чавычи, своими снастями мы тоже владеем более или менее нормально, способности и знания каждого были, можно сказать, стандартизованы.

Мушки использовались, проверенные многолетней практикой и на Камчатке, и на Аляске.

Ловили мы достаточно тщательно в течение недели, чтобы исключить случайность результатов из-за влияния погоды или состояния реки. А результат был таков - спиннингом за неделю было поймано 34 рыбы, разных по размеру, весом от 2,5 до 14 кг, а вот нахлыстом - только 1, причем не очень крупная, всего-то 4 кг. Результаты были столь удручающими для нахлыстовика, что я заподозрил себя в том, что совершал какую-то системную ошибку и что дело было в моем недостаточном нахлыстовом мастерстве.

Но вскоре факт низкой эффективности этого вида ловли на этой реке подтвердился в другой ситуации. В 2004 году на Коли прибыла группа из 11 рыболовов-японцев, 10 были спиннингистами, 1 - нахлыстовиком-фанатиком высокой квалификации. Он принципиально не ловил на спиннинг.

Всю неделю спиннингисты всей группой ловили по 7-8 разноразмерных чавыч в день, а нахлыстовик так и не поймал ни одной.

Надо сказать, что результат этот меня сильно озадачил, так как в других местах Камчатки, например, на реке Большой, я сам успешно ловил чавычу нахлыстом, не говоря уж об Аляске и Канаде. У меня есть пара объяснений, которые, правда, не кажутся мне самому абсолютно убедительными.

Во-первых, в условиях малой реки стоянки чавычи бывают в глубоких местах, сильно захламленных древесным мусором, где неровное течение разбивается на мелкие струйки и закручивается в водовороты. Проводка и подача мушки в таких местах затруднена.

Во-вторых, бурлящее течение выбрасывает мелкую приманку на поверхность или препятствует нормальной проводке - мушку сильно бросает из стороны в сторону, она часто ложится набок и т.д. Во-вторых, мушка в отличие от блесны является только оптической приманкой, рассчитанной на специфическое зрение рыбы, тогда как блесна - одновременно и оптическая, и акустическая приманка. Вращающиеся блесны и воблеры всегда испускают шлейф шумов, которые даже в бурной воде улавливаются рыбой на далеких дистанциях. Соответственно, в условиях реки Коль блесна имеет более широкие поисковые возможности, а мушка - наоборот.

А там, где мушка или стример работают хорошо - на ровных плесах или в конце плеса перед перекатом, чавыча просто не стоит. Как бы то ни было, нахлыст для ловли Кольской чавычи я теперь рассматриваю как второстепенную снасть.

Казалось бы, при таких результатах не в пользу нахлыста его можно вообще не брать на ловлю чавычи. Однако мне все-таки хотелось решить эту задачу, по-этому попытки применения нахлыста продолжались. В результате нескольких лет упорной ловли удалось добиться более или менее стабильных, но все равно скромных результатов.

Удилища я стараюсь применять достаточно легкие, одноручные, не тяжелее 8 класса, но не легче 6-го. Хорошо себя зарекомендовали удилища SAGE RPL+. Я предпочитаю их потому, что у них немного более медленный строй по сравнению с другими сериями, и мне удавалось забрасывать перетяжеленные шнуры без титанических усилий.

По моим наблюдениям, для того, чтобы доставить мушку в нужное место, нужно применять тяжелые шнуры - либо полностью тонущие, класса Uniform Sinking, либо с тонущей головкой, типа WF-8F/S (самые тяжелые, type VI). Иногда приходилось даже такой шнур утяжелять специальными тонущими головками (я предпочитаю изделия фирмы RIO).

Поначалу как я ни старался утяжелять шнур, эффекта не было, и так до тех пор, пока я не начал ставить очень короткий подлесок - всего 20-25 см. Такая длина была определена в результатe подводных экспериментов, когда водолаз наблюдал за тем, что происходило с мушкой.

На длинном поводке мушка выписывала невообразимые кульбиты - то хвостом вверх, то вниз, то боком. А вот при укорачивании поводка игра мушки и ее положение в потоке становились все более и более стабильным, мушку почти не бросало течением, и она правильно ориентировалась в потоке. Короткий поводок сразу отразился на результативности ловли - стоило его поставить, как поклевки чавычи стали все-таки более или менее регулярными.

Благодаря подводным наблюдениям удалось определиться и с типом мушки. Мушка должна была работать в условиях сильного вихревого течения, то есть поддерживать в толще воды свое стабильное положение, поэтому пришлось отказаться от мушек с длинным хвостом. Даже освоив ловлю чавычи нахлыстом, мне ни разу не удалось поймать ее на длиннохвостые мушки. Только «бесхвостки» или тонкохвостые мухи приносили добычу.

Удивительным открытием было то, что размер мушек не имел большого значения. Более того, мелкие мушки, связанные на небольших крючках (№№3-4 по международной классификации), работали даже лучше, чем крупные мушки. А вот цвет и форма мушек большого значения не имели - чавыча клевала на ярко-красные, черные, синие, розовые мушки. Так что для такой серьезной рыбы, как чавыча, легкие мушки и легкая снасть прекрасно работают.

Мушки для нахлыстовой ловли чавычи
Мушки:
1-3 - типичные чавычовые, они нормально работали на Аляске и на р.Большой на Камчатке,
но были совершенно бесполезны в условиях Коли;
4-13 - более мелкие мушки с куда меньшим количеством перьев и шерсти,
которые, наоборот, оказались подходящими.
Хорошо работали мушки, имитирующие креветок (4-7 и 9),
особенно связанные на двойниках (4-7).

Тем не менее даже после того, как задачу по ужению нахлыстом удалось принципиально решить, спиннинг все-таки остался для меня главным орудием ловли. Опыт рыбалки в средней полосе России приучил к использованию деликатных снастей, поскольку охотиться приходилось на «бывалую» рыбу, испытавшую на себе воздействие множества разнообразных приманок и насадок.

Многолетняя привычка к лайтовой снасти сказалась и на выборе снасти для Камчатки, в том числе для ловли чавычи. Моя снасть разительно отличается от местной. Камчадалы предпочитают удилище помощнее, по-жестче, катушку «Невскую» и безынерционную, но по-больше, в виде небольшой ручной лебедки, ну и леска потолще - 1 мм, а то и больше. Процесс вытягивания рыбы при такой снасти по своему базовому принципу не шибко отличается от того, как рыболовное судно вытягивает трал - удилище положить на плечо или упереть комлем в колено и равномерно подматывать.

Кстати, из-за такого довольно грубого «тягания» много рыбы срывается с крючка, так как удилище практически не амортизирует рывки рыбы. Местная грубая снасть, как я убеждался много раз, не дает того удовольствия от рыбалки, какого ждешь. Желание именно спортивной ловли и поединка с достойным соперником подтолкнуло меня к использованию достаточно легкого спиннинга.

Мои основные снасти ориентированы на ловлю в небольшой реке - короткие удилища длиной 2-2,2 м с тестом 5-12 или 5-15 г. Предпочитаю как можно более легкие одноручные графитовые удилища, уже много лет беру с собой спиннинги BERKLEY SES-70ML и FENWICK Black Night Hawk S70M3E.

Недавно я приобрел удилище сравнительно мало известной фирмы CD RODS, которое оказалось довольно удачным выбором - из всего того, что я видел в этот тест-классе, оно было наиболее жестким, но отнюдь не «дубина».

Катушки использую безынерционные, небольшие, класса 2000, DAIWA Caprice, SHIMANO Ultegra или SHIMANO Twin Power.

Особое внимание - шнурам. Для камчатской ловли я уже давно не применяю монофильную леску, всецело отдаю предпочтение современному поколению шнуров. Много лет не нарадуюсь шнурам BERKLEY FireLine, они вели себя прекрасно в течение всего сезона открытой воды и во время ловли всей рыбы. Прекрасно зарекомендовал себя шнур этой фирмы диаметром 0,2 мм с тестом 13 кг - на него я успешно вытаскивал чавычу даже весом 16-18 кг.

Единственным недостатком этого шнура я считал его высокую жесткость, которая не позволяла делать сверхдальний заброс, но в условиях небольшой реки это особой роли не играло.

В последнее время появились шнуры следующего поколения, например, BERKLEY Spider Wire - более прочные и гибкие, что позволяет при меньших усилиях делать более дальний и точный заброс (иногда это очень существенно), а кроме того, обратиться к шнурам меньшего диаметра.

Сейчас я перешел на Spider Wire 0,17 мм (тест 16 кг) - это обусловлено спецификой реки и кое-какими личными пристрастиями. Так как ловля чавычи требует порой значительныx усилий именно по поиску рыбы, забросов приходится делать много - за полдня до тысячи. Когда применяешь легкую снасть, рука меньше устает, и к концу рыбалки точность и дальность забросов остается почти такой же, как в ее начале.

Кроме того, с тонким шнуром, на мой взгляд, на течении ловить удобнее. Чавыча очень часто стоит на стрежне реки, в местах с сильной струей. Хорошо обловить такие места удается далеко не всегда, часто приходится применять технику заброса «вверх по течению» или делать косой заброс - по диагонали вверх по течению. При проводке после такого заброса течение задирает блесну вверх. Толстый шнур при этом резко увеличивает парусность системы «шнур - блесна», и вместо того, чтобы пройти по нижнему слою воды, там, где стоит рыба, блесна проносится со скоростью пули высоко над головами рыб. Тонкий шнур позволяет легче маневрировать блесной при проводке и позволяет вести ее значительно глубже, чем это удается при использовании толстого шнура. Мы как-то даже поставили эксперимент и убедились, что шнур FireLine 0,25 мм на сильном течении позволяет делать проводку на глубине всего 30 см, а тот же шнур, но 0,17 мм, - уже на 1 м.

Добавлю, что случаев обрыва тонких шнуров при ловле крупной чавычи у меня было очень немного, и почти всегда это случалось, когда рыба уходила в коряги и обматывала леску вокруг них. Но в этом случае и толстый шнур тоже оборвется...

В качестве дополнительной снасти беру с собой спиннинг подлиннее - 2,4 или даже 2,7 м, с более мощной катушкой. Его предназначение - работа с воблерами, так как длинный спиннинг позволяет лучше управлять проводкой воблера, особенно в условиях «сложной воды» - с корягами и водоворотными течениями.

Обычно этот спиннинг лежит у меня в лодке, и использовать его приходится нечасто.

B реке Коль очень много коряг, иногда на дне лежат целые грядки из ольхи или ивняка. Естественно, рыба сидит именно там. Воблер в таких местах - почти всегда камикадзе, правда, он приносит себя в жертву без толку, оставаясь где-нибудь в корнях или ветвях. В один из своих камчатских сезонов, активно применяя воблеры (и, само собой разумеется, принося их в жертву речному богу), я подсчитал, что после месяца ловли в реку переехала почти целая витрина среднего московского рыболовного магазина. После этого решил перейти на блесну - это чуть менее расточительная игрушка для взрослых. А вот потери блесен на корягах оказались вполне приемлемыми - обычно за чавычовый сезон я теряю всего 3-4 таких приманки.

Среди рыболовов-спортсменов бытует мнение, что наилучший клев тихоокеанских лососей на блесны и мушки происходит, когда они недавно зашли из моря - мол, свежая рыба еще не забыла, что она в море питалась, поэтому инстинктивно бросается на приманки. Если принять это утверждение на веру, получается, что наилучший клев должен быть в устьях реки, причем в тот момент, когда рыба только что покинула море.

Однако трехлетний опыт ловли чавычи на Коли показал, что это правило совсем не так однозначно.

Мы неоднократно ловили как в самих устьях, так и в непосредственно близости от них (там есть очень удобная глубокая и широкая проточная яма, где вся рыба обязательно сделает остановку, чтобы отдохнуть после преодоления устьев) и хорошо видели, как идет рыба и сколько ее стоит в устьевой яме. И при всем этом поклевки там были довольно-таки редкими. Классический пример иллюстрации крыловской басни - «...хоть видит око, да зуб неймет».

Иногда буквально не выдерживали нервы и хотелось в бурном приливе эмоций переломать все снасти. Ну что за дела - заброс следует за забросом, в яме играют, поднимаются к поверхности, показывают спины и шлепают хвостами множество 15-16-килограммовых рыб, а толку никакого - не берут, и все тут! Ну не хотят!

Бывало, конечно, что блесна случайно впивалась в спину рыбы - это на местном жаргоне называется «запоперечить». И вот тогда мирно плещущаяся рыба превращалась в разъяренного дикого зверя. Резкий рывок, да такой, что спиннинг вылетает из рук, а затем очень быстрый и долгий бросок вниз по течению. Если рыба крупная, то 100 м шнура обычно не хватает. Треск фрикциона катушки становится похожим на натужный свист турбин вертолета, шпуля вертится в бешеном режиме.

Но вот шнур кончается, и после этого что-то где-то рвется - либо на самой шпуле, либо у блесны, либо где-то посредине. Один раз я ловил на спиннинг, оснащенный катушкой с небольшой шпулей, и случайно поддел крупную рыбину - в результате расплавились пластмассовые элементы фрикциона. Мало того, что шпулю пришлось выбросить, так еще и металлический стержень, на котором она держалась, лишился закалки - столь высока была температура. Вероятность случайного подбагривания крупной чавычи существует всегда, поэтому иметь в запасе несколько запасных шнуров очень даже не лишне.

По моим расчетам, рыба становится более или менее активной после 3-4 дней захода из моря. Видимо, чавыче нужно какое-то время, чтобы перестроить физиологию с «морского» типа на «речной».

Но стоит рыбе привыкнуть к пресной воде, начать движение вверх по течению, как она становится активной и даже агрессивной, и вот тогда начинает хорошо клевать.

Вопрос об активности клева тихоокеанских лососей и их родственников всегда интересовал рыболовов-спортсменов. Хорошо известно, что лососи в пресных водах не питаются. И от моих знакомых по «материковой» рыбалке часто приходится слышать такой вопрос: почему лососи вообще бросаются на блесны и воблеры и хватают их?

Внятного ответа на него нет до сих пор, эта загадки остается неразгаданной. Основных версий существует две.

Первая - пусть лососи в пресной воде не глотают и не переваривают пищу, но инстинкт схватывания добычи у них остается. Рыбы забывают о своих охотничьих инстинктах, продолжают упражняться в ловле добычи, но вот съесть ее они уже не могут - их желудок не выделяет желудочного сока. То есть рыбы схватывают что-то напоминающее пищу, но глотать не глотают.

Вторая причина клева проходных лососей на блесну - так называемый инстинкт охраны гнезда. Мелкие пресноводные рыбы, прежде всего молодь гольцов, хариус, микижа - большие любители полакомиться лососевой икрой.

Во время нереста лососей туча мелкой рыбки, буквально как стая комаров, вьется возле нерестящейся пары, залезая подчас в самое гнездо. Лососи яростно охраняют свои кладки икры и часто бросаются на мелких рыб.

Мне по долгу службы приходилось ловить мелочь на лососевых нерестилищах, и на теле мальков я видел глубокие шрамы от лососевых зубов. Иногда приходилось находить на берегах мелких мертвых гольцов, перекушенных напополам или со сломанным позвоночником. Такое я видел на нерестилищах кеты и кижуча.

Как бы то ни было, к счастью для рыболовов, лососи на блесны и воблеры ловятся.

Оценка результатов применения блесен более или менее согласуется с обеими точками зрения. Для ловли свежей, недавно зашедшей из моря рыбы я применяю блесны и воблеры серебристой окраски.

Из блесен наилучшими оказались MEPPS Aglia Long №3 и №4 с серебристым лепестком, без всякой окраски. Они - самые универсальные для камчатской рыбалки.

Мой более чем 20-летний опыт ловли на камчатских реках говорит о том, что если у вас есть только эта блесна, то она сгодится для всей местной рыбы на всех реках. Конечно, такой минимализм явно недостаточен для полноценной рыбалки увлеченного спортсмена, поэтому в моей коробке лежит еще кое-что.

Блесны для ловли Кольской чавычи
Блесны для ловли Кольской чавычи:
1, 3, 6 - «универсальный солдат» - блесна Aglia Long №№3,4.
Лучшие результаты дает Лонг с серебристым лепестком (6), худшие - с золотистым (1).
Это хорошее доказательство того, что у рыб прекрасно развито цветное зрение.
Лонги (3) большего размера - №4 - неплохи, но тяжеловаты и делают их проводку лайтом затруднительной.
Самые крупные Лонги - №5 -слишком тяжелы, да и количество поклевок на них ничтожно мало по сравнению с «тройкой».
Яркие блесны Aglia Tiger (2) Aglia Flu Orange №3 (4) или №4 хороши в конце сезона, для ловли чавычи в среднем течении реки.

Из воблеров наиболее результативными оказались австралийские HALCO либо серебристой окраски, либо с ярко-розовой спиной и белым брюшком. Эти воблеры обычно имеют сменные лопасти - одна для работы на глубине 3-5 м, другая - на 6-8 м.

Я пользовался только малой лопастью, предназначенной для меньшей глубины: с одной стороны, 3-метровую на реке Коль найдешь всего в двух ямах, а с другой стороны, на сильном течении большая лопасть тут же прижимает приманку ко дну, и проводка превращается в перепахивание речной гальки. Кроме «австралийцев», успешно работали и воблеры от RAPALA, и совсем неожиданно сработали воблеры DUEL Flat Crank.

Воблеры, которые оказались удачными
Воблеры, которые оказались удачными:
HALCO (1) - с такой окраской он имитирует мелкую морскую рыбу (сельдь или мойву).
Воблеры кричащей окраски от RAPALA (2, 3) хороши для облова глубоких ям,
a NILS MASTER (4) -для мелководных участков.
DUEL Flat Crunk (5, 6) неплохи для небольших ям.

Серебристые Aglia Long и воблеры наиболее успешно изображают типичных жертв чавычи в море - мойву, песчанку, молодь сельди, а розовый воблер - хорошая имитация кальмаров и крылоногих моллюсков, которыми чавыча в изобилии закусывает во время морских странствий. Для ловли чавычи, которая уже изрядно постояла в речной воде, я перехожу на ярко окрашенные блесны MEPPS Aglia №4 или №5, обязательно ярко-оранжевого или ярко-красного цвета.

Такая окраска лепестка очень важна. Мы просто ставили опыт - число поклевок на «кислотные» Aglia было примерно в 10 раз больше, чем на такие же, но с серебристым лепестком. По-моему, яркий лепесток оказывает на чавычу раздражающее воздействие, и она старается его атаковать, чтобы отогнать от себя этот назойливый предмет.

Местные камчатские рыболовы, особенно на крупных реках, любят использовать большие колеблющиеся блесны. Использовал их и я, довольно успешно работали старые, советских времен «Шторлинги», но они оказались слишком тяжелыми для моих легких снастей, да и уловистость их оказалась намного меньше, чем у фирменных Aglia и Aglia Long.

Перед тем, как привязать блесну, я обязательно заламываю бородки на крючках - годы работы с краснокнижными объектами и ловля по принципу «поймал - отпусти» приучили меня к тому, что травмировать рыбу надо стараться как можно меньше. Более того, обычно я удаляю еще и один из крючков тройника. В самом деле - если дневной улов одного спиннингиста составляет до 10 рыб, то надо обязательно позаботиться о том. чтобы все пойманные рыбы вернулись обратно в реку в добром здравии.

За всю мою практику чавыча почти никогда не заглатывала блесну или воблер, чаще всего крючки зацепляются за вершину верхней или нижней челюсти, реже - в угол рта. У чавычи, особенно крупной, во рту на челюстях развит толстый слой соединительной ткани, поэтому, как правило, чавыча хорошо засекается и очень редко срывается. Иногда можно вообще оставить только одинарный крючок на блесне, чтобы ловить в как можно более щадящем для рыбы режиме. Поэтому за несколько лет ни одна из нескольких сотен моих рыб не получала тяжелой травмы от крючков.

Чавыча никогда не заглатывает блесну
Чавыча никогда не заглатывает блесну.
Эта рыба схватила блесну в «ножницы» - угол рта.

Чавычовая рыбалка на крупных реках (ее подробно и красочно описал в своих статьях Сергей Смольников (см. «За «чавой» в большую воду», РЭ №2-3/2005) и на такой небольшой реке, как Коль, - совсем не одно и то же. Стратегия ловли на Коли заключается в поиске дневных стоянок и ловле рыбы во время ее отдыха.

В малых реках чавыча всегда поднимается вверх по течению по самым глубоким участкам реки с максимальным течением, как правило, в темное время суток. Мелкие перекаты эта крупная рыба преодолевает только глубокой ночью и очень быстро, буквально одним рывком, затрачивая на преодоление переката всего 2-3 секунды.

В яркий солнечный день чавыча предпочитает вообще не двигаться вверх по течению, а отстаиваться, дожидаясь либо дождя, либо ночи потемнее.

Можно выделить несколько типов дневных стоянок чавычи.

Первый тип - нижняя часть изогнутых плесов (рис.1). Обычно в таких местах более или менее широкий плес сужается, в излучине плеса резко усиливается течение, которое подмывает внешний берег по отношению к изгибу плеса. Внешний берег оказывается почти отвесным, прямо под ним проходит самый стрежень реки с глубиной 2-2,5 м. В таких местах чавыча располагается близко к дну на самом глубоком и быстром участке. Здесь прекрасно работает правило: «Чем крупнее рыба, тем глубже и на более сильном течении она стоит».

Схема длинного плеса со стрежнем вдоль одного из берегов («высокого») и «ходовой ловли»
Рис1. Схема длинного плеса со стрежнем вдоль одного из берегов («высокого») и «ходовой ловли».
Чавыча предпочитает стоять на глубоких местах русла, ближе к высокому берегу.
При таком способе облова работает как блесна, так и воблер.

В реке Коли таких мест не очень-то много, поэтому во время массового хода, во второй половине июня, там выстраиваются настоящие «цепочки» из рыб, которые располагаются одна за другой по стрежню реки.

Второй тип - глубокие проточные ямы с сильными водоворотными течениями (рис.2). Обычно в местах соединения основного русла с боковой протокой образуется глубокая, до 2-2,5 м яма. Из-за смычки течений в ней образуется множество водоворотов, противотечений. Много рыбы там не стоит - во время массового хода одна-две крупных (15-18 кг) и четыре-пять особей поменьше (от 6 до 12 кг).

Схема проточной водоворотной ямы, образованной при слиянии трех проток
Рис2. Схема проточной водоворотной ямы, образованной при слиянии трех проток.
Однако в таком месте удобных для облова точек всего две (обозначены римскими цифрами I и II).
Цифры 1-7 показывают способ облова «веером» из точки I:
предпочтительнее начинать с мелкого места и постепенно смещать траекторию заброса к глубине.
Лучами А и Б ограничено пространство для облова «веером» из точки II.
В таких ямах чавыча очень любит стоять под упавшими в воду деревьями,
и поймать ее можно только ныряющим воблером из точки I.

Третий тип - глубокие (больше 3 м) слабопроточные ямы, как правило, в боковых протоках рядом с основным руслом. Там днем может стоять до 15-20 рыб, но чавыча очень осторожна и при шуме может уйти из ямы в реку.

Взгляд на реку сбоку
Рис З. Взгляд на реку сбоку.
Для дневных стоянок чавыча выбирает места, где поток разбивается
о лежащие на дне подводные предметы на множество мелких вихрей.
Зона вихрей удобна для рыбы, так как ей не надо тратить усилий на преодоление потока.
В реке Коль на таких местах любит держаться чавыча.
Но зато нахлыст здесь бесполезен (мушку выталкивает на поверхность),
а для спиннингиста они чреваты повышенными потерями блесен и воблеров.

Четвертый тип, встречающийся в среднем и верхнем течении реки, - широкие плесы с большим уклоном дна, бурным течением и крупным камнем на дне. Хотя в таких местах глубина небольшая, всего 1 м или даже меньше того, но течение очень сильное, бурное.

Это четвертый тип ее дневных стоянок
Это четвертый тип ее дневных стоянок.
Поймать там чавычу трудно, рыба очень осторожна.
Воблер, заброшенный или сплавленный издали, порой оказывается единственной работающей приманкой.

Что делает все эти места схожими, так это изобилие коряг. Из-за своего бурного характера воды реки активно размывают берега, и все деревья, растущие возле воды, рано или поздно оказываются в воде. Часто бывает, что река подмывает луговой или тундровый берег, и тогда в реку падают здоровенные куски дерна или тундры. Паводки растаскивают стволы ольхи, ивы, тополя, куски дерна и тундровые кочки по всей реке, поэтому в любом месте Коли можно потерять блесну или воблер на первом же забросе. С одной стороны, вся эта древесина на дне речном сильно затрудняет рыбалку, но, с другой стороны, чавыча очень даже любит устраивать свои дневные стоянки вблизи стволов или кочек.

Эти предметы на дне как бы разбивают водный поток, образуя в самом придонном слое зоны спокойной воды. Получается, что рыба стоит в своеобразном «пузыре» спокойного течения, а над ее головой несется основной поток, образуя некую «крышу» у рыбы над головой.

Когда чавыча стоит под такой «крышей», то каким бы тяжелым стример ни был, он не в состоянии «пробить» воду до места стоянки рыбы. Даже если поставить полностью тонущий шнур, течение все равно отбросит стример от дна в толщу, и он пронесется над рыбой с бешеной скоростью.

При быстром течении на кривом плесе или в яме с сильными водоворотами, да еще и с корягами на дне проводка приманки приобретает особое значение. Первые годы я старался вести блесну максимально медленно, старясь заглубить ее как можно ближе к дну. К этому я привык во время охоты на стальноголового лосося - камчатскую семгу. Придонная проводка в медленном ритме приносила свои плоды, но оборачивалась большими потерями блесен на донных зацепах.

Потом я подметил одну особенность чавычи - она шла от дна вверх за блесной! Поэтому если вдруг блесна оказывалась в зоне интересов активной чавычи, то рыбина поднималась иногда аж до приповерхностного слоя.

Однако при этом медленная проводка все равно всегда предпочтительнее быстрой. На сильном течении я иногда вообще не кручу катушку. Сделав диагональный заброс под углом 45° к противоположному берегу, я лишь вытягиваю слабину шнура, чтобы только лепесток блесны продолжал работать. Такая техника является чем-то средним между спиннингом и нахлыстом, но действует хорошо. Если рыба стоит среди завалов коряг на сильном течении, я забрасываю блесну выше по течению от предполагаемого места стоянки рыбы, а затем не подматываю, а наоборот, медленно травлю шнур, сплавляя по течению работающую блесну по направлению к рыбе.

В глубоких ямах с водоворотными течениями применяю простую медленную подмотку, подругому в таких местах и не половишь. Блесна при этом подвержена действию гидродинамических вихрей, ее бросает в стороны, к поверхности и ко дну, проводка получается зигзагообразная, но на результативность это не влияет. Самое главное, чтобы лепесток постоянно работал, и тогда будет поклевка.

Вот что я подметил за годы рыбалки: ни у кого из нас не было поклевки при забросе блесны вверх по течению. Этот прием хорошо работает при ловле многих лососей, как тихоокеанских, так и европейских - семги и кумжи, но на чавычу он не действует. Видимо, несущаяся вниз по течению блесна не привлекает рыбу, ей подавай упорную медленную проводку блесны, преодолевающей встречное течение.

Воблеры я стараюсь использовать преимущественно на изгибах плесов, на сильном течении с высокого подмытого берега, главным образом из-за того, что в этих местах не очень много зацепов. Блеснами в таких местах работать трудно, их постоянно поднимает к поверхности, и многие перспективные места облавливать очень сложно, а от заброса «сверху», как я говорил раньше, толку никакого.

При облове воблером применяю метод проводки, который я назвал «боковой зигзаг». Забросив воблер и медленно его подматывая, вершинкой спиннинга я то прижимаю его к самому берегу, то отпускаю подальше от берега. Чтобы совершить такую проводку, необходим длинный спиннинг и подходящие условия ловли.

Спиннинг для этого требуется не только длинный, но и весьма жесткий, чтобы эффективнее совершить этот маневр. Я для этих целей использую 3-метровый CD RODS. He совсем, конечно, лайтовая снасть, но и не тяжелого класса. При этом воблер идет почти у самого дна и практически не меняет глубину при боковых рысканьях.

Смысл такой проводки состоит в том, чтобы «прижать» воблером рыбу к вертикальной стенке. Это нужно не всегда и уж совсем не в самый разгар хода рыб из моря, когда рыбы много, и особых ухищрений применять не требуется. Зато в мае, когда по реке идут лишь отдельные рыбы, такой прижим воблером «в угол» вызывает даже у малоактивной рыбы оборонительную реакцию, и она бросается на предмет, которым ее пытаются прижать к стене.

Эта тактика хорошо себя оправдывает и при ловле крупных экземпляров.

Обычно они более осторожны и не так агрессивно бросаются на блесны и воблеры, как мелкие. Прижим воблером почти всегда безотказно действует на рыб трофейного размера. Кстати, если позволяют условия ловли, я использую прижим «к стенке» также и блесной, но воблером это получается не то чтобы эффективнее, а просто гораздо красивее и, если так можно выразиться, артистичнее.

Схема облова участка воблером методом «прижима»
Рис 5. Схема облова участка воблером методом «прижима».
Для применения этого приема нужно найти вогнутый берег с глубиной вдоль него.
Из точки 0 делается дальний заброс вниз по течению до точки 1,
при этом воблер надо положит в сильную струю.
После приводнения воблер надо сплавить вниз по течению ниже глубокой зоны (точка 2).
После этого нужно периодически держать удилище длинного спиннинга поперек берега в сторону реки
(воблер в этот момент уходит от берега к руслу) или в сторону берега (воблер идет к берегу).
В реальной ситуации зона эффективной работы воблера на «прижим» ограничивается сектором А-Б.

Любой рыболов, который ловил «материковую» рыбу, прекрасно знает, как погода влияет на активность и клев рыбы. А вот для чавычи, несмотря на многие годы ловли, выявить зависимость клева от погоды или используемой приманки оказалось невозможно.

Хорошие уловы бывали и в проливной дождь, и в яркий июньский полдень, равно как и не слишком удачные рыбалки случались при любой погоде и с любыми приманками. Единственное, что можно более или менее уверенно констатировать, так это то, что в мелких ямах со слабым течением в безоблачный день чавыча не останавливается на отдых, поэтому при хорошей погоде ловить следует на глубоких местах. Пожалуй, это единственная поправка на погоду при ловле чавычи.

Один из вопросов, который приходилось решать - насколько тщательно надо облавливать каждое из приглянувшихся мест. Выбор здесь довольно прост - либо обловить как можно больше мест экспресс-способом, либо уделять больше внимания каждому из мест. Однозначного ответа на этот вопрос за почти десять лет ловли чавычи дать так и не удалось.

Обычная тактика - нечто среднее. При ловле бывало всякое - в одних и тех же местах чавыча ловилась и с первого заброса, и после долгой серии бросков. Поэтому важно определиться с самим местом. Насколько оно сложно в отношении течения? Насколько хорошо удается сделать проводку блесны? Можно ли варьировать тактику рыбалки?

Например, на длинных плесах берега я предпочитаю использовать тактику ходовой ловли. Рыбачить начинаю на самом верхнем участке и двигаюсь вниз по течению. Заброс, обычная медленная проводка, переход на 4-5 шагов вниз по течению и очередной заброс.

Так как обычно чавычовые плесы имеют длину 150-200 м, то на изучение каждого из них уходит 45-50 минут, а то и час. Этот способ сравнительно быстрого облова скорее позволяет нащупать место, где стоит рыба, поэтому на практике ходовая ловля сочетается с более тщательным исследованием некоторых особо интересных мест: делаются 2-3 заброса из одной точки при коротком переходе в 2-3 шага.

При ловле на плесе полезно находиться в движении - каждый раз проводка блесны происходит по-разному, на разном расстоянии от рыбы и под разными углами, а иногда и на разной глубине. Рыба может увидеть работу приманки издали и осмотреть ее как минимум в течение двух забросов. При смещении приманка, возможно, провоцирует рыбу на хватку.

На ямах со сложной системой водоворотных течений пользоваться методом ходовой ловли уже невозможно, да и внимания эти места требуют особого. На большинстве ям найдется всего 3-4 точки, с которых можно их обловить, поэтому здесь целесообразна тактика веерного облова: из верхней по течению точки забросы идут по лучам с интервалами примерно 30°, все ближе к направлению течения, последний заброс - строго вниз по течению.

И на плесе, и на ямах облов лучше начинать с блесен, а в случае, когда рыбу видно, но поклевок нет, рекомендую перейти на ловлю воблерами. Преимущество блесны заключается в том, что она позволяет быстрее (и, наверное, все-таки легче) обловить место; кроме того, у воблера ширина облова чуть меньше.

В больших ямах хорошо работает способ сплава и подмотки воблера. Падая в воду выше по течению от проточной ямы, воблер сплавляется до тех пор, пока позволяют условия, - иногда на 90-100 м. Затем делается первая проводка - прямолинейная, равномерная, медленная. Если первый заброс безрезультатен, то по тому же месту целесообразно пройти еще один раз, но теперь уже подмотку делать со «ступенькой», как при ловле материковского хищника на джиг-головку: несколько оборотов, затем остановка на 2-3 секунды. При такой игре воблер то всплывает к поверхности, то уходит на дно. Бывает, что этот прием возбуждает вялую рыбу. Обловив плес или яму один раз, проходить это место вновь сразу нет никакого смысла. Конечно, случались поимки чавычи и при немедленном втором проходе, но результаты были просто несопоставимы. Поэтому после окончания ловли на одном плесе или яме лучше перейти на новое место. Если же все известные места уже обловлены, то лучше поискать новые, а не ловить вновь на старых. Сколько раз бывало, что вот так, случайно, открывалось еще одно крайне интересное место...

Случайно найденное место
Рис 5. Случайно найденное место может быть очень продуктивным.
В данном участке течение из протоки отжимает основную струю от берега,
а на стыке течений возникают вихри и прибрежная зона замедленного течения.
Нюанс заключается в том, что возле берега образовалась ступенька с бровкой,
удаленной от берега примерно на 5-6 м. Именно на бровке и образуются вихри течения.
На бровке стоит чавыча. Картина, хорошо известная рыболовам,
которые ловят щуку, судака и окуня - рыба держится на бровках или возле бровок.

Это было еще в первые годы чавычовой ловли, когда весна выдалась дождливая, вода была все время приподнята, и рыбалка на любимых, много раз проверенных местах получалась действительно трудовой. Чавыча брала, но приходилось прибегать к тяжелым блеснам, чтобы «пробить» быструю воду, и делать тщательнейшие забросы, чтобы не пропустить рыбу в мутной воде.

Обловив все известные на тот момент ямы и плесы, мы решили остановиться на обед на весьма неприметном месте. Ничего особенно не ожидая, я сделал небрежный заброс, не очень аккуратно подмотал и почти сразу ощутил удар - мощную поклевку крупной рыбы. Вытащив неплохой экземпляр - на 12 кг, решил дальше проверить место, и через пару забросов почувствовал еще один удар. На этот раз приманку взяла особь на 10 кг.

Сделал еще несколько забросов, чуть спустился вниз - попалась еще одна рыбина, на 14 кг, потом - на 8 кг, потом еще и еще. Считанное количество забросов, какие-то полчаса ловли, а результат - 7 очень неплохих рыбин. Еще одно место!

Но оказалось, что место это непростое: стоило дождям кончиться, а воде - упасть, как место сразу опустело. Поднялся уровень - опять там появляется рыба! А все дело было в структуре течений на участке - в большую воду вдоль берега узкая полоска оказалась буквально местом отдыха для рыб, спокойным убежищем рядом с сильной струей основного течения. Впоследствии я открыл так много интересных и результативных мест, что желания повторно облавливать прежние уже не возникало.

Чавыча клюет своеобразно, ее трудно спутать с какой-нибудь другой рыбой. Ее поклевку ощущаешь как уверенную «тяжелую» остановку блесны или воблера, удилище упруго сгибается почти до рукоятки. Через короткую паузу - всего 1-2 секунды - следуют два коротких, но очень мощных потяга. Тут главное - крепко держать удилище в руках.

Из нескольких сотен чавыч, которых мне пришлось поймать или держать на крючке, почти никогда не было резких рывков при поклевке, зато подобное поведение позволяло хорошо засекаться рыбе самой. В большинстве случаев нет нужды делать резкую подсечку - достаточно просто хорошо держать в руках удилище. Именно эта особенность поклевки чавычи позволяет применять легкую снасть.

Как-то раз, любопытства ради, один из наших ученых нырнул в гидрокостюме под воду - уж очень захотелось снять на камеру поклевку чавычи.

С фотографией ничего не получилось (для этого требуется профессиональное оборудование), зато саму поклевку ему удалось рассмотреть во всех деталях. Увидев блесну, рыба, медленно оторвавшись от дна, без особых усилий подошла к ней вплотную и медленно, как бы нехотя открыв пасть, схватила приманку и немного сдвинулась вниз по течению.

Ощутив железо во рту и, видимо, поняв, что случилось что-то неожиданное, рыба сделала головой сильные движения из стороны в сторону, желая избавиться от неприятного предмета и еще в полной мере не «поняв», что у нее во рту. То есть первая поклевка, выражающаяся в виде остановки и изгиба удилища, означает, что чавыча схватила блесну и немного подалась назад, а две мощные потяжки - что она мотает головой.

После того, как нашему ныряльщику удалось рассмотреть это захватывающее зрелище, он буквально выпрыгнул из воды. Позже он рассказал, что попавшаяся рыба пришла в бешенство и бросилась в его сторону, а даже случайный удар горы мышц весом 15 кг может окончиться для водолаза совсем не весело.

Тот случай дальнейшего движения рыбы в сторону был нетипичен - обычно после подсечки крупная чавыча делает длинный быстрый рывок вниз по течению и лишь в редких случаях совершает резкий короткий бросок в сторону стрежня реки. При рывке вниз по течению рыба забирает 60-70 м шнура буквально за нескольких секунд.

В такой ситуации зашедшей в коряги рыбе немедленно удалось бы убежать вместе с блесной, но в моей практике за несколько лет ловли при натянутом шнуре это сделали лишь несколько особей, причем некрупных. Видимо, в малых реках крупная чавыча предпочитает оставаться на широком, более или менее чистом месте, рассчитывая на свободу маневра.

Еще одна особенность поведения чавычи в малой реке при низком уровне воды - даже будучи подсеченной, она остается в пределах плеса, на котором попалась. Вероятно, поэтому она с большой неохотой приближается к мелкому перекату - получается, что перекаты вверху и внизу плеса как бы ограничивают арену для поединка человека с рыбой. Только во время весеннего паводка, когда перекаты более или менее глубоки, особо крупные рыбы решаются переходить через перекат вниз по течению.

В такой ситуации особой разницы между легкой и тяжелой снастью уже нет, по крайней мере, с моей точки зрения. Тут важно хорошо чувствовать рыбу и использовать по полной программе все возможности снасти.

Самое главное - не переломить удилище. Для этого достаточно всего лишь не держать удилище под прямым углом относительно шнура. Правда, в пылу борьбы с таким противником, как чавыча, об этом быстро забываешь.

Я всегда прижимаю рукоятку спиннинга к локтю (иногда просто засовываю конец комля в рукав) и практически не работаю кистью, поэтому моя рука (вернее, предплечье) составляет прямую линию с удилищем. В таком положении резкий рывок рыбы никогда не приводит к критическому изгибу хлыста удилища. Зато нагрузка на фрикцион катушки ложится нешуточная. Кстати, я всегда работаю фрикционом, то ослабляя, то затягивая его, - так легче утомить рыбу и не допустить обрыва шнура.

Для того, чтобы вытащить лайтом крупную чавычу - весом 15 кг и более, даже находясь на удобном береге, тратишь не менее получаса. Наверное, тяжелой снастью такую рыбу удалось бы вытащить быстрее, но удовольствия от легкого спиннинга получаешь ничуть не меньше, а впечатлений от поединка будет больше.

В то же время объективности ради нужно упомянуть и о недостатке лайта - при вываживании крупной рыбины, весом больше 16 кг, особенно свежезашедшей из моря и упорно идущей вниз по течению, остановить ее фрикционом или руками вряд ли удастся. В этом случае остается только либо позволить сопернику победить себя, либо преследовать его на лодке.

Тут без товарища не обойтись: одному придется управлять веслами или мотором, а другому - «держать» рыбу. Упорное движение чавычи вниз по течению продолжится до тех пор, пока она не пройдет ближайший перекат. Затем она остановится в яме под перекатом или на плесе.

Задача состоит в том, чтобы аккуратно сплыть на лодке до следующей косы и продолжить борьбу с рыбой на следующем плесе.

Сплав требует аккуратных и согласованный действий от спиннингиста и судоводителя-моториста: с одной стороны, надо обязательно удерживать рыбу в натяг, не давать ей слабины - в случае ослабления шнура рыба срывается или, еще хуже - заходит в коряги; с другой стороны - мотором тоже надо работать умеючи, держать минимальные обороты, так как его шум пугает рыбу. Поэтому рыбу надо держать на длинной леске, как минимум в 50-60 м от лодки (конечно, если чавыча еще это позволит, а то приходилось сплывать, когда у нее было больше 100 м шнура, а на шпуле оставалось всего несколько оборотов!). Без лодки в условиях заваленной корягами Коли удается вытащить лишь немногих крупных рыб.

Самое лучшее время ловли - в разгар хода чавычи, со второй недели июня по первую неделю июля. Опыт нескольких лет пребывания на Коли свидетельствует, что недельный среднестатистический улов хорошо знающего реку рыболова, даже не очень опытного, в этот период составляет 3-4 рыбы весом 15-18 кг, 12-15 рыб весом 10-15 кг, 20-25 рыб весом 6-10 кг. Гигантских рыб, весом более 30 кг, я никогда в реке Коль не видел, а особи весом от 20 до 25 кг встречаются редко. Поймать их можно, но для этого рыболову нужны даже не столько подходящая снасть и опыт, сколько всего лишь удача, чтобы достойный экземпляр просто встретился с вашей блесной или воблером.

Чавыча - самый ценный тихоокеанский лосось, с очень жирным, ярко-красным деликатесным мясом. Вообще-то качество мяса у мелких и крупных рыб одинаково. Она хороша на столе в любом виде - жареном, соленом, вареном, маринованном, но в полевых условиях излюбленное нами блюдо - жареная или запеченная на углях чавыча. Поэтому в конце своего рассказа я хотел бы привести два рецепта ее приготовления.

Чавыча, жаренная на углях. За 2-3 часа до тепловой обработки рыбу следует разделать на пласты - длинным острым филейным ножом отделить левую и правую сторону от хребта, затем аккуратно, подрезая кончиком ножа, отделить ребра; чешую не счищать. Полученный пласт надо разрезать на куски. Размер кусков определяется исходя из личных пристрастий и аппетита участников трапезы (я делаю их шириной около 8 см). Самые жирные и вкусные части расположены в передней части, от головы до начала анального плавника. Полученные куски надо замариновать в любой емкости, для этого хорошо подходят плоские пластиковые контейнеры с плотной крышкой.

Каждый кусок с обеих сторон следует обсыпать обычной «Приправой для рыбы», которая продается в любом магазине. Если есть лимон, то лучше выжать несколько капель на мясную сторону кусочка; если нет - можно воспользоваться порошковой лимонной кислотой, на каждый кусок нанести маленькую ее щепотку. Соль можно не добавлять, так как ее достаточно в приправе. После этого куски укладываются в контейнер, и 2-3 часа рыба маринуется.

А дальше надо приготовить достаточно углей, чтобы можно было жарить рыбу на раскаленных углях, но ни в коем случае не на открытом огне.

Нажечь углей не представляет особого труда - на косах камчатских рек всегда много плавника, который хорошо прогорает и дает угли. Я жарю рыбу на решетке для гриля, так как она имеет удобную крышку. В самом начале жарки в угли необходимо добавить много ольховой трухи (ее легко найти по берегам). Вскоре образуется густой дым, и куски чавычи слегка подкоптятся.

Когда труха истлеет, начинается собственно жарка, при этом решетку с кусками надо постоянно переворачивать, иначе рыба пригорит.

Для приготовления достаточно 20-30 минут. В самом конце процесса, когда рыба уже готова, можно еще раз добавить ольховой трухи - дым усилит оттенок копченого в жареных кусочках. Блюдо готово.

Чавыча, печенная на углях в фольге. Подготовить рыбу следует таким же образом, мариновать - тоже, но в данном случае можно заложить между кусками порезанный кольцами лук, кружки помидора или сладкого перца. Для гурманов можно еще порекомендовать белое вино - оно будет как нельзя кстати к королевскому лососю. Время маринования - около 2 часов.

Перед готовкой каждый кусок надо отдельно завернуть в два слоя фольги. Внутренний слой фольги сворачивают аккуратно, чтобы не оставалось щелей и дырок: наружный - с небольшой гармошкой, чтобы между слоями были небольшие зазоры.

Подготовленные таким образом куски можно положить прямо на угли. Во время приготовления рыбу надо переворачивать. Процесс готовки занимает около 20 минут. Рыба получается более сочной, чем жаренная на углях, но без запаха дымка.

Оба способа приготовления чавычи достаточно просты, не требуют особого оборудования, но это истинные деликатесы. А вечером так хорошо отведать чавычовой ухи у костра, поделиться впечатлениями о прошедшем дне... Достойное завершение дня на замечательной камчатской рыбалке!

Чавыча, печенная на углях в фольге

Соление семги.

<<< Вернуться в раздел