BelKamFish

О ловли щуки на жерлицы.

Подарок к рождеству

О ловли щуки на жерлицы

Новогодние «каникулы» приходятся на самую середину зимы, однако при взгляде за окно казалось, что уже началась весна - днем светило солнце, неизменно прогревая воздух до плюсовых температур, а по ночам слякоть от подтаявших снегов высыхала, схватываясь робкими морозцами. Лед, так и не успевший набрать силу, с каждым днем терял дорогие для нас сантиметры, подвергая риску «посленовогоднюю» рыбалку.
Мои вечерние колебания по поводу предстоящего выезда на реку все-таки закончились решением ехать, поскольку лед накануне был хоть как-то пригоден для передвижения.
И вот в предрассветных сумерках сочельника я с опаской вглядываюсь в серую ленту реки. В том месте, где я собирался заходить на лед, почти на середине течение уже пробило полоску открытой воды, а на входе в яму, где я задумывал обосноваться, полынья каплеобразно расширялась, уменьшая и без того малое пригодное для рыбалки пространство. Так, дальняя русловая бровка сегодня недоступна. Неужели настал последний день зимней рыбалки в этом сезоне? Эх, была - не была...
Прибрежная ледяная каша под ногами предательски проваливается. В этом месте слишком сильное течение, надо бы попробовать пройти поближе к затишку, но не доходить до стены камыша, возле которой вполне можно искупаться. Подложив несколько разлапистых веток, я все же ступаю на лед. Бур наготове, и, просверлив лунку, я облегченно выдыхаю - лед под берегом не меньше 15 см. Осторожно исследую его крепость дальше: по направлению к руслу толщина оказывается местами всего 5 см, а ведь тут самые уловистые места! Рыбачить предстоит еще целый день, лед наверняка подмоет течением, к вечеру тут уже не походишь. Нет, здесь жерлицы ставить нельзя, хотя на этот заветный омуток с глубиной до 3 м я рассчитывал больше всего - всегда в нем держится хорошая щука. Ладно, оставим ее до следующего раза, жизнь дороже...
Река здесь делает живописный изгиб, пробив русло почти посредине и оставив на подмытой стороне неглубокий прирусловый стол. На нем щук мне ловить не доводилось. После поворота течение бьет в берег, с которого я тщетно пытался зайти вначале. До излучины, вдоль русла, как только струя ослабевает, по берегу начинается стена камыша, идущая вдоль входа в ямку. За ней выше по течению начинается обширный мелкий перекат, также поросший камышом с двух сторон. Здесь расположен интересный свал - глубина снижается постепенно в сторону ямки, и лишь ближе к повороту в профиле дна начинает проявляться русло. Образовавшаяся промоина своей широкой частью располагается прямо над началом входа в омут, а потом ее узенькая полоска идет над самым руслом на протяжении почти всей ямы.
Исследование толщины льда показало мне, что течение оставило пригодной для передвижения только прибрежную 10-метровую зону, а дальше лед начинает угрожающе прогибаться, бесшумно разрушаясь.
Вот и все перспективы - проверенные годами щучьи места находятся в зоне риска. Но не уезжать же домой, ведь я уже на реке!
И вот на льду появляются две строчки жерлиц, наживленные бойкими плотвичками. Первая линия проходит в 2 м от прибрежного камыша на глубине около 1 м, вторая - в 7-8 м от берега, где уже поглубже - от 1,5 до 2,5 м. Раньше я никогда не ставил жерлицы так близко к берегу и поэтому был настроен весьма скептически по поводу «мелководной» батареи. А вот от «глубинной» линии я был вправе ожидать поклевок, ведь обычно я так и начинал расставлять снасти. Цепочки растянулись на полсотни метров, и я решил устроиться примерно посередине фронта.
Обычно если щука активна, первые поклевки начинаются сразу после установки жерлиц, но сегодня она, повидимому, не спешит с трапезой. Так-же я замечаю, что при хождении среди жерлиц вода выплескивается из лунок - настолько податлив стал лед во время оттепели. Поэтому я решаю просверлить несколько лунок прямо возле стенки камыша и обосноваться там, чтобы лишний раз не продавливать лед и не шуметь.
Но долго сидеть на месте мне не пришлось... Едва я настроил удочку с небольшой окуневой блесной, как буквально в десятке метров от меня на жерлице вскинулся флажок. Я не стал спешить с подходом, предпочитая понаблюдать с места за происходящим, чтобы не спугнуть первую клюнувшую щуку.
Катушка нервно подергивается, размотки лески совсем короткие, все это очень походит на хватку мелочи.
Едва я подхожу к жерлице, катушка «оживает», набирая обороты, и я подсекаю. Из лунки без особого сопротивления показывается зубастый «карандаш» граммов на 700. Ну вот и отлично, уже не зря выставлял снасти, почин есть!
Пока я меняю живца, сразу на двух самых дальних от меня жерлицах почти одновременно происходят поклевки. Это уже интересно, они ведь стоят почти на русловой бровке, на глубине 2,5 м! Осторожно подбираюсь к месту событий. На ближней жерлице поклевка развивается так же, как и первая, - такие же нервозные движения катушки и нежелание щуки заглатывать живца. Что ж, можно пока оставить ее и проверить вторую сработавшую снасть.
А тут, оказывается, уже и леска закончилась! Резко пытаюсь выбрать слабину - метр, два... Пусто, кажется, ведь я уже метров шесть лески выбрал. И вдруг на конце снасти что-то заворочалось! Есть все-таки! Багорика рядом не оказалось, придется брать щуку рукой.
Сделав пару рывков, 1,5-килограммовая хищница позволяет подвести себя к лунке и взять под жабры. Я отбрасываю ее подальше от лунки и возвращаюсь к первой из сработавших жерлиц.
Судя по всему, тут пусто. Так и есть: щука выплюнула живца, не сумев или не захотев справиться с добычей. Перезаряжаю снасти и возвращаюсь к ящику, все же надеясь раззадорить окуня начищенной блесенкой. Однако полосатый хищник не берет. Точнее сказать, по блесне периодически стучат «матросики», которых хорошо видно в лунке, а крупные окуни даже не подходят. Но и малыши просто интересуются приманкой, стайкой сопровождая ее нырки.
Так проходит час. Кажется, что стало еще теплее. Хорошо, что небо затянуто тучами. Но опасения за крепость льда увеличиваются пропорционально росту температуры. Выйти бы потом с реки...
Вот срабатывает жерлица «глубинного» ряда, и при подходе к ней я явно ощущаю, как лед прямо «дышит» подо мной. Здесь щучьи намерения оказываются вполне серьезными, подсечка получается удачной, и я пополняю улов килограммовой щучкой.
Следующий флажок загорается на жерлице, которая стоит самой первой, - с нее начинается «глубинный» ряд, практически с переката. Здесь и полутора метров нет. Катушка вращается медленно и уверенно - неужели хорошая щука взяла? Вращение внезапно прекращается...
Я подсекаю и вытаскиваю изрядно помятую плотву, а вместе с ней пучок речной травы. Понятно: щука, зацепив снасть за траву, укололась и выплюнула живца. Едва я перезаряжаю жерлицу, она вновь срабатывает. Не дожидаясь заглота, я сходу подсекаю... Здесь удача явно на моей стороне: килограммовая щучка, засекшись острым тройничком за краешек губы, хлопает хвостом по льду.
В этом месте лед также стал опасным: при каждом моем движении он тяжело «вздыхает», заставляя сердце вздрагивать. Пока я привожу жерлицу в порядок, флажок вновь загорается на снасти, стоящей на опасном участке, с которого я уже ловил сегодня щуку. Осторожно подхожу к ней, тщательно выбирая места, куда ступить, и решаю для себя: «Пусть тут хоть все щуки реки будут стоять - разбираюсь с этой поклевкой и прекращаю этот безрассудный риск».
И хотя на льду вскоре появляется 1,5-килограммовая хищница, снасть я сматываю и решаю постепенно убирать весь «глубинный» ряд, потому как через пару часов вода подмоет лед так, что мои жерлицы могут остаться там навсегда...
К обеду я практически убрал все снасти из опасных зон и остался с жерлицами, настороженными вдоль линии камыша на относительно толстом льду и глубине не более 1 м. В обычных условиях я предпочел бы завершить рыбалку - улов уже есть, а успех на таком мелководье меня вряд ли ждет... Но то ли из-за того, что не дают скучать «матросики», то ли из-за чувства, что льда завтра вообще уже может не быть - в общем, я продолжаю рыбалку.
В очередной раз оглядывая жерлицы, я замечаю сразу два горящих флажка. Скорее к ним! На обеих жерлицах катушки быстро вращаются.
Выжидаю и делаю подсечку на первой из них - тяжесть повисает и пропадает... Сход.
Вторая жерлица уже «пляшет» на ножке, сдав всю леску. Я подсекаю и устраиваю щучке 10-метровый слалом среди подводной растительности. Но вот ее размер не радует - 400 г, не более. Это представительница младшей группы щучьего детского сада, и я выпускаю ее с просьбой пригласить опытную воспитательницу.
Однако все воспитательницы, очевидно, ушли на длительный педсовет, и я вновь погружаюсь в ожидание поклевок. Два часа проходят почти в полном безмолвии. Удивительно, даже дуновения ветерка нет, тепло как весной. Лишь пару раз за все это время мирное пение птичек на деревьях прерывают щелчки выскочивших флажков. Но поклевки получаются нерезультативными, на живце остаются лишь слабые следы от зубов детишек-щурят. Так бывало и раньше, на мели всегда хозяйничали «карандашики».
Световой день в январе короток, до наступления темноты остается не более часа. Я уже решаю сматывать жерлицы, как вдруг прямо передо мной вскакивает флажок. Размотка спокойная, чинная - ну не может молодняк так размеренно двигаться! Да, видимо, кто-то серьезный решил поужинать - я ощущаю существенную тяжесть.
Щука и не собирается сдаваться, делая пируэты под лункой. Вода становится мутной, как кисель, и я теряю визуальный контроль над ситуацией. Несколько «перетягиваний каната» все же свидетельствуют о том, что заглот хороший, а леска находится в углу пасти хищницы.
Так и оказалось - засунув руку в воду я таки вытаскиваю хищницу на лед. Не такая уж и крупная, как показалась сначала, но явно тяжелее 2 кг! Это уже настоящая речная «мамка» - с темной широкой спиной и желтым отвисшим брюшком. Видимо, на мелководье нрав у щуки становится, как в пословице: «Палец в рот не клади».
Проходит еще четверть часа, и я замечаю, что небо совсем очистилось, и бледно-красное зарево заката продлит сегодняшнюю рыбалку еще на полчаса. Лед подсыхает, будто прихваченный морозом, но лунки не замерзают вовсе. Может, все же есть надежда на продление ледового сезона?
От мыслей о погоде и капризах природы меня отрывает хлесткий щелчок флажка, вскочившего на самом мелководье. Глубина там всего около 60 см! Я, крадучись, подхожу к жерлице, но это оказывается излишним - лески уже нет, щука минимум в 10 м от меня. Подсекаю, есть! И снова хорошая! Испытав на прочность леску, придонную траву, камыши, пятнистая все же поддается и занимает свое место рядом с предшественницей. Отлично, на два с половиной кило потянет! Вот они, вечерние «мамки»!
Теперь можно и собираться. Захватив ведро, иду к началу ряда снастей. Смотав половину жерлиц, почти в сумерках вдруг замечаю, что сработала самая последняя жерлица. Уже всерьез поверив в вечерний жор крупной щуки, я, забыв обо всем, в том числе и о багорике, спешу к месту сработки.
Лески на катушке нет, жерлица едва не выпрыгивает из дощечки, я подсекаю и вновь на том конце снасти чувствую тяжелые толчки. Метр за метром отвоевываю леску у щуки, но она и не думает сдаваться... Отчаянный рывок в сторону камышей, и тяжесть как бы притупляется - щука влетает в выступающий пучок стеблей. Но нет, она не сошла - это подтверждают продолжающиеся приглушенные толчки на конце мононити. Вот досада!
Я уже намереваюсь уйти к оставшимся жерлицам и предоставить щуке самостоятельно выпутываться, как вдруг натяжение лески пропадает. Судорожно выбираю слабину - выбралась все-таки зубастая злодейка на волю! Следующий подход к лунке для щуки становится финальным - более чем 3-килограммовая хищница ручным захватом извлекается на лед. Вот вам и мелководье!
Становится совсем темно, а ведь еще предстоит выходить там, где с утра заход едва не закончился плаванием. Быстро собираю остальные снасти, упаковываю улов и с замиранием сердца продвигаюсь к месту выхода. Хлюп! Правая нога ушла в пустоту и почти сразу уткнулась в илистое дно реки. То же случилось и с левой. Холодная вода быстро проникает в сапоги, обжигая ноги, но мне не до ощущений: не утонешь в воде, так завязнешь в тине!
В несколько шагов я преодолеваю оставшийся до берега метр, расталкивая прибрежную ледяную кашу. Стоя на берегу, с полностью сохраненными снастями и уловом, я чувствую себя намного лучше. Слава Богу!
Хотя эта рыбалка казалась мне последней в нынешнем ледовом сезоне, природа рассудила иначе: назавтра грянули морозы, и мне был сделан лучший в мире подарок к Рождеству - возвращение зимней рыбалки!
В последующие годы я несколько раз пытался повторить свой успех на мелководье, однако раз за разом моей добычей становились лишь те самые детсадовские щурятки. Секрет выхода солидных щук к берегу я еще не раскрыл, но твердо намереваюсь сделать это в будущих сезонах.

<<< Вернуться в раздел