Окуни, оказывается, любят грудинку

Красавец окунь

Свои зимние снасти я отвез в родительский дом, мы собирались порыбачить с отцом вместе, но семейный выезд сорвался... Но в воскресенье столбик термометра показал слабый минус, и рыбацкое сердце не выдержало, я все-таки решил поехать на один из карьеров, которые находятся на выезде из города. Ехал даже не за рыбой, а за тем ощущением радости, которое испытывает человек, сумевший вырваться из житейской суеты на природу.

Из оставшихся у меня дома снастей нашлась лишь одна удочка с единственной же блесенкой. Мормышек было в избытке, но в воскресенье утром мотылем вряд ли где разживешься, и я решил сосредоточиться на блеснении.

На льду группами и поодиночке расположились местные рыболовы. Лишь немногие сидели на месте, время от времени взмахивая руками при вываживании очередного ерша или окуня, большинство блуждали от лунки к лунке или, уже окончательно забыв о рыбалке, собирались группами и трапезничали. Все понятно: клев плохой. В ответ на мои расспросы ближайший рыболов смерил взглядом меня, мое легкое снаряжение, сделал вывод, что на водоеме я пробуду недолго, и с чувством явного превосходства обронил, что рыба-то, конечно, есть, но вот клюет привередливо...

Небольшая блесенка с привязанной утром красной ниткой на цевье крючка, сноровисто юркнула под лед, увлекая за собой мою надежду на поимку осторожного хищника. Опустив приманку на дно, я выдержал паузу в несколько секунд и взмахнул удильником. Блесна, описав в воде замысловатую дугу, возвратилась в первоначальное положение.

Поиграв ею, как мормышкой, и подняв со дна немного мути, я вновь взмахнул удочкой. И так несколько раз. Как правило, суета возле дна привлекает рыбу, а уж клюнет ли она - зависит от ее настроения и от игры самой блесны. Не будет активности у дна - переместим приманку в средние слои воды или под самый лед - надо найти, где сегодня концентрируется рыба.

Переходя от лунки к лунке, коих на этом пригородном водоеме в избытке, я все больше убеждался, что клева нет. Ну да ладно, главное, что побывал на водоеме, отдохнул душой, набрался сил на следующую неделю.

С этими позитивными мыслями наливаю себе чаю и начинаю готовить бутерброды. Невольно задерживаю взгляд на кусочке грудинки. Вспоминаю, что читал в рыболовной периодике о том, как для активизации клева рыболовы насаживали на крючки блесен кусочки нарезанной замороженной крови домашних животных. Да я и сам на сало когда-то ловил...

Пустив основную часть деликатеса на бутерброд, из оставшейся грудинки я нарезал аккуратные кубики. Пообедав, приступил к ловле. Приманка, несколько потеряв юркость от своего «багажа», ушла под воду.

Взмах, второй, третий... Осторожный «тюк», сбив отлаженную игру кивка, оповестил о первой за этот день поклевке. На поверхности показывается... ершишка.

Освободил его и отпустил подрастать, попросив на прощание позвать остальных обитателей подводного царства. Этот ерш оказался на редкость благодарной рыбкой и, похоже, действительно указал подводной братве на мою приманку. Не прошло и минуты после его освобождения, как последовала очередная, на этот раз яркая окуневая поклевка. Приманку как бы прижало, и после подсечки на льду заскакал первый красноперый красавец.

Я поправил насадку на крючке и вновь отправил блесну в воду. Первый взмах - пауза, второй - пауза... поклевка! Очередной «полосатик», удивленно шевеля плавниками, составил компанию своему предшественнику. Вскоре к ним присоединился и третий красавец.

Краем глаза замечаю, как привстал с ящика рыболов, не увидевший во мне конкурента. Немного помявшись, он подошел, понаблюдал за моими действиями (я, кстати, и не думал ничего скрывать) и, наконец, решился спросить:
- У тебя что на блесну нанизано?
- Деликатес, - коротко ответил я. - Угощайся.

Он с радостью взял презент и почти побежал к своим снастям, но, похоже, особых результатов в ловле не достиг и минут через пятнадцать уже просто сидел и следил за тем, что я делаю, в надежде понять причины моей удачи.

Да мне и самому хотелось их понять. Первая и, как мне казалось, решающая - это специфический запах, который привлекал рыбу. Это может быть. Но почему тогда у соседа нет клева? Он рыбачит на мормышку, я - на блесну. Значит, дело не в насадке.

Но ведь когда я снимал кусочек грудинки с крючка, клев сразу же прекращался, значит, свою роль эта насадка все же играет. Может, дело в приманке? Однако половина собравшихся в тот день рыболовов использовала блесны, но уловом, похожим на мой, никто похвастать не мог. Может, блесна особая? Да нет, обычная блесенка советских времен, неприметная, без явно выраженных особенностей. И все-таки блесна с подсадкой давала превосходный результат.

При очередном забросе я заметил, что блесна с грудинкой играет иначе, чем без нее. Она уходит плавнее, да и в толще воды располагается более горизонтально... Сложилось впечатление, что насадка замедляет резкий ход блесны в воде, приподнимает ее, заставляет более плавно снижаться.

Были бы возможность и время - я, пожалуй, поэкспериментировал бы: прицепил на крючок блесны шарик пенопласта и проверил свою теорию. Но придется этот опыт оставить до следующего раза. Похолодало, и, взглянув на часы, я понял, что пора сматывать удочку и собирать свой полосатый улов.

По пути к автобусной остановке я думал о том, что в этот день я нашел что-то новое в рыбалке, и в дальнейшем это можно будет использовать...

Деликатес для окуня

Автор: А.Фалалеев

<<<Вернуться в раздел