BelKamFish

Ловля налима поздней осенью

За налимом осенью

За налимом осенью

Конец осени и начало зимы — самое лучшее время для ловли этой необычной рыбы. Кто-то ловит налима потому, что окунь и щука уже надоели и хочется новых ощущений, я же ловлю налима исключительно из кулинарных соображений.

Думаю, мало кто из рыболовов любит сам процесс ловли этого ночного хищника. Да и за что: за малоподвижность рыбы и отсутствие ощутимой борьбы добычи при вываживании? Говорят, что налим оказывает слабое сопротивление, так как эта рыба очень чувствительна к болевым ощущениям. Может быть, так, а может и нет, потому что в уловах у нас бывают в основном небольшие налимчики весом редко более одного килограмма. Думаю, что налимы, обитающие на севере Сибири и достигающие 8—10 кг веса, все-таки способны заставить рыболова изрядно понервничать и попотеть.

Уверен, что не стоит сибирским рыболовам описывать характерные особенности строения тела налима, его анатомию и родственные связи с морскими рыбами — это и так многим известно. Всем знакома исключительная и характерная особенность налима — тяготение его к прохладным, а еще лучше — к родниковым водам. Данная особенность как раз обусловливает его неравномерное расселение. Чем выше к северу расположен водоем, тем численность налимьего населения и размеры особей увеличиваются. Вода, стылая большую часть года в северных районах, а также отсутствие многочисленных крупных промышленных предприятий создали там идеальные условия для процветания налимов. И наоборот, чем ближе к южным широтам, тем реже и мельче встречается эта порода, пока, наконец, совсем не исчезает, уступая место схожему по форме тела, однако ни в коем случае не сородичу, как считают некоторые рыбаки, многопудовому сому.

Неверно было бы полагать, что во всех северных реках и озерах живут исключительно крупные налимы. Если в одном водоеме местные рыболовы в период жора налимов становятся иногда счастливыми обладателями полупудовых трофеев, в других же, со сходными условиями, даже старожилы не припомнят на своей памяти поимку таких рыб. Чем обуславливается такой факт, сказать сложно, возможно, виной этому острая конкуренция с другими хищными рыбами, а возможно, какие-то другие, пока нам не известные причины.

Питается налим разнообразной живностью — червями, улитками, моллюсками, лягушатами, мелкой рыбой. Он ведет скрытный, ночной образ жизни, в поисках поживы передвигается только по дну и не бросается вслед за убегающей добычей на поверхность, подобно другим хищникам, поэтому никому из любителей ночной ловли налима не доводилось наблюдать его охоту. По сей день у некоторых рыбаков бытует мнение, что лакомым кусочком является снулый, раздавленный сапогом ерш, ибо, ориентируясь в ночной мгле чувственным осязанием, заключенным в единственном усике на нижней челюсти, налим быстро отыскивает излучающую резкий запах рыбешку. По моим наблюдениям, лучшим живцом для уженья налима являются его постоянные спутники жизни, обитающие также на дне: пескарь и ерш. Они всегда очень активны и долго не засыпают на крючке, более того, не исключена счастливая возможность при ловле на больших водоемах поимки ночной порой судака.

С установлением на водах первого прочного льда жор налимов достигает своего апогея. Темными длинными ночами рыщут они по отмелям, каменистым грядам и затопленным на малой глубине бровкам в поисках корма. Искать их сейчас нужно в заливах рек и проточных старицах. В качестве живцовых снастей можно использовать знакомые нам зимние жерлицы или поставушки. Зачастую предпочтение отдается первым из-за их универсальности. Скажем, жерличник, проводящий на водоеме несколько суток, в светлое время ловит щуку, а с наступлением темноты опускает живца на дно в тех же лунках, жестко фиксирует запас лески и заряжает флажок. Если посчастливится, то, придя утром, он с радостью увидит два-три вскинутых флажка, означающих, что два-три налима уже сидят на крючках, дожидаясь своей участи. Но встречаются отдельные места, где щука и налим жируют в различных, хотя и неподалеку расположенных районах. Тогда нет смысла переставлять жерлицы, проще в облюбованном месте раскидать поставушки, устанавливая прочное мотовильце поперек лунки и не забыв замести пушистым снегом снасть и лунку. Если клевое налимье место расположено неподалеку от населенного пункта, то в таком месте жерлицы и поставушки стоят всю зиму, а рыболовы ежедневно ходят их проверять, словно в магазин за хлебом. В плохие дни улов может состоять из одного налима, в удачные дни случается, что по налиму снимают с каждой жерлицы.

Самое лучшее время для рыбалки на налима — от начала ледостава и до нереста. Во время икромета можно устроить непродолжительную передышку, ибо в этот период налимы забывают про аппетит и трогаются с насиженных мест в сторону различных чистых притоков, чтобы, дойдя до их верховий, дать жизнь потомству. По окончании нереста часть налимов разбредается по окрестным омутам, и в случае достаточного количества корма остается в них до теплых дней, часть же скатывается к себе домой. Таким образом, приблизительно с февраля наступает посленерестовый жор.

До начала нерестового хода жерлицы на налима можно ставить на песчано-каменистых косах, в устьях ручьев и речек и на мелководных площадках вблизи крутых свалов в глубину — короче, где есть твердое дно и обилие снующей мелкой рыбешки.

Ловля налима живцовыми снастями довольно бесхитростна, если соблюдаются в благоприятном сочетании три условия, а именно: определенное время года, ненастная темень и правильно выбранное место. Первые два условия терпеливый и наблюдательный рыболов всегда может соблюсти, а вот третий фактор носит подчас загадочный (для новичков) характер. И действительно, разве угадаешь на большом пространстве воды именно то место, где периодически жируют ночные хищники. Не год и не два пройдет, прежде чем самостоятельными поисками обнаружатся желанные пятачки. А так — разве что случайно. Но уж коли наткнулся рыбак на удачу, стоит только получше зафиксировать ориентиры, и можно в последующем, отправляясь за налимом, заранее заказывать супруге своей ставить пресное тесто для рыбного пирога.

Когда поставушки остаются на ночь без надзора со стороны хозяина, нужно стремиться к возможно максимальному ограничению свободного хода предполагаемого самозасечения хищника, ибо при большой рабочей длине лески и малом весе свинцового груза налим беспрепятственно уходит в ближайшую крепь и оттуда его уже достать будет невозможно. В ранней литературе рекомендовали применять леску 0,6 и более десятых миллиметра и даже капроновый шнур, но, спрашивается, зачем? Леска диаметром 0,3 мм выдерживает на разрыв свыше 5 кг нагрузки, а при заходе добычи в коряжник или в камни и миллиметровая леска не поможет. Любой настоящий рыбак никогда не станет применять грубую снасть даже при ловле такой невзыскательной рыбы, каковой является налим.

Налим, почуяв и, наконец, схватив добычу, прочь не уплывает, как это наблюдается у щуки или судака, а чаще всего стоит на месте без движения, неспешно, все глубже и глубже засасывая несчастную жертву в свою утробу. Лишь затем он так же неторопливо отправляется дальше по своим делам, постепенно все сильнее заглатывая леску, пока крючок не вопьется в стенки желудка. Ловить налима живцовой снастью в расчете на своевременную подсечку почти невозможно, поскольку, как было оговорено, некрупный налим в момент хватки практически не подает никаких сигналов, а в момент обнаружения рыболовом потяжки лески крючок находится уже в чреве хищника. Поэтому данная ловля рассчитана в основном на самозасекание. Хозяину снастей остается лишь, если он бодрствует, не упустить добычу в крепь, ну а если он сладко почивает, уповать на то, чтобы этого не случилось. При вываживании налим упирается чрезвычайно слабо, и порой создается впечатление, будто на крючке находится вовсе не рыба, а какая-то палка или тряпка. Сходов пойманной рыбы, как правило, не наблюдается.

Что же касается фантастических уловов ночью, то это, я вам скажу, в большинстве своем — мечтания. Да, по теории, крупная рыба выходит из своих дневных убежищ на кормежку, когда на льду стихает шум от множества снующих взад-вперед рыболовов. Вот поэтому-то, придерживаясь устаревшей логики, и сидели наиболее горячие натуры по ночам возле своих лунок. Однако очень редкие из них могли наутро похвалиться даже несколькими полновесными «лаптями». Но тогда зачем же вновь и вновь ехали они из теплых углов в снежную темноту? — спросит неискушенный читатель. Да потому, что рыбаки ли, охотники ли — все они в основной массе своей романтики и мечтатели, любители тишины и природы. Вот потому-то и толкает их на ночной лед неподдающийся описанию заманчивый зов надежды. Вокруг тишина, чуть стылый воздух да маленькое пространство льда, ограниченное твоим шатром, из которого время от времени выбираешься наружу, чтобы глубоко вдохнуть некрепкого морозца, и не спеша, разминая затекшие спину и плечи, пройтись до соседнего колпака приятеля. Выманив его на воздух, побалакаешь о том о сем, попьешь с ним из термоса горячего чайку, неторопливо покуришь и опять восвояси — терпеливо ждать первой ночной поклевки. А когда она ночью будет, да и будет ли вообще — неизвестно...

<<< Вернуться в раздел