BelKamFish

Русская жерлица

Русская жерлица

Среди новомодных снастей - ультралайтов и квивертипов - легко затеряться простенькой, но отменно уловистой и в наше время рогульке-жерлице.
Описание этой снасти можно встретить еще у Леонида Павловича Сабанеева в его знаменитом труде «Рыбы России». Иллюстрация дает представление об основных элементах этой снасти, но и только. А ведь здесь есть свои нюансы, которые надо знать при установке жерлицы.
Особое внимание надо уделить установке шеста, на котором крепится жерлица-рогулька. Если расположить его вертикально, живец неизбежно захлестнется за него. Рыбка всегда будет стремиться или к шесту, или к траве, рядом с которой обычно устанавливается снасть.
Я давно заметил, что живец на перехлестнувшейся у какого-нибудь укрытия снасти потом всегда бодр и резв. Юркающий из стороны в стороны правильно выставленный живчик будет непременно схвачен свирепоглазой щукой или окунем-«горбачом». Если хватки все же не случится, то срок службы и жизни живца летом короток - не более 2 часов. Его собрат, обернувший леску через шест или стебель кувшинки, проживет раза в два-три дольше. Видимо, инстинктивно чувствуя преимущества пассивного состояния, рыбки всегда будут стараться захлестнуться за что-либо и как-либо, поэтому шест должен устанавливаться под наклоном примерно в 45° по отношению к поверхности воды.

Шест должен устанавливаться под наклоном примерно в 45°

Чем шест прямее, тем лучше. Обычно на лесных озерах идеальными шестами становятся сухие сосенки, отмершие на моховых болотах. Чтобы подстраховаться от излома вершинки, рогульку жерлицы можно дополнительно прихватить прочным шнуром ближе к толстой части шеста.
Другая частая ошибка - установка жерлицы на глубинах более 2 м. Во-первых, чтобы правильно установить снасть на таких глубинах, потребуется довольно длинный и тяжелый шест, который не всегда и везде можно найти. Во-вторых, я давно заметил и не раз в этом убеждался, что даже самая крупная щука рано утром выходит на мелководья, заросшие роголистником и кувшинками. Нередко она забирается в камыши, где бьет на отмели мелкую рыбу, поднимая страшную возню.
Эти же приемы использует и крупный окунь, стаей загоняя уклеек и верховок на те же мелководья и в камыши.
Правда, время его охоты обычно не совпадает с выходами щуки и приходится на более позднее утро, когда солнце поднялось уже довольно высоко. Это время благоприятно для греющейся и плавящейся поверху серебристой мелочи, а значит, и для полосатого хищника. Поэтому нет никакой необходимости забираться с жерлицами в глубокие места, чтобы потом, тыча шестом в воду и едва доставая дно, пытаться установить там жерлицы.
Теперь о самой жерлице. Снасть представляет собой простейшую рогатку, которыми пользовались когда-то (может, и сейчас?) хулиганистые подростки, выбивающие окна и охотящиеся за кошками. Рогульку можно сделать из развилок ивняка, при этом лучше выбирать более узкие.
С широких леска будет сматываться хуже, цепляясь за развилки, а во время хватки это может насторожить хищника и он выплюнет живца.
Более практичным современным заменителем деревянной рогульки может стать аналог, выпиленный из винипласта или другого схожего материала. Тогда не придется резать прибрежный кустарник, да и сама рогулька будет тяжелее, а значит, станет меньше раскачиваться от ветра, да и живец не будет «убалтываться» рывками прыгающей на ветру снасти. И проживет, конечно, дольше.

Рогульки

Леску лучше наматывать на высушенную и крепкую рогульку, иначе мононить просто сдавит и деформирует дерево.
Обычно леску используют довольно толстую, и не только из соображений прочности. Снасть обычно выставляется у травы, где щуки устраивают свои засады, а это неизбежно приводит к тому, что пойманная рыба будет стремиться уйти в заросли. Леска диаметром 0,5-0,6 мм легко выпутывается из кувшинок и режет самые «упрямые» стебли. Причем здесь есть еще один плюс - поскольку вываживание рыбы происходит без участия удилища, попросту руками, толстая леска не порежет пальцы, что непременно случится при ловле на тонкую, пусть и прочную леску.
К намотанной крест-накрест (восьмеркой) леске крепится грузило не крупнее «оливки» и вертлюжок с застежкой. Если живец насаживается способом «под спинной плавник» или «под спинной плавник и губу», то нет необходимости отстегивать поводок. Он может быть мягким вольфрамовым или подобным стальным. Крючки-двойники №7- 8,5, в зависимости от размеров хищников, которые водятся на выбранных участках, ведь в одних местах снасти крушат пудовые «крокодилы», а в других обитают преимущественно бледные и вытянутые «карандаши».
Сейчас почти неизвестен так называемый «финский» крючок. Его нетрудно сделать самому из хорошей сталистой проволоки - к примеру, фортепианной струны средних регистров. Крючок представляет собой короткое цевье с отходящими в стороны усиками-жалами, которые, конечно, надо тщательно заточить. Принцип работы прост и коварен, что подтверждает древнее происхождение крючка.

«Финский» крючок

Откуда пошло название, трудно сказать. Наверное, северные народы действительно приняли участие в его изобретении. Вспомните способ охоты, который описал Джек Лондон в «Сказании о Кише»:
«Он взял узкую полоску китового уса и показал ее всем. Концы у нее были острые, как иглы. Киш стал осторожно скатывать ус, пока он не исчез у него в руке; тогда он внезапно разжал руку - и ус сразу распрямился. Затем Киш взял кусок тюленьего жира.
- Вот так, - сказал он. - Надо взять маленький кусочек тюленьего жира и сделать в нем ямку - вот так. Потом в ямку надо положить китовый ус - вот так, и, хорошенько его свернув, закрыть его сверху другим кусочком жира. Потом это надо выставить на мороз, и когда жир замерзнет, получится маленький круглый шарик. Медведь проглотит шарик, жир растопится, острый китовый ус распрямится - медведю станет больно. А когда медведю станет очень больно, его легко убить копьем. Это совсем просто».
Жестоко, как жизнь... «Финский» крючок работает несколько по другому принципу, но суть похожа. Крючок двух-поддевный, жала не имеют бородок - они очень остро заточены и отогнуты назад. Во время хватки щука заглатывает живца головой вперед, при этом жала направлены вдоль тела живца по его ходу. Потом они встают враспор, и никакая щука не сойдет с такого крючка.
В чем еще плюс «финского» крючка? Он не имеет длинного и толстого цевья, как у фабричных двойников и тройников, и это позволяет насаживать живца способом «через жабры». Жесткий металлический поводок продевается через рот живца и выводится из-под жаберной крышки, а затем его петелька пристегивается застежкой к основной леске.
Фабричные двойники тоже можно использовать для подобного способа насадки живца, но их цевье слишком толстое и достает до жабр живца, что быстро приведет его в негодность. Цевье «финского» крючка находится во рту рыбки, а усики-жала действительно как усы располагаются вдоль жаберных крышек.
Минус подобного способа насадки в том, что живец в жару не выдерживает больше часа, особенно если использовать в этом качестве плотвичку и тем более окуня или уклейку. Жив-цы-карасики могут бойко бегать на леске весь день и еще ночь до утра, но не на всяком водоеме они по вкусу местной щуке. Тем не менее, все равно щуки берут, пусть и неохотно. Поэтому карася можно назвать идеальным живцом для летней жерлицы.
Зимой законы ловли совсем другие, и самым лучшим живцом будет та рыбка, которой много в этом месте и она является привычным кормом для хищника.
Если цеплять живца под спинной плавник обычным тройником, то он, конечно, проживет гораздо дольше, но тогда жерлицу не оставишь без внимания - надо постоянно быть рядом и успеть сделать подсечку. Но и тогда нет гарантии, что рыба окажется на крючке. При таком способе насадки живца обычно бывает много сходов. Ситуацию можно несколько улучшить, если добавить к основному тройнику короткий поводок с одинарным крючком, который цепляется дополнительно за губу живца.
...Почти у каждого любителя удочки, спиннинга и прочих снастей увлечение рыбалкой идет из детства. И, наверное, самые яркие пацаньи удачи часто на всю жизнь определяют выбор снастей и оснасток. Во всяком случае, главное место будет отводиться именно им снастям из рыбалки детства.
Всегда есть эпизод, который остается в памяти на всю жизнь - первый окунек, плотвичка, уклейка. Все это помнится, хоть и река уже другая, и природа. Кроме этих миловидных и некрупных рыбок у меня осталась в памяти и первая щука, которую я поймал своими руками, хотя, конечно, снасти были изготовлены и поставлены отцом.
На том озере, куда мы с отцом ездили до самого ледостава, по низким берегам были приткнуты сосновые плоты, которые называли «салками». С них мы и ловили, и ходили они даже под веслом. Другие, набухшие озерной водой, приходилось отталкивать шестом и вести большей частью по песчаным мелководьям. На некоторых плотах были сиденья.
В тот день отцу было не до рыбалки. Он пошел с ружьем по речке, по ее старицам и прилегающим низинным болотам, где кучно садилась утка, готовясь к перелету.
Для рыбалки погода была несносная: моросил надоедливый, хоть и теплый дождь, ватные тучи лежали на мокрых соснах. Озеро парило, терпко пахло багульником. Для охоты же с погодой обстояло все наоборот: утка шла низко и спокойно, а охотников тогда было мало. Некому было ее тревожить и выбивать из тинистых заводин. Оттого и торопился отец азартно. Мне же, восьмилетнему мальчишке, было одному на озере не совсем спокойно, но азарт также горячил кровь, да и привык уже.
Отец не слишком церемонился со мной в лесу - мол, «сам с усам», выживай и привыкай, а остальное придет. Теперь я вполне с ним согласен. Сюсюканье да постоянный пригляд - только во вред, со временем это входит в привычку и формирует трусливо-слезливого иждивенца, предпочитающего жить в виртуальном компьютерном мире вместе с орками и пляшущими медведями... Что такое природа, в особенности дикая, - остается ему неведомо.
Обойдя полозера, я нашел плот, тот самый, что под веслом способен идти. Оттолкнулся от берега шестом, а дальше уже пошел, поднимая буруны двухлопастным веслом, сделанным по принципу байдарочного. Встал в тихом заливчике, заросшем кувшинками. Едва пенопластовый поплавок плюхнулся на темную воду, как тут же исчез. Поклевка!.. Окунь брал жадно, на самый измочаленный обрывок червяка, почти на голый крючок.
Вскоре и скучно стало дергать полосатых... И вот тут-то и пришла дерзкая мысль - проверить отцовские жерлицы. Подошел к полосе кувшинок, протянувшейся по середине озера, и увидел, что одна из жерлиц выглядит как-то особенно. На сосновых шестах других жерлиц рогульки висели прямо и с леской, а эта смотрела в траву и белела пустой рогаткой. Туго натянутая леска тянулась в кувшинки. Была не была...
Подгреб к жерлице и взялся за леску. Тугая сила попыталась вырвать ее из рук. И от этой живой и несогласной силы меня взяли азарт и ярость добытчика, первобытного охотника.
Потянул на себя, а в кувшинках вдруг забурлило, взметнулась вверх тугой пружиной щука, блестя золотым боком! Страшно, азартно... Нет, не уйдешь! Поволок ее дуром, благо отец тогда леску ставил аж миллиметровую.
Вскоре уже под плотом зарыскала щучища, выгибая темную спину и открывая пасть. Хвать ее руками - и на плот, а сверху курткой накрыл да всем телом навалился!
Потом уж только наловчился хребет надламывать да колотушку стал брать на плот. А тут пришлось на щуке сидеть, пока к берегу подгребал.
На берегу принялся вытаскивать из пасти «финский» крючок, но не знал щучьих повадок и сунул ей в пасть руку. Ну, а дальше...
Все, как и должно было случиться... Радостно-зло щелкнула пастью моя добыча, а мне - хоть реви. Не отпускает, зубастая. Дождался, когда вздохнет щука судорожно, тогда и выдернул ладонь. Но болело тогда и гноилось прихваченное зубами место не одну неделю.
Вечером пришел отец, сел к костру, что я развел уже умело, и начал уток ощипывать. Глянул лукаво, видя мою загадочную и молчаливую улыбку во всю пацанью восторженную физиономию:
- Как успехи, рыбачок? Окушков, видимо, надергал немерено?
Хотел я оттянуть миг торжества, но не вытерпел. Кинулся к моховине, куда щуку спрятал, вытянул ее, пятнистую и золотую, да задрал руку повыше, тряся ее и захлебываясь рассказом, как все было. Про то, что и наказать могут за самовольство, как-то не вспомнилось.
А отец и слова ругательного не сказал, только потрепал по голове да щуку на руке прикинул:
- На три с полтиной будет, - протянул одобрительно, а мне на все пять щука виделась, как обычно у рыболовов бывает, даже маленьких...

Мне на все пять щука виделась

<<< Вернуться в раздел