Мушка для... густеры

Мушка для... густеры

С каждым годом я все больше поражаюсь широким возможностям нахлыстовой снасти. И стараюсь рассказывать о них рыболовам центра и юга России, где не водятся такие «нахлыстовые» рыбы, как лосось и форель.

Эти способом можно прекрасно ловить многие широко распространенные «равнинные» виды рыб - такие, к примеру, как окунь, плотва, красноперка, не говоря уж о классических «охотниках» за искусственными насекомыми - голавле, язе, чехони и жерехе.

Просматривая литературу по нахлысту, мы почти не встречаем случаев поимки таких глубинных рыб, как лещ, синец или густера, хотя и это вполне допустимо, если иметь в виду, что эти рыбы питаются падающими и тонущими насекомыми и их личинками на разных стадиях. В основном здесь могут использоваться имитации с утяжелением ручейников, веснянок и ракообразных, больше всего бокоплавов.

Думаю, что в перспективе обретут популярность переходные формы ловли от поплавочной к легкому спиннингу и нахлысту.

Как-то раз, много лет назад, в среднем течении Дона мне удалось наблюдать питание густеры на самой поверхности реки, плавящейся вместе с другими рыбами при массовом вылете поденки. Тогда мы еще весьма приблизительно представляли себе занятия нахлыстом, а в литературе о густере как о «нахлыстовой» рыбе не упоминалось. Потому-то никто и не пытался ловить столь донную бентосоядную рыбу на мушки.

Углубляя свои знания в возможностях нахлыстовой снасти, мы стали понимать его неограниченные особенности, особенно в обращении с тонущими мушками и тонущими шнурами.

Используя утяжеленные мушки при зимней рыбалке, я иногда попадал на питающуюся густеру на больших глубинах.

Пробуя утяжеленные мушки для поиска голавля под крутыми речными обрывами, мы наткнулись на какие-то странные поклевки. Небольшой заливчик с песчано-илистым дном полого переходил под водою в яму между двумя упавшими деревьями головлятниками - так мы называем упавшие в воду в половодье стволы прибрежных тополей, любимых стоянок голавля.

Обычно в таких местах я боялся углублять мушку из-за невидимых подводных веток упавших деревьев.

В тот момент у меня на поводке была привязана имитация бокоплава, весьма тяжелая, дававшая эффект при ловле осторожных голавлей покрупнее, сидящих в засадах под обрывами.

Поначалу мне показалось, что мой «Бокоплав» цеплялся за препятствие на дне, возможно, ветку, и я опасался подсечь и лишиться хорошей мушки.

Впрочем, на голавлиные эти поклевки не походили - голавль брал гораздо резче и редко срывался, засекаясь глубоко в глотке.

Заменив «Бокоплава» более мелкой мушкой, я дал шнуру лечь дугою на течении, одновременно притормаживая и давая мушке затонуть поглубже.

Первая рыба сошла уже при подтягивании к поверхности, и я не успел разглядеть ее получше, но она не походила на голавля с его черно-красным оперением.

Мою резиновую лодку на сильном течении едва удерживал небольшой якорь, то и дело срывающийся на крутых фарватерных обрывах, нисходящих ступеньками на глубину. В таких местах только успевай управляться со шнуром, которому едва удается выпрямляться меж двух затопленных деревьев в трехметровом пространстве залива.

Примерно на пятом забросе я все же положил шнур во встречную обратную струю, и мушка легко ушла на дно. По длине затонувшего поводка - 2 м с лишним - смог определить глубину свала, и когда его дальний конец с «Бокоплавом» достиг дна, дернулся конец светлого плавающего шнура...

Рискуя воткнуть затонувшую мушку в подводный пень, я все же резко взмахнул удилищем в попытке выбрать одним махом весь плавающий конец шнура вместе с «лидером», и такая резкая подсечка проводником передала усилие на крючок. Подтягивая левой рукой шнур, я вытянул рыбу на поверхность и, не встречая сопротивления, как идущего поверху подлещика, подтащил ее к лодке.

Рыба оказалась густерой, вполне обычной для поплавочной ловли, но весьма редкой в нахлысте, и хотя размером она была с ладонь, я все же записал ее в актив новых для меня рыб, пойманных именно этим изысканным способом.

Второй случай поимки густеры нахлыстом представился мне только весной, во время ее нерестового жора, у самой кромки камыша на Манычских водохранилищах. И это была, пожалуй, единственная возможность подобраться к этому виду придонных рыб мокрыми мушками на глубине до полуметра.

В остальное время густера для нахлыстовика средней полосы наверняка будет редкой добычей - она не менее осторожна, чем горная форель.

Надо заметить, что южная густера - вполне достойный противник. В водохранилищах при нересте и после него она собирается в стаи, в которых можно увидеть самок весом до 400-600 г. Нападает она на наживку с не меньшей активностью, чем амазонская пиранья!

Густера выходит жировать к берегу в течение всего лета, но только в самые ранние часы, и тогда на рассвете ее можно поймать на мушку на глубинах до 1 м.

В более позднее время, среди дня, густеру даже лучшей прикормкой не выманишь на глубину меньше 1,5-2 м. Вот тут-то и потребуется работа с утяжеленными мушками и, скорее всего, шнурами с тонущим концом.

Конечно, такие шнуры при подъеме с глубины весьма тяжелы в обращении, и рука быстро устает, но преимущество наших южных равнинных рек по сравнению с горными реками состоит, как ни странно, в мутности воды - это дает нам возможность ловить на близких расстояниях с короткими тонущими поводками. Главное - доставить имитации личинок поденок и бокоплавов к стоящей на сравнительно неглубоких свалах рыбе.

Рыба оказалась густерой

Автор: А.Гузенко

<<<Вернуться в раздел